ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я рассказала ей правду, — тихо произнесла она. — Я рассказала ей об удочерении.

— Думаю, не нужно было. Она еще слишком мала.

— Вернон, Джулия повзрослела. Повзрослела в этом ужасном месте.

— Что она сказала? Как восприняла?

Молоко убежало, и Бетти быстро убрала его с плиты.

— Она сказала… она сказала, что теперь это сделало ее совсем свободной. Свободной от нас.

Бетти никогда не понимала свою дочь. Но может, Вернон ее поймет? Однако все, что он сказал после долгой паузы, да к тому же так тихо, что она едва расслышала, было: «Возможно, так будет лучше».

Она отнесла чашки в комнату, и они молча пили какао, каждый думая о своем. Когда ее чашка опустела, она тихо сказала: «Я пойду спать».

Обычно Вернон следовал за ней и закрывал входную дверь на ключ. Но в этот вечер он еще долго сидел в своем кресле, задумчиво наблюдая, как тихо потрескивал огонь в камине.

Джесси рассказала Мэтти о том, что случилось. Джулия слушала ее, опустив голову и перебирая в руках темную шаль. Вдруг она сказала:

— Извини за то, что наговорила моя… то, что она сказала о тебе и Феликсе. В этом она вся. Бетти не воспринимает людей, которые живут не так, как она.

— Тебе не нужно извиняться, утенок. Эта женщина — твоя мать. Она воспитывала тебя все эти годы.

Мэтти много не говорила. Она посмотрела на Джесси и Феликса и спросила:

— Вот, мы перед вами. Что вы думаете?

— Я ничего не думаю. Я знаю, что вы живете здесь и можете оставаться столько, сколько хотите. Феликс?

— Конечно, могут, — только и ответил он.

Они дали Джулии стакан виски, который она выпила залпом, и апельсин на закуску.

— Что же нам теперь делать?

— Я же сказала тебе, оставайся жить с нами.

— Спасибо. Но я имею в виду, чем мы будем заниматься сейчас, — рассмеявшись, сказала Джулия. — Лично я собираюсь хорошо повеселиться где-нибудь.

— Она права. Нет никакого смысла лить слезы. Сходите куда-нибудь поужинать, — сказала Джесси.

Она достала пятифунтовую бумажку из кармана и протянула ее Феликсу.

— Одевайтесь, девочки. Только что-нибудь поприличнее. Мы пойдем в одно уютное местечко под названием «У Леони».

— Счастливо, — одобрительно произнесла Джесси.

Когда девушки были готовы, они пытались убедить Джесси пойти с ними.

— Ты нужна нам, — говорила Мэтти, — если мы собираемся поужинать. Ни я, ни Джулия понятия не имеем, как пользоваться ножом и вилкой.

— Феликс вам все объяснит. Он ас в этом деле.

Ей очень хотелось пойти с ним, но она боялась длинной лестницы за дверью ее квартиры и улиц города.

— Я лучше побуду здесь. Отдохну. Мэтт, наполни мой стаканчик.

— Мы ведь одна семья, — не успокаивалась Джулия.

— Знаю, утенок. Но мне лучше остаться. А теперь идите, да не шумите, когда вернетесь.

Как только они вышли на главную улицу, Джулия как-будто потеряла контроль над собой. Она не то что шла, а просто летела как на крыльях. Феликс и Мэтти едва поспевали за ней.

— Что с тобой случилось? Куда ты так спешишь? — спросил Феликс.

— Никуда я не спешу. Просто меня несет вперед.

— Что?

— О, Феликс, я не знаю. Наверное, свобода.

— Я выпью за это, — вмешалась Мэтти.

— Что ты будешь делать со всей этой свободой?

— Съем ее, — смеясь, ответила Джулия.

Сначала ресторан показался им непривлекательным. Его внутреннее оформление было невыразительным. Каждый столик был накрыт длинной, свисающей до пола, белой скатертью.

Им предложили сесть за столик, который находился в центре зала. Подняв высоко головы, Феликс, Джулия и Мэтти прошли на свои места, при этом сидящие вокруг мужчины жадно разглядывали двух красоток. Джулия и Мэтти выглядели великолепно. Ими действительно можно было любоваться.

— Я закажу для вас сам, — сказал Феликс.

Он изучил меню и что-то быстро сказал официанту на французском.

