ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Сама себе психолог
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Могила для бандеровца
Укрощение строптивой
Сильнее смерти
Чистовик
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
A
A

«И ты узнаешь правду, и правда сделает тебя свободным».

Местечко в штате Вирджиния называлось Лэнгли, а здание – штаб-квартирой Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов Америки.

Джейсон Холт разделся в гардеробе, поднялся на второй этаж и долго шагал по нескончаемому коридору. В кабинете за полированной дверью без таблички его ждали двое.

– Привет, Джей, – полковник Коллинз пожал прибывшему руку. Сидевший за столом консультант Госдепартамента по вопросам стратегического планирования Брэндон Уиллис (тот самый, что на вилле «Диана» представился Корину как Ричард Макинтайр) только кивнул.

– Добрый день, мистер Уиллис, – сказал Холт, плюхаясь на неудобный стул. – Устал чертовски… Сейчас бы пару кружек пива, горячую ванну – и спать сутки напролет…

– Похоже, что спать сутки напролет становится нашим обычным стилем работы, – проворчал Уиллис. – Во всяком случае, если судить по результатам. Рассказывайте, Джей. Мы получили ваш экспресс-отчет из Бонна, и должен признаться, меня он мало обрадовал.

– Сэр, могу я еще раз взглянуть на ту фотографию?

Коллинз вынул из шкафа папку, а из папки – черно-белый фотоснимок. Это изображение было рождено в лаборатории, его наколдовали эксперты по указаниям Корина после его возвращения из Бразилии, с нацистской подземной базы Рейхсштадт. Предполагалось, что человек на снимке обладает максимально возможным сходством с экс-штандартенфюрером Итцелем.

Холт (можно называть его так, если уж так называли его Коллинз и Уиллис) снова пристально вгляделся в виденную им десятки раз фотографию.

– Это он, – уверенно заявил Холт. – Изменена форма носа и подбородка, но это он, Итцель, будь он неладен. Стивен Дадли – а после встречи со мной какой-нибудь Мик Джаггер из штата Роллинг Стоун. Он был от меня на расстоянии вытянутой руки. Я говорил с ним два часа! И ноль в итоге. Упустили, больше встречи не будет. Это вы виноваты, полковник! Я настаивал на наружном наблюдении,

– Тогда вы встретились бы не с Итцелем, а сначала с рыбами на дне Темзы, а потом с Господом Богом, – огрызнулся Коллинз. – Проклятье! Вся работа псу под хвост. Ухлопать чертову уйму времени и денег, создавая вам имидж симпатизирующего нацистам наркодельца, упрямо подсовывать вас Итцелю, преуспеть в этом и вот…

– Зато я раздраконил кучу настоящих наркодельцов, – скромно похвастался Холт.

– А! – Коллинз расстроенно махнул рукой. – Итцель перехитрил нас, мы его недооценили…

– Рано или поздно мы его возьмем, – вмешался Уиллис, – но как дорого время! Вы еще не знаете, джентльмены, это получено утром. В Буэнос-Айресе совершено нападение на армейский грузовик, перебита охрана, похищена партия оружия. По мнению специалистов аналитического отдела, почерк организации «Тень»… Сколько зла они еще успеют натворить, пока мы… Тьфу!

– Одна ниточка есть, – Холт бросил фотографию на стол, она поехала по гладкой крышке к Уиллису. – Согласно нашим предварительным разработкам, я раскрыл лже-Стивену Дадли свою информированность о Везенхалле. Он утверждает, что в замке находится его непосредственный помощник…

– Кто? – напряженно спросил Коллинз.

– Если бы я знал! Ах, как славно было бы сбросить на этот долбаный замок штрумовой десантный отряд!

– Зачем? – бархатистый голос Уиллиса прямо-таки источал неприкрытый сарказм. – Там собрались аристократы, лучшие люди, столпы общества… По-вашему, они станут отстреливаться? Чтобы арестовать их всех, достаточно одного полицейского. Все, чем они отреагируют – удивленно-снисходительное поднятие бровей, но вот что начнется потом…

Вам не хуже, чем мне, известно, Джей, что мы не можем и пальцем их тронуть.

– В Везенхалле работает Корин, – напомнил полковник.

– Корин не получил конкретного задания.

– Ему не нужно конкретное задание, – сказал Коллинз. – Довольно того, что он там. И если, когда он вернется, мы не узнаем всего, что хотим знать, мы никогда этого не узнаем.

