ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

29

Сквозь пыльное оконное стекло Борис увидел комнату со столом и двумя стульями, где никого не было. Он потянулся к ручке двери, но Кондратьев отстранил его, увел за собой к деревьям.

Вернулись разведчики. По их словам выходило, что с трех других сторон дома – лишь темные окна. Но если на первом этаже компенсирующие очки позволяли разглядеть безлюдные комнаты, то на втором – одна чернота.

– А стало быть, – вполголоса сказал Кондратьев, – они там и прячутся, за шторами. Где же еще?

– Может быть, тут есть подвал, – предположил Игорь.

– Станут они сидеть в подвале, как в ловушке…

– Почему они? – вмешался Стае. – Наверное, он там один, не считая девушки.

– Лучше переоценить противника, чем наоборот, – наставительно произнес Олег.

– Кстати, о ловушках, – проговорил Владимир. – Зачем внизу свет? Просто забыли? А если…

– Что «если»? – Олег пожал плечами. – Минировать сами себя они не будут…

– Наша задача – разведка, – напомнил Стае. – А мы ничего не знаем. Сколько их? Где девушка?

– А попусту болтая, ничего и не узнаем, – сказал Кон­дратьев. – Так… Берете дом на прицел с четырех сторон. А я попытаюсь потихоньку проникнуть в дверь и пробраться на второй этаж. Посмотрю, послушаю…

На сей раз фасад достался Стасу. Игорю – восточная сторона, западная – Владимиру, а северная – Борису и Олегу.

Кондратьев подошел к двери и взялся за ручку. Приготовленная отмычка не понадобилась – дверь отворилась.

На втором этаже мелодично прозвенел звонок.

– Ах черт! – воскликнул Свиридов и перекинул рычаг.

Гориллы схватились за автоматы.

Панель повернулась. Стволы тяжелых пулеметов приняли горизонтальное положение, с грохотом извергли огонь.

Первая же пуля врезалась прямо в грудь Кондратьева, туда, где его защищала самая толстая пластина бронежилета. Удар был настолько силен, что Кондратьева выбросило назад в дверь, и он потерял сознание. Стоявший под прикрытием деревьев Стас получил две пули в правую руку, другие пули разнесли лазерный прицел его «беретты» и заклинили затвор. Лежа на траве, Стас левой рукой выхватил пистолет. Но судя по интенсивности огня, в доме засело человека четыре с пулеметами… Стае метнул в окно две гранаты, и от невыносимой боли в раненой руке у него потемнело в глазах. Он упал ничком. Громыхнули взрывы, и расстрельная машина замолкла.

Тактика Свиридова сработала. В самом начале боя противник лишился двух активных единиц. Полковник выскочил на лестницу, поливая наугад из «Калашникова».

Снизу Владимир открыл огонь по окнам второго этажа. Подбежавший Борис рывком опустил ствол его «беретты».

– Что ты делаешь?! А если Оля там?! Гориллы Свиридова скатились по лестнице вслед за пол­ковником. Медведь и Вальтер вырвались из дома с беспорядочной пальбой. Полковнику это не удалось, потому что Игорь всаживал в дверь пулю за пулей, отрезая Свиридова от его армии.

Пуля, посланная Медведем, пронеслась так близко от лица Владимира, что сорвала с него очки. Ругаясь, Владимир сменил магазин «беретты» на тот, что был в подсумке, и принялся лупить зажигательно-трассирующими, видными в темноте. Угол дома загорелся. Пламя жадно вгрызалось в сухое дерево, и Свиридов ничего не мог с этим поделать. Оставалось только бежать в подвал, там есть другой выход наружу.

Под прикрытием огня Олега Борис бросился в дом, его выстрелы вышибли автомат из рук Свиридова. Преследуя полковника по пятам, Борис ворвался в подвал, Олег за ним.

В мрачном коридоре они остановились. За которой из дверей исчез противник? Вон та, кажется, неплотно закрыта…

Борис распахнул дверь. Свиридов возился со средневековым устройством, охватывающим голову Иллерецкой. Он не хотел терять источник информации, надеялся удрать вместе с девушкой, но не успел.

Градов прицелился. Красное пятнышко лазерного луча засветилось на лбу Свиридова.

– Стой! – заорал полковник, выдергивая какое-то кольцо из часового механизма. – Не стреляй! Вот пружина! Если я отпущу рычаг, эти чертовы гвозди пробьют ей башку!