— Ты говоришь по-французски? — удивились девушки.

— Нет, я знаю только меню на французском.

— Научишь нас? — попросила Джулия. — Я хочу все знать.

Он улыбнулся.

— Я знаю, что хочешь.

Ему нравилось ее желание всему научиться, а особенно то, что она просила об этом его.

Когда принесли тарелки, Джулия и Мэтти недоверчиво стали разглядывать их содержимое.

— Это устрицы, — прошептала Мэтти.

— Они самые, — согласился Феликс. — И вы будете их есть. Не подводите меня. Смотрите, их едят так.

Он аккуратно взял ракушку маленькими серебряными щипчиками, раскрыл ее и достал устрицу. Потом он полил ее горячим острым соусом, а в оставшийся в ракушке сок он положил кусочек хлеба.

— Я так голодна, — вдруг сказала Джулия. — Никогда еще не чувствовала такого голода.

Повторяя все в точности за Феликсом, она достала устрицу и съела ее.

— Да, очень вкусно. Ты был прав.

Джулия пыталась запомнить все названия блюд, которые они заказывали. Для нее все здесь было необычно. Особенно ее удивило то, что официант принес бутылку вина, завернутую в белую салфетку.

— Замечательное вино, — сказал Феликс, сделав маленький глоток.

Когда принесли шоколадный пудинг, то Мэтти набросилась на него, как будто никогда в жизни не ела ничего подобного.

— Боже, как я люблю хорошо поесть. И вас я люблю, — прошептала она.

Они оба услышали слова Мэтти. Рука Джулии лежала на столе. Феликс нежно опустил свою на ее пальцы и слегка сжал их.

«Сейчас, это должно произойти сейчас», — думал он.

Но голос официанта прервал его мысли.

Тот принес бутылку розового шампанского в серебряной чаше, заполненной кусочками льда.

— Шампанское, сэр.

— Но я не заказывал… — пробормотал Феликс.

— О нет! Это тот джентльмен заказал. Он просил меня принести ее вам и вашим дамам.

Они повернули головы в ту сторону, куда показывал официант.

— Кто это? — спросила Джулия.

Джошуа Флад и Гарри Гильберт частенько заходили выпить или поужинать куда-нибудь каждый раз, когда Флад появлялся в Лондоне. Не так давно Гарри, который на десять лет старше Джоша, был летчиком английских военно-воздушных сил. Они встретились, когда Гарри и его команда летали по восемнадцать часов в день, доставляя грузы в Берлин, а Джош был бедным американским подростком, который рыскал по аэродрому в поисках работы, связанной с полетами. Гарри дал ему работу — загружать и разгружать самолеты. Немного позже он научил его летать.

В тот день, когда Джош получил разрешение на самостоятельные вылеты, они решили это отметить. Дружба между английским летчиком высокого класса и американским подростком казалась невероятной. Но какая-то сила притягивала их друг к другу.

В этот вечер они забавлялись тем, что разглядывали троицу, сидящую в центре зала. Первым, кто привлек их внимание, была Мэтти.

— Ты только посмотри на ее волосы.

— Да уж. Выстроила на голове черт знает что.

— Гарри, ты рассуждаешь как старик. Сейчас так очень модно.

— Годы ничего не значат, мой мальчик.

— В любом случае, блондинка моя. А ты можешь взять брюнетку.

— Ты что не видишь, что им и втроем неплохо.

— С этим неженкой?

— Внешность бывает обманчива.

— Только не эта. Сейчас мы узнаем, что это за штучка. Давай пошлем им бутылку шампанского, — сказал Джош и позвал официанта.

Джулии казалось, что шампанское бурлит по всему телу.

«Я еще здесь. Голова работает нормально. Это хорошо», — думала она.

Она почувствовала, что с ней что-то происходит. Это нельзя было назвать болью, но какое-то необъяснимое чувство пронизывало ее насквозь. Сердце сжалось и вдруг сильно застучало.

— Мы не можем просто так сидеть и пить. Давайте пригласим их за наш столик, — предложила она.

Минуту спустя Джошуа Флад сидел между Мэтти и Джулией.

— Я думал, что вы нас не пригласите.

У него были зеленые глаза, а волосы, вероятно, выгорели на солнце. Он сидел между двумя девушками и поочередно смотрел то на одну, то на другую.

19
{"b":"555659","o":1}