– Вы так верите в Корина? – Уиллис иронично склонил голову набок.

– Я работал с ним, – кратко ответил полковник.

Уиллис промолчал, глядя на лежащий перед ним фоторобот Итцеля. «Мы никогда этого не узнаем»? Очень может быть, что эта фраза полковника окажется более пророческой, нежели его оптимизм.

35

Это был плохой день, и машина Корина добиралась до Берна два с половиной часа, хотя расстояние от Везенхалле было невелико. «Опель-Омега» скользил по обледеневшим серпантинам, не единожды Корин рисковал сорваться в пропасть или разбиться вдребезги о скалу.

Сильно мешал и коварный боковой ветер, избравший тактику партизанской войны: он набрасывался исподтишка и тут же прятался в горах до следующей внезапной атаки.

Корин расслабился, только когда въехал на городские улицы, и «Опель-Омега» устремился вдоль кованых оград ухоженных парков, уютных даже зимой, надменных банковских фасадов и фешенебельных зеркальных витрин. Корин неважно знал город и потому затормозил, увидев полицейского.

– Хелло! – Он помахал рукой из приоткрытой двери и перешел на школьный немецкий. – Как мне найти оружейный магазин, офицер?

Полицейский наклонился к машине, улыбнулся вежливо.

– Магазин оружия? Их поблизости несколько. Господина интересует охотничье оружие, спортивное, для самозащиты?

– Последнее.

– Тогда вы совсем рядом. Вон за тем углом повернете направо и увидите длинный дом из красного кирпича.

– Спасибо, – Корин хлопнул дверцей и неспешно тронул машину.

Над входом в оружейный магазин крепилась вывеска с короткой немецкой фразой, выполненной готическим шрифтом. Корин перевел ее как «Спасай себя сам», но он не сомневался, что для швейцарца она звучит гораздо изящнее.

Внутри горел мягкий свет, на бархате под стеклом лежали газовые пистолеты разнообразных моделей, боеприпасы к ним, газовые баллончики, сирены-телохранители, электрошокеры и прочие побрякушки, совершенно бесполезные против сколько-нибудь опытного преступника, но дающие их обладателю чувство защищенности. В углу, в отдельном шкафу, солидно поблескивали стволы настоящего, боевого оружия. Купить его в Швейцарии было не проще, чем протиснуться в игольное ушко, а иностранцу – и вовсе невозможно. Однако Корин и не собирался покупать оружие.

Он подошел к прилавку, по-немецки окликнул продавца. Обходительный молодой человек, видя, что у клиента проблемы с языком, великодушно предложил:

– Говорите по-французски, мсье.

– О, благодарю вас! – в лингвистической стихии Дюма и Жюля Верна Корин чувствовал себя значительно свободнее. – Мне нужны холостые патроны двадцать второго калибра ЛР, шесть штук.

– Патроны продаются только коробками, мсье.

– Хорошо, тогда коробку.

– Двадцать франков, мсье.

Пока продавец упаковывал коробку патронов в фирменную бумагу с адресом магазина и рекламными призывами, Корин спросил:

– Где-нибудь неподалеку есть магазин, торгующий электроникой?

– Простите?

– Бытовая электроника, видео, стерео и все прочее.

– А что именно мсье хотел бы приобрести? Мы торгуем не только средствами самозащиты, в соседнем отделе вы можете найти все, что угодно – от футболок с портреами рок-звезд до компьютеров.

– Мне нужен диктофон – маленький, чтобы уместился в кармане пиджака, с чувствительным микрофоном… И одна кассета.

– «Фрэндли Спай» вам подойдет?

Этими диктофонами пользуются журналисты, – он подмигнул, – когда не хотят, чтобы собеседник знал, что разговор записывается.

– Подойдет.

– Сейчас я принесу… Двести пятьдесят франков.

С диктофоном и коробкой патронов в руках Корин покинул магазин, сел за руль «Опеля». Вскрыв коробку, он вытянул из ячеек шесть золотистых цилиндров со сплющенными верхушками, положил в карман, а коробку бросил на заднее сиденье. Потом он распаковал диктофон, вставил батарейки и кассету, проверил качество записи и пристроил «Фрэндли Спай» во внутреннем кармане пиджака. Только тогда Корин запустил двигатель и отъехал от магазина.

32
{"b":"5556","o":1}