ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пятая лунка. Пар четыре

Мяч описал идеальную кривую через паттинг-грин и попал в лунку. Далтон выпрямился и улыбнулся:

— Это третья берди.

Такстон держал в руке флажок.

— Эх, как не хватает кэдди! Я не нанимался мячики подносить. — Он тоскливо оглядел поле. — Кругом — ни души.

— Должно быть, праздник.

— Чушь. Что-то не так, даже если не обращать внимания на эти дурацкие садово-парковые работы.

Поле вокруг пяти лунок кардинально изменилось. Лес исчез, его заменили розовые скалы и торчащие, как столбы, пальмы. Палило жаркое солнце, а ветер пустыни вмиг высушивал пот.

— Мне бы чего-нибудь выпить, — заскулил Такстон.

— Мне бы тоже не помешало, но мы играем в гольф, не так ли?

— Конечно. Извини. Будь добр, подержи, пожалуйста.

Такстон положил мяч, подняв маркер, подготовился к броску.

Далтон стоял рядом, наблюдая.

На лбу Такстона выступили капельки пота. С минуту он стоял неподвижно. Затем отвел клюшку, неторопливо двинул ее вперед и аккуратно ударил по мячу.

Раздался гром, и земля затряслась. Мяч Такстона отклонился от курса и в лунку не попал. Почва содрогалась секунд тридцать, затем все успокоилось.

— Ничего себе толчок! И как вовремя! Ну надо же, такой удар запороть!

— Не повезло.

— Я должен перебросить. Нет, правда.

— Я не знаю, какие тут правила.

— Хочешь сказать, что я проиграл удар?

Далтон отставил клюшку.

— Ладно, если хочешь, перебрось.

— Так будет справедливо, — не унимался Такстон.

— Да, пожалуйста.

Такстон опустил руки.

— Нет, ты прав. Извини. Не знаю, что на меня нашло. Землетрясение относится к естественным помехам. — И он подтолкнул мячик в лунку. — Двойной богги, чтоб их всех.

Как раз в этот момент из-под земли недалеко от фервея вырвалось облако пара. Шипение послышалось такое, словно чайник взбесился.

— А это еще что?

Пар рассеялся. На их глазах из быстро расширяющегося отверстия изверглись огонь и дым.

— Похоже на извержение вулкана, — заметил Далтон.

— Вулканы тоже относятся к естественным помехам.

— Конечно. Продолжим?

— Я к твоим услугам.

Они направились к извилистой тропинке, пролегавшей через оазис. За их спинами вырос дымовой гриб, а на фервей посыпался черный пепел.

Гравиевая дорожка извивалась между мимозами, фиговыми пальмами и кустами, усеянными розовыми цветами. Далтон остановился и окинул взглядом пейзаж.

— Славное место для пикника. «Кувшин вина, краюха хлеба...» — сам Омар Хайям бы позавидовал.

— Не говори о еде. У меня кишки от голода сводит.

— Нет в тебе романтики.

Пройдя дальше, они вскоре вышли из оазиса и, приблизившись к краю следующей метки «ти», огляделись по сторонам.

— Невероятно.

Фервей, казалось, вытянулся на милю. А грин походил на отдаленную точку с другой стороны полосы песчаных препятствий.

— Омар Хайям? Чтобы отсюда выбраться, нужно быть не поэтом, а разведчиком. До грина — добрая миля.

— Есть где разгуляться, на мой взгляд. Приблизительно пар семь.

— Пар семь? Поле явно нестандартное. Наверное, мы в какой-нибудь рехнувшейся вселенной, помяни мое слово.

— Все равно здесь безумно интересно.

— Да уж, вот именно — безумно. Драконы, вулканы, а дальше что?

Из-за утесов справа от просеки что-то появилось. Необычное животное футов десяти в длину и около пяти в высоту, с головой и телом кошки и крыльями хищной птицы. Две передние ноги заканчивались птичьими когтями, а задние были кошачьими лапами.

— Что-то знакомое, — задумчиво произнес Такстон.

— Кажется, у парадного подъезда моего особняка стояла парочка таких же.

— А, ну да, сфинксы.

— Нет, грифоны.

— Конечно. Ух ты, какой красавец.

Грифон повернул голову и уставился на людей, а потом, разинув изогнутый клюв, издал душераздирающий крик.

Такстон отступил на шаг.

— Опять-таки...

Грифон не двинулся на них. Наоборот, прошагав через просеку, пропал из виду за разноцветными скалами.

— Твоя очередь, — напомнил Далтон.

— Но... он же может вернуться.

— Обещаю, что после девятой мы прервемся и перекусим.

— Перекусим? Но какое отношение... И где, Бога ради?

— Что-нибудь найдем. Это же гольф-клуб. Коммерческое заведение, так что клиентов должны обслуживать.

— Извини, конечно, но, по-моему, у тебя что-то с головой.

— А разве мы можем вернуться? Такстон сник.

— Черт возьми, ведь верно. — Он фыркнул, потом выпрямился. — Ладно. Что ж, поехали дальше.

— Приблизительно пар семь, — продолжал рассуждать вслух Далтон.

Такстон выбил свой мяч с метки, сложил ладони у рта чашечкой и крикнул:

— Я впереди!

— Хорошо положил.

— Мы же ведь не хотим раздробить череп какому-нибудь грифону?

— Ни в коем случае.

— Мы к ним со всем уважением, к этим вымирающим сказочным тварям.

Фонтан дыма взметнулся справа от просеки, неподалеку от того места, где возник грифон.

— О-хо-хо, — Такстон некоторое время оцепенело таращился на пробуждающийся вулкан, затем перевел взгляд на Далтона. — Ладно! — Он ударил по мячу.

Они продолжали играть, то и дело уворачиваясь от капелек докрасна раскаленной магмы и постепенно приближаясь к просеке. Кругом распространялись ядовитые миазмы, и Такстон начал кашлять и задыхаться. Далтон повязал лицо платком. Несмотря на все это, Такстон ухитрился пятым айроном красиво провести мяч между двумя препятствиями и положить его легким ударом недалеко от грина.

— Я сыграю за пять! — возликовал Такстон.

У Далтона дела шли не так хорошо, мяч его угодил в одну из бескрайних песчаных пустынь. Вооружившись веджем, он отправился за ним.

Такстон очень скоро добрался до грина и отметил свой мяч. Последовал взрывной удар Далтона, сопровождаемый облаком песка. Мяч проскакал по грину, чуть-чуть не попав в отметку, и остановился в высокой траве у края поля.

— Если бы не жара, не чудовища, не эта мерзкая лава и не жажда и голод, от которых я зверею, мне бы все это даже понравилось, — заметил Такстон.

— Лучшего поля я не видывал, — согласился Далтон.

Вулкан разгорался, изрыгая пепел. Дымовая завеса сгущалась.

15
{"b":"55567","o":1}