ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я уверена, что он придет, — говорила Джулия.

— Что значит ты уверена? Единственное, что я могу сказать тебе о мужчинах и в чем я абсолютно уверена, — это то, что ни одному из них нельзя доверять.

— Джош не такой, — не согласилась Джулия.

Она не могла поверить в то, что он может не прийти. Прошла еще неделя.

Джулия больше не говорила о летчике. Но по тому, как она себя вела: ходила с опущенной головой, почти ничего не ела, прислушивалась к шуму на улице, вздрагивала, когда звонил звонок, — можно было догадаться, что она страдает. Джулия никуда не ходила по вечерам, как Мэтти ее ни уговаривала. Она сидела на кровати с раскрытой книгой, безразлично переворачивая страницы.

— Как ты думаешь, он придет? — тихо спросила Мэтти у Феликса.

Но тот только пожал плечами.

Мэтти была полностью поглощена собственными проблемами. После вечеринки она нашла карточку Фрэнсиса Виллоубая и набрала его номер. Ей казалось, что у такого важного человека должны быть хотя бы две секретарши. Она очень удивилась, когда трубку поднял сам Фрэнсис.

— Приезжай ко мне в офис, — сказал он. — Шавтсбери-авеню. Да, адрес на карточке, которую я тебе дал. Последний этаж. Во вторник в три часа, хорошо?

Во вторник днем Мэтти отпросилась у начальницы домой, сославшись на головную боль.

— Я не могу отпустить тебя, — сказала та. — Что будет, если мы все уйдем домой из-за легкой головной боли?

— Но меня тошнит. Меня может вырвать где-нибудь у прилавка или еще хуже — на покупателя.

— Тогда лучше ступай домой!

Мэтти села в автобус и поехала в сторону Пикадилли. Дорога заняла у нее больше времени, чем она предполагала. Красное кирпичное здание, в котором находился офис мистера Виллоубая, располагалось в северной части города. Она зашла в лифт и нажала кнопку последнего этажа. Пройдя немного вперед по коридору, она заметила стеклянную дверь, за которой сидел Фрэнсис Виллоубай. Он был один. Подойдя поближе, Мэтти увидела небольшую табличку на дверях с его именем и названием компании. Кабинет был окрашен в зеленый цвет, мебели было немного: два стола, стулья, шкафчик и телефон. Войдя, она почувствовала запах линолеума и сигаретного дыма.

— Входи, входи, моя дорогая, — сказал Фрэнсис Виллоубай. — Чувствуй себя как дома!

Он посмотрел на ее разрумянившиеся щеки. Мэтти села за свободный стол.

— Мне нужна очень энергичная и умелая девушка, которая хорошо бы разбиралась в тонкостях моего дела, — начал он. — Контракты. Организация встреч. Посетители. Надеюсь, ты умеешь вести телефонные разговоры?

— Да, — ответила Мэтт.

— Печатание, конечно…

— Боюсь, что я не умею печатать.

— Думаю, ты быстро освоишь это.

— Я постараюсь.

— В неделю ты будешь получать 6 фунтов и 10 шиллингов.

«Меньше, чем в магазине», — подумала Мэтт.

— Не могли бы вы платить семь фунтов?

— Дорогая, большинство девушек мечтали бы получить это место!

— Хорошо. Пусть будет 6 фунтов и 10 шиллингов.

Мэтти начала работу в следующий понедельник. В обувной магазин она не вернулась.

Пока Джулия боролась со своими чувствами и переживаниями, Мэтти изучала премудрости новой работы. В основном она заключалась в том, что Мэтти нужно было отвечать на телефонные звонки и говорить, что мистер Виллоубай занят и не может подойти к телефону. Голоса звонивших ему людей были, как правило, озлобленные и раздраженные.

Мэтти быстро поняла, с чем связана их злоба. Это были кредиторы, которым мистер Виллоубай задолжал приличную сумму денег.

— Скажи им, что счета уже давно оплачены, — отговаривался он.

Мэтти знала, что это ложь, потому что сама оформляла все бумаги, и никаких счетов там не было, но ей приходилось врать, чтобы не потерять работу.

Один звонок был особенно настойчивым. Голос говорящего был низким и солидным. Мужчина представился Джоном Дугласом, директором одного из театров Фрэнсиса, который находился на гастролях на севере Англии.

— Передай этому чертову Фрэнсису, что пока мне не заплатят и пока в моих руках не будет наличных, я не возьмусь за постановку спектакля на следующей неделе. Все поняла?

— Думаю, что да, — ответила Мэтти.

