ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лес

Он преодолел расположение противника без происшествий, воспользовавшись заклинанием, которое сделало его частично невидимым. Переход был рискованным. Там, на равнине, уровень энергии был слишком низок. Этот мир постоянно колебался по отношению к магии, В некоторых местах, например в Меридионе, подпитаться было особенно нечем, в то время как в других, скажем, там, куда он стремился, уровень энергии приближался к опасной черте. Не один и не два местных чародея испарились, затеяв игру с силами, им неподвластными. Своего рода профессиональное увечье.

Теперь, когда он проник в Лес Безвременья, энергетическая кривая круто пошла вверх. Хотя магии в лесу было все же недостаточно, чтобы подпитать телепортирующее заклинание, запутаться в ней ничего не стоило. Силовые течения и водовороты, линии влияния, перекрещиваясь, образовывали запутанную паутину — ловушку для непосвященных. Он провел здесь не так много времени, но вполне осознавал риск. И все же опыта ему не хватало. Придется следовать правилу: «Тише едешь — дальше будешь».

Деревья вокруг росли высокие, с неохватными, покрытыми мхом стволами. Копыта его лошади продавливали плотную глину. Растительность на земле была скудной, под покровом леса ей не хватало света. Кротовины возвышались почти в человеческий рост, а сморчки напоