ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Меня зовут Джон Корри, – представился он восседающему за компьютером сержанту.

– Чем могу помочь вам, сэр?

– Мою машину долго преследовал автомобиль с незнакомыми людьми…

Я подозреваю, что это были преступники, выбирающие момент для ограбления.

Не могли бы вы проверить? Серебристосерый «БМВ».

Сержант ввел в компьютер продиктованный Кориным номер.

– Такого номера не существует, сэр.

Вероятно, вы ошиблись… Был ли вам причинен какой-либо ущерб?

– Нет.

– В таком случае мы не можем принять ваше заявление.

– Да я и не делаю никакого заявления… Я подумал, если этот номер известен полиции с определенной стороны, мое сообщение могло бы помочь…

– Благодарю вас, сэр. – Потеряв к Корину всякий интерес, сержант отвернулся к экрану монитора.

Домой Корин ехал медленно. Поднявшись к двери своей квартиры, он внимательно, придирчиво осмотрел замок и не нашел никаких признаков того, что дверь отпирали без его ведома. Но при наличии современных инструментов взломщику не составило бы труда не оставить следов.

В квартире тоже все находилось на своих местах, вплоть до мельчайших деталей: газета чуть свисает с края стола – так, как он ее оставил, верхний ящик шкафа приоткрыт, дверца бара задвинута неплотно. Если квартиру и обыскали, то не те малоопытные ребята из «БМВ», хотя их коллеги могли оказаться и выше классом.

Возле компьютера помещалась аккуратная стопка черных трехдюймовых дискет. Корин взял верхнюю, сунул в щель дисковода, включил.

Так. Все-таки они побывали здесь.

Потому что это была НЕ ТА дискета.

Раньше лежала она не сверху, а второй по счету. Остальные дискеты расположены в прежнем порядке, но две – перва и вторая – поменялись местами. Неудивительно, что их перепутали, ведь внешне все дискеты совершенно одинаковы и никак не помечены.

Корин задумчиво смотрел на текст, светящийся на экране. Итак, они пересмотрели его дискеты, но что это им дает?

Единственное, что способно представить некоторый интерес, – дополнения к отчету об операции «Тень», над которыми он работал в последнее время по просьбе руководства ЦРУ. Но в этих дополнениях не содержалось секретных данных – если бы они там были, Корин закрыл бы паролем вход в дискету. Так что, кроме самого факта его связи с ЦРУ (изначально очевидно как для американских спецслужб, так и для людей из организации «Тень», если предположить, что это они), дискета никому ничего не давала. Прочие же дискеты были и подавно безобидными, равно как и текстовые файлы винчестера.

В квартире Корина было нечего искать, и все же здесь что-то искали. Что, и главное – кто?!

Корин машинально взял телефонный аппарат, поставил перед собой на стол.

Позвонить Коллинзу, все рассказать ему?

Зачем? Полковник не в состоянии выделить охрану, да и смешно это выглядит.

Напоминает поведение напуганного хулиганами маленького мальчика. Защити меня, папа.

Есть только два варианта развития событий в будущем. Если те, кто заинтересовался Кориным, убедятся в своей ошибке или неправильной оценке каких-то сведений, они оставят его в покое. А если нет, они еще проявят себя, и вот тогда он узнает больше и примет решение.

6

Декабрь в Нью-Йорке выдался скорее дождливый, чем холодный. Иногда выпадал снег, но не хотел прочно ложитьс на истерзанные смогом улицы и вскоре исчезал в беспорядочно валящейся с хмурого неба противной водяной каше. Однако плохая погода не влияла на рождественское настроение горожан. По вечерам все магазины были переполнены, начиная от роскошных «Картье», «Тиффани», «Диор» и заканчивая мелкими дешевыми лавочками Брониса и Бруклина, бойко ведущими праздничную распродажу. В Сентрал-Парис сияла огнями рождественская елка, многочисленные Санта-Клаусы раздавали детям сладости.

Готовился к Рождеству и Корин, охотно поддавшись общей эйфории праздника. По мере того, как проходил день за днем, складываясь в недели и месяцы, он постепенно забывал и разговор на вилле «Диана», и загадочный «БМВ», и обыск в собственной квартире. То есть он, конечно, помнил обо всем этом, но острота эмоционального восприятия давно сгладилась, и воспоминания заняли подобающее им не слишком значительное место на полках сейфа памяти.

А двадцать первого декабря позвонил Коллинз. По тону полковника Корин мгновенно понял, что тот прибыл в НьюЙорк не за покупками и предстоит беседа об очень серьезных вещах.

– Заедешь ко мне? – предложил Корин, но полковник отказался.

– Нет, это нежелательно, Джон… Я остановился в неплохой квартирке недалеко от тебя, запоминай адрес… Жду через час.

«Неплохая квартирка» оказалась совсем не так близко, к тому же в совершенно незнакомом Корину районе, и он проплутал в ее поисках не час, а добрых полтора. Дверь открыл сам полковник, помог Корину снять намокший плащ, забросил шляпу на вешалку.

– Продрог? – участливо спросил он.

– Да нет, я на машине… Но на улице такое безобразие, что за секунду промокаешь.

– Да, это не «Белое Рождество», о котором пел Бинг Кросби, – посетовал Коллинз.

Они прошли в единственную, скудно обставленную комнату, и Корин убедился, что кроме них в квартире никого нет. Он уселся в кресло возле включенного электрокамина, а полковник принес из кухни бутылку «Баллантайна» и две рюмки.

– Какого черта ты вытащил меня в эту дыру? – недовольно проворчал Корин – Здесь крысы часом не водятся?

– Насчет крыс не знаю, а жучки не водятся точно, – Коллинз имел в виду подслушивающие устройства.

– Да? А разве таковые водятся в моей квартире?

– Не знаю, – повторил Коллинз и добавил: – А лучше знать наверняка.

Они выпили. Полковник посмотрел в окно и мечтательно произнес:

– Как хотелось бы мне встретить Рождество не в этой хмари – кстати, в Вашингтоне погода еще хуже, – а гденибудь в старинном замке в Швейцарии, где красота необычайная и снег настоящий, пушистый…

– Так поезжай, – ехидно посоветовал Корин.

– Не могу и поэтому завидую тебе.

– Мне?

– Да, потому что в такой замок поедешь ты.

– Я?! Фрэнк, кто из нас не в своем уме?

– Мы оба в здравом рассудке.

Корин промолчал. С улицы доносились гудки автомобилей, отчаянно маневрирующих на мокром слякотном асфальте. Полковник прикоснулся к кнопке FM-радиоприемника. На волне какой-то частной станции, помешанной на музыке шестидесятых, братья Эверли тихонько запели «В канун Рождества ты погибнешь, если попытаешься уехать в никуда». Корин не выдержал и рассмеялся.

– Подходящая песенка, не правда ли?

Коллинз выжал скупую улыбку.

– Я предлагаю тебе поездку в очаровательное место. Это замок Везенхалле в уединенной долине на полпути между Берном и Монтре, милях в пятидесяти от Женевского озера.

– А что я буду там делать? Проводить время в приятной компании?

– Да, именно так.

Корин начал злиться.

– Слушай, Фрэнк, или ты сию же минуту прекратишь изображать кардинала Ришелье и объяснишь все толком, или ухожу.

Он попытался встать, полковник придержал его и примирительно сказал:

– Да никого я не изображаю, Джон.

Просто объяснить все это не так-то легко…

– А ты попробуй, я сообразительный.

– Видишь ли, уже довольно давно мы получали сведения, что уцелевшие осколки организации «Тень» стремятс возродить ее финансовое могущество…

– А! Это то самое, о чем говорил со мной на вилле «Диана» мистер Уил…

– Макинтайр, – поспешно поправил Коллинз и слегка удивленно взглянул на Корина. – Раскусил его все же… Что ж, очко в твою пользу. Но будет лучше, если мы по-прежнему станем именовать его мистером Макинтайром.

– Макинтайр так Макинтайр, – покладисто согласился Корин. – Не все ли равно, как его зовут… Продолжай.

– Эти сведения были столь неопределенными, что мы ничего не могли предпринять. Не знали даже, с какой стороны подойти… Собирали информацию по крупицам. Постепенно кое-что прояснилось… Вкратце так: в замок Везенхалле съедутся финансовые тузы. Внешне это будет выглядеть просто совместными рождественскими каникулами нескольких семейных пар…

5
{"b":"5556","o":1}