Сделав вид, что его это задело, Фрэнсис достал чековую книжку из сейфа.

— Денежки летят, моя дорогая, — сказал он, выписывая чек.

Когда Мэтти села за стол и стала искать адрес этой компании в картотеке, Фрэнсис подошел к ней, провел рукой по спине, а потом по бедрам.

— Шесть фунтов и десять шиллингов не включают этого, — произнесла она.

Большую часть времени Мэтти тратила на увертки от его рук, она отталкивала его, когда видела, что он не реагирует на ее замечания. Иногда атмосфера в этом маленьком кабинете слишком накалялась: Фрэнсис терял контроль, и его приставания становились все более настойчивыми. В такой момент Мэтти боялась, что может вспыхнуть пожар от сигареты, которую он постоянно держал в руке.

«Неужели все мужчины такие?» — думала Мэтт.

В конце третьей недели появился Джош. Мэтти открыла ему дверь. Феликс увидел, как засияло лицо Джулии, когда она услышала его голос в прихожей.

«Какая она красивая!» — подумал Феликс.

Он продолжал резать баклажаны, которые собирался приготовить к обеду.

— Ты слышишь? — спросила его Джулия. — Я же говорила, что он придет.

Она выбежала в коридор. Минуту спустя они стояли на кухне, обняв друг друга за талию.

— Привет, Феликс, — сказал Джош. — Как дела? Что новенького?

— Привет. Ничего особенного.

— Я зашел за тобой, Джулия. Хочу пригласить тебя куда-нибудь, или ты уже назначила кому-нибудь другому свидание?

— Если бы назначила, то отменила бы ради тебя.

Джулия быстро оделась. Она выбрала темно-зеленый свитер и узкие черные штаны. Феликс успел научить ее кое-чему за это время. Теперь она следила за своей одеждой, аккуратно развешивала ее в шкаф. Да и одеваться она стала приличней.

Феликс ревновал Джулию. Он ненавидел себя за это, но ничего не мог с этим поделать.

— Ну что? Готова? — спросил Джош.

— Да, мы можем идти, — ответила Джулия.

Феликс не вышел их проводить. Ему было неприятно на них смотреть. Он остался на кухне готовить обед. Вдруг он со злостью швырнул нож на пол, а нарезанные баклажаны выкинул в ведро.

— Что случилось, Феликс? — крикнула Джесси из своей комнаты.

— Я не хочу готовить сегодня, вот и все.

— Не готовь. Мэтти и я не будем возражать. Думаю, что Джулия и тот молодой человек перекусят где-нибудь и не придут к обеду, — рассмеявшись, ответила Джесси.

Феликс зашел в комнату. Мэтти читала свой любимый журнал, а Джесси сидела в кресле.

— Ты как собака на сене, — продолжала она. — Если ты хотел ухаживать за Джулией, то тебе давно нужно было этим заниматься!

«Да. Давно. Джесси как всегда права», — подумал Феликс.

— А раз ты упустил ее, то пусть она наслаждается жизнью, пока может. Не стоит из этого делать трагедию, мой мальчик.

Мэтти отложила журнал и неуверенно произнесла:

— Может, это временно?

— Именно. А ты что думала? Этот паренек, конечно, красив, но он долго не задержится. Пока он рядом с ней, пусть гуляет.

Мэтти и Феликс не смотрели друг на друга. Она встала с дивана и сказала, не глядя на него:

— Я приготовлю чай, если хочешь. Тебе придется только объяснить мне, что и как нужно делать, Феликс.

— Ужин, — поправил он.

Джош привел Джулию в итальянский ресторан. Они не дотрагивались до еды, только пили вино и не отрывали взгляда друг от друга.

Когда бутылка опустела, Джулия тихо сказала:

— Я боялась, что ты не придешь. Прошло три недели.

— Я летал. Гарри предложил мне заработать. Мне нужно было привезти для него ценный груз.

Это было правдой, но только отчасти. Гарри занимался транспортировкой грузов по воздуху, и дела его шли довольно успешно. Джош совершил несколько перевозок через Средиземное море на остров Мальта, доставляя туда материалы для строящегося отеля. Но на самом деле причиной была Джулия. Джош стал не на шутку волноваться, когда понял, что эта черноволосая красавица, которую он случайно встретил «У Леони», не выходит у него из головы. Джошу нравились девушки, которые не были требовательны и не слишком надоедали ему. Похоже, что Джулия не относилась к этой категории. Она была голодной, нетерпеливой и ранимой. Если он свяжется с ней, то их обоих ждут неприятности, к тому же она очень молода.

21
{"b":"555659","o":1}