ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За дверью пролегал пологой спиралью выходящий в сад коридор. Как и следовало ожидать, он был пуст. На этом этаже Корин проиграл – противник избрал наиболее эффективную тактику. В данный момент он уже обогнул виллу и либо затерялся в толпе гостей на лужайке, либо уехал на машине.

Стоя посреди коридора, Корин глубоко вдохнул. Здесь, где табачно-алкогольные ароматы холла были приглушены, едва ощутимо витал иной запах, протянувшийся как шлейф за только что прошедшим человеком. Этот запах был настолько слабым, что Корин даже не мог определить его видовую принадлежность.

Лосьон, одеколон, дезодорант? Однако обонятельные впечатления в отличие от зрительных или слуховых обладают одной особенностью – запах невозможно забыть. Услышанный однажды, он остаетс в памяти навсегда. И Корин готов был поклясться, что этот запах знаком ему.

Он был связан с… чем-то из прошлого, с чем-то очень плохим. С затопляющей волной ужаса и печали…

Но, кроме того, что запахи незабываемы, они, увы, не конкретны. И эмоциональный всплеск мало что мог объяснить Корину.

Выйдя в сад, Корин обошел виллу по тропинке. Фейерверк все еще блистал в небесах. Корин без всякой надежды, просто для очистки совести потолкался среди гостей и пожалел, что отпустил машину.

Надо возвращаться в аэропорт, лететь в Нью-Йорк. Едва ли что-то задерживает его в Вашингтоне.

4

Корин включил компьютер, и электронный справочник «Кто есть кто в Вашингтоне» получил запрос на фамилию Макинтайр. Как выяснилось, в коридорах власти обреталось несколько Макинтайров, но ни один из них не носил им Ричард, да и по возрасту они не подходили. И все же где-то Корин видел этого человека! Очень давно, может быть, не лично… В телепередаче, в газете, журнале…

Стоп. Журнал! Тот номер «Лайфа» за 1980 год, посвященный ветеранам вьетнамской войны. Корин отнюдь не был уверен, что именно там встречал фотографию Макинтайра, однако проверить не мешает. Чего проще – по сети ИНТЕРНЕТ он мог вызвать на экран своего монитора любой номер какого угодно журнала, любую страницу с цветными снимками. Итак, «Лайф», 1980 год…

Этот номер повествовал о том, каких успехов в жизни добились вьетнамские герои после войны. Он был рекламно-парадным и не писал о тех, кто сошел с ума, спился или покончил самоубийством.

Только о сделавших карьеру.

На восемнадцатой странице Корин нажал кнопку остановки. Со старой чернобелой фотографии 1968 года на него смотрел Макинтайр в форме капитана ВВС – юный, без очков и усов, но несомненно он, отважный пилот Брэндон Уиллис.

А рядом, как последнее подтверждение, другой снимок – цветной, сделанный в 1980 году: Брэдли Уиллис, вице-губернатор штата Арканзас.

Корин снова переключился на справочник «Кто есть кто в Вашингтоне».

Уиллис, Брэндон… В настоящее время – консультант Госдепартамента по вопросам стратегического планирования.

Компьютер получил передышку. Корин закурил и принялся вспоминать подробности давнего разговора с Фрэнком Коллинзом. Тогда они беседовали об иерархии ЦРУ, коснулись и занимаемой сейчас Уиллисом должности (в то врем ее занимал другой человек). «Консультант по вопросам стратегического планирования, – говорил полковник, – вообще-то фикция, голая вывеска. Видишь ли, Джон, директор ЦРУ – фигура слишком видная, чтобы действовать свободно. Конечно, он обладает властью, но он – и мишень для прессы, сената, всяческих комиссий… Попробуй развернись, да что там – пошевелись только: с потрохами съедят. Другое дело – незаметньш консультант. Он осуществляет связь ЦРУ с окружением президента, и фактически его власть немногим уступает власти директора, а в чем-то и превосходит ее…» – «Так что же – он выше закона?» – поинтересовался Корин. «Скажем так: он менее скован», – сдержанно ответил полковник.

Так вот с кем встречался Корин на вилле «Диана»! Теперь возникают два вопроса: почему там и с какой целью?

Впрочем, первое очевидно: вызов в официальный кабинет, равно как и встреча наедине в неформальной обстановке, могли бы привлечь нежелательное внимание, а на светской вечеринке, где полно народу, мало ли кто с кем болтает. Но почему Уиллис хотел повидаться с Кориным? Сплошной туман… Их краткий диалог ничего не проясняет. Общие расспросы о Лангсдорфе, Итцеле… Если бы могущественному чиновнику и впрямь требовалась информация, ЦРУ предоставило бы ему сорокастраничный подробный доклад, а не смутные впечатления.

Кроме того, Уиллис и не особенно прислушивался к словам Корина. Похоже, что Уиллис попросту составлял личное мнение о собеседнике, прикидывал, годится ли тот для… Чего?

Снова недостаток данных в условиях задачи. Либо свидание на вилле «Диана» возымеет некие последствия, либо нет.

Ни на то, ни на другое Корин повлиять не в состоянии.

Что же касается второго человека, в арке… Вот об этом Корин старался не думать. Будучи практиком и рационалистом, он всегда с иронией относился к предчувствиям. Но сейчас он тщетно пытался отогнать тень тревоги. А если бы он изменил своим принципам и занялс самокопанием, то очень скоро понял бы, что это была не тревога.

Это был страх.

5

«Ситроен» Корина притормозил на углу Сентрал-Парк-Уэст и Западной Семьдесят второй улицы. Серебристо-серый «БМВ» следовал за ним так долго и неотступно, что это уже не могло быть случайностью. Для проверки Корин совершил два практически одинаковых (за исключением двух-трех поворотов) бессмысленных круга по городу, и всегда сзади оказывался «БМВ», в котором кроме водителя находился лишь один пассажир.

ЦРУ, ФБР и вообще профессионалы так грубо работают только в том случае, если намеренно хотят дать понять объекту преследования, что он под наблюдением.

Но Корин абсолютно не мог представить, зачем ЦРУ или ФБР угрожать ему.

Абсурдно со всех точек зрения. Значит, не они? Но кто же, кто?

Корин проехал чуть вперед, покинул машину и зашел в первый попавшийс полупустой бар. Усевшись у стойки, он заказал пиво и неторопливо прихлебывал из бокала, поглядывая на темный экран выключенного телевизора, где отражалась входная дверь. Ждать пришлось недолго. В баре показался крепкий парень, возрастом и комплекцией напоминавший напарника водителя «БМВ», и Корин готов был поставить двадцатку против доллара, что это он и есть.

Парень выбрал столик со знанием дела – так, чтобы одновременно видеть и Корина, и выход, и дверь за стойкой.

И хотя Корин не придерживался распространенного взгляда, будто лучший вид обороны – нападение (по его мнению, нападать следовало только в экстремальном случае), он взял свой бокал и направился к столику преследователя.

В глазах парня мелькнула растерянность. Когда Корин подходил к центру зала, юнец вскочил и скрылся за дверью.

М-да, ребята, кто бы вы ни были, вы не профессионалы. Выдержки маловато.

Корин вышел на улицу, когда парень садился в «БМВ». Мотор взвыл, машина отчалила от тротуара и влилась в транспортный поток. Отлично. Сейчас же испробуем старый трюк: охотник и лиса меняются местами.

Устроившись за рулем «Строена», Корин выжал сцепление, переключил скорость, мягко тронул машину и вскоре плотно сидел на хвосте серебристого «БМВ». Само собой, он запомнил номер: вряд ли это что-нибудь даст, а впрочем, как знать.

Теперь Корин развлекался, посмеиваясь над неуклюжими попытками водителя «БМВ» оторваться. В искусстве вождения нашлось бы не так много людей, равных Корину, а если дойдет до загородных гонок по прямой, модернизированный им лично двигатель «Ситроена» убедительно выиграет спор.

Ему элементарно не повезло. Где-то в районе Пятьдесят восьмой «БМВ» проскочил под красный свет, а едва Корин собрался сделать то же самое, наперерез ему понеслась кавалькада громадных автобусов. Прошло не менее минуты, прежде чем путь освободился; естественно, к тому времени «БМВ» простыл и след.

Корин вздохнул, развернулся и поехал в ближайший полицейский участок.

4
{"b":"5556","o":1}