ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Район, куда он направлялся, застроенный богатыми виллами и престижными особняками, был знаком ему лучше, и Корин почти не плутал. Он остановил машину перед фигурными решетчатыми воротами, преграждающими путь к элегантному двухэтажному дому, вышел и нажал кнопку звонка у калитки.

Его впустили, и в этом доме Корин провел следующие два часа.

36

В Везенхалле Корин возвращался около пяти вечера, и к этому времени погода испортилась окончательно – мощные обогреватели «Опель-Омеги» с трудом справлялись с пронизывающим холодом, опустошая аккумулятор. На стоянке Корин не увидел «Ниссан-Президента», и у него защемило сердце от предчувствия беды.

Как спринтер, он ринулся к замку, отворил массивную дверь. В холле его не встретил дворецкий, но по лестнице уже сбегал Джон Уэстбери – очевидно, он ждал Корина с нетерпением.

– Что случилось? – крикнул Корин, ибо по лицу англичанина только слепой не прочел бы: что-то действительно случилось.

– Барон исчез.

– Эстерхэйзи?! Черт! А письмо?

– Похищено.

– А, превосходно… Но что с бароном? – не дожидаясь неразворотливого дворецкого, Корин снял плащ, швырнул на перила лестницы. – Рассказывайте скорее…

– В два часа он не появился в обеденном зале… Все собрались на ленч, но барона не было. Двадцать минут, сорок…

Я проверил его комнату – никого. Библиотека, курительная, другие помещения – его не было нигде. Тогда я забеспокоился основательно, осмотрел стоянку – его «Ниссан-Президент» испарился.

Я решил было, что барон уехал – а что подумали бы вы на моем месте?

– Я? Гм… Продолжайте.

– Но на меня буквально ураганом налетела Марианна Эстерхэйзи. Она уверяла, что барон ни при каких обстоятельствах не мог уехать, не предупредив ее. Тогда я организовал поиски в замке. Мы облазили каждый квадратный сантиметр, подвалы, чердаки… Леди Брунгильда показала нам заброшенные кладовые, куда никто не совался с прошлого века, замурованный отсек винного погреба… Мы осмотрели все, Корин, и я могу с уверенностью утверждать: барона Эстерхэйзи нет в замке, ни живого, ни мертвого. Но почему он уехал?! Марианна говорила…

– Постойте, Джон. Вы в самом деле полностью уверены, что осмотрели все?

Или только те места, куда вас водила леди Брунгильда? Увлекшись раритетами прошлого века, вы могли просмотреть очевидное…

– Да нет, невозможно. Я проводил обыск по всем полицейским правилам, вовсе не полагаясь на леди Брунгильду, она лишь помогала…

Корин с размаху сел на нижнюю ступеньку лестницы.

– Я ничего не понимаю, – признался он. – Если я во всем прав… А это так…

Барон должен быть в замке! Под какиминибудь подъемными плитами в одном из подвалов можно спрятать труп…

Уэстбери вздрогнул.

– Вы полагаете, барон убит?

– Это единственное объяснение… Или я полный идиот…

– Но, Корин… Я бы заметил даже эти гипотетические плиты… А «Ниссан-Президент»?

– Тот, кто убил барона, мог недалеко отогнать машину и вернуться пешком…

Кстати, как вы объяснили остальным тот факт, что в замке не было и меня?

– Объяснил, что отправил вас в Альтшвиц, в аптеку, выяснять, кто и когда покупал тоноксил…

– Разумно… Но почему вообще состоялся этот двухчасовой ленч? Раньше такого не было.

– Не знаю. Всех оповестила экономка.

Возможно, ей надоело готовить для каждого отдельно, вот она и накрыла на всех в обеденном зале.

Корин встал, снова оделся.

– Джон, я еду на поиски… Забегу сначала на минутку в свою комнату, а вы пригласите сюда леди Брунгильду. Мне некогда будет заходить к ней, очень уж далеко, а я хочу задать ей вопрос…

Корин умчался наверх по лестнице, а Уэстбери поднялся вслед за ним, свернул в противоположную сторону, постучал к леди Брунгильде и попросил ее спуститься в холл. Хозяйка Везенхалле была очень недовольна, но последовала за англичанином. Внизу ее недовольство возросло еще больше, потому что Корина пришлось ждать долго, и, когда он показался на ступеньках, леди Брунгильда не скрывала раздражения.