– Он не лжет, Борис, – прошептала девушка, вся в слезах, бледная от боли. – Ты пришел слишком поздно…

Компенсирующие очки на глазах Бориса давали возможность рассмотреть смертоносный механизм очень подробно. Борис видел, что угроза противника – не пустой звук. Убив врага, Градов не сумеет перехватить рычаг. Вот если бы подобраться поближе…

Он сделал шаг.

– Стоять! – скомандовал полковник, скорчив гримасу.

Наверху шла ожесточенная схватка. Раненный в ногу Владимир прикончил Медведя гранатой, но не смог подключиться к Игорю в погоне за Вальтером.

Еще секунда, и Вальтер уйдет, затеряется в зарослях… Игорь дважды выстрелил одиночными. Вальтер упал, но он не был ранен. Он отползал за будку с бревенчатым накатом, напоминающую вход в блиндаж. Эта будка – неплохое укрытие и огневая точка, а Игорь ярко освещен пламенем пожара.

Вальтер водил стволом «Калашникова». За его спиной мелькнула тень – это был Кондратьев, вышедший из состояния шока. «Беретта» коротко и зло исполнила барабанный реквием. Вальтер уткнулся лицом в землю. Больше он не шевелился.

– Где Борис и Олег? – крикнул Кондратьев.

– Там, в доме. – Игорь подбежал к будке. – Уже не пройти, все горит…

– А это? – Кондратьев кивнул на бревенчатое сооружение. – Зачем тут эта конура, если там нет хода в подвал дома?

Прочная дверь была заперта. Автоматные очереди не помогли, а взрыв гранаты мог завалить предполагаемый ход. Игорь выхватил из подсумка штык-нож, раскромсал дерево вокруг замка и дернул ручку изо всех сил. Полетели щепки, замок выломился из дверного полотна.

От порога лестница уходила вниз, в темноту. Кондратьев начал спускаться первым.

Свиридов, пользуясь ситуацией, приказал Борису и замершему за его спиной Олегу бросить оружие. Пришлось повиноваться… И тут Борис увидел, как открывается дверь за спиной Свиридова. Он хотел закричать, предупредить Кондратьева… Поздно.

Кондратьев выстрелил в Свиридова сзади. Тот пошатнулся, но, прежде чем его рука разжалась на стопоре пружины, Борис прыгнул вперед и вцепился в рычаг.

Свиридов свалился на пол. Борис, напрягая все свои силы, сдвинул рычаг. Стальные стержни, из-под которых по щекам Оли стекали струйки крови, отошли от висков девушки. Кое-как Градов с помощью Олега закрепил стопор тугой пружины, расстегнул ремни на подлокотниках. Изматывающее нервное напряжение Бориса привело к тому, что Игорю, Олегу и Кондратьеву пришлось тащить наверх не только Иллерецкую, но и его. Никто не проверил, мертв ли Свиридов… А тот, превозмогая адскую боль в спине, встал, покачиваясь, как пьяный. Это было отчаянное усилие, возможное лишь благодаря резервам психики в состоянии шока. Но резервы эти тут же истощились. Свиридов шагнул куда-то в пространство, потерял равновесие и рухнул на железный трон смерти, где только что сидела Ольга. От сотрясения плохо закрепленный Борисом стопор сорвался. Стальные стержни с хищным хрустом проломили череп злополучного полковника. Хлынула кровь последней жертвы чудовищной машины.

Огонь добрался до аккумуляторов, и все лампы в подвале погасли.

Наверху, подальше от горящего дома, который мог вот-вот обрушиться, Олег сделал Иллерецкой инъекцию стимулятора. То же не помешало бы и Градову, но он, едва держась на ногах, отправился помогать раненому Стасу. Игорь перевязывал Владимира.

Опираясь на плечо Бориса, Стае подковылял к Кондратьеву.

– Все живы? – прохрипел он.

– Да, все. Неважная операция, могли бы сработать и почище. Моя вина, но все живы.

Крыша дома с треском провалилась. К ночному небу взметнулся сноп искр. Градов снял ненужные компенсирующие очки. Оля подошла к нему. Слезы смешивались с кровью на ее лице, но она улыбалась.

– С этой раскраской ты похож на Фредди Крюгера, – сказала она.

Борис обнял ее. Так они стояли молча, их черные силуэты четко проступали на фоне пламени.

83
{"b":"5555","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черный человек
Против всех
Укрощение дракона
На подступах к Сталинграду
Узнай меня
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Заплыв домой
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Под северным небом. Книга 1. Волк