– В чем дело, мистер Торникрофт?

– Простите, леди Брунгильда… Мистер Уэстбери рассказал мне обо всем, но я предпочел бы уточнить у вас, потому что вы знаете Везенхалле, а он – нет.

Можете ли вы гарантировать, что ни одна комната, ни одна некогда заложенная кирпичами ниша, ни один скрытый участок подвала не избежали осмотра? ч

– Могу ли я гарантировать? – Если бы не воспитание леди Брунгильды, она напоминала бы кипящий чайник. – Другими словами, знакома ли я с устройством собственного дома, мистер Торникрофт? Вы это хотите сказать? – не давая Корину вставить ни слова, она поставила финальную точку с неподражаемой интонацией. – Да, я могу это гарантировать.

И если это все, позвольте мне вас оставить.

Когда леди Брунгильда величественно удалялась, даже от ее спины исходили волны возмущения.

– Напрасно вы, Корин, – укоризненно выговорил Уэстбери, едва владелица замка очутилась вне пределов слышимости. – Могли бы и сразу мне поверить. И куда это вы намерены ехать? Тут три дороги, в Берн, Монтре и Альтшвиц.

Барон… Хорошо, скажем, автомобиль барона мог укатить в любом направлении.

– У меня свои соображения.

– Вот как… Ну, так я повторяю вам: в замке нет ни Эстерхэйзи, ни его трупа.

– Джон, я не готов обсуждать эту тему. Когда я вернусь…

– Вы обещали выложить карты на стол по возвращении из Берна! Скажите хотя бы: вы знаете, кто и почему убил Уинвуда?

– Да.

– И вы можете это доказать?

– Нет. Джон, происшествие с бароном Эстерхэйзи – такая же загадка для меня, как и для вас. Это не укладывается в мою схему, и этого я не предусмотрел.

Поэтому подождите еще немного…

– Я с вами.

– Нет. Кто-то из нас двоих должен оставаться в замке. Две пары глаз – лучше, чем одна, но еще лучше, когда они контролируют разные места, так больше видно.

Корин быстро вышел из холла, провожаемый рентгеновским взглядом Уэстбери – тысяча единиц жесткого излучения.

Двигатель «Опеля-Омега» на морозе завелся неохотно. Корин повернул машину на дорогу к Альтшвицу, но как только замок скрылся за поворотом, остановил «Опель» на обочине, закурил и задумался.

Существовали три вероятных варианта случившегося. Первый – барон Эстерхэйзи был убит в замке, там же спрятано и тело, что бы ни говорил Уэстбери. Второй – барона заманили в «Ниссан-Президент», убили и вывезли труп. И третий – Эстерхэйзи жив и здоров, но по какой-то непонятной причине решил уехать из замка, не предупредив Марианну.

Третий вариант никак не проверишь, но если верен один из предшествующих, «Ниссан-Президент» находится где-то в окрестностях.

Корин отжал сцепление, надавил на газ и на первой скорости свернул с дороги, перевалив невысокий снежный барьер.

К сожалению, на замерзшей льдистой шуге не могло сохраниться следов, пусть и тяжелой машины. Приходилось искать наугад.

«Омега» буксовала на льду, не всегда послушно разворачиваясь в ту сторону, куда желал направить ее Корин. Колеса зависали над обрывами, куда беспрепятственно свалились бы сотни полторы «Ниссан-Президентов», но внизу не было видно ничего, кроме громадных обломков скал и обледеневших сугробов. Острые каменные надолбы вздымались к небесам, как мечи викингов. В пейзаже таилась суровая красота, способная восхитить поэта, но Корину было не до восторгов: он сражался с коробкой передач, предотвращая опасное сползание «Омеги» по склонам. «Опель» балансировал на грани – иначе сужался сектор обзора. Корин вдруг вспомнил популярный фильм Земеннса «Назад в будущее». Там герои, раскатывая по эпохам на машине времени, рассуждали о «точке невозвращения» – пункте, откуда уже нельзя вернуться в прошлое. Сейчас Корин виртуозно удерживал «Омегу» именно возле такой точки. Его целью было описать окружность с центром в замке Везенхалле.

Радиус окружности он мог определить приблизительно, исходя из расстояния, позволяющего быстро достичь замка пешком.

33
{"b":"5556","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Великий русский
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!
Гридень. Из варяг в греки
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Дети мои
Страстная неделька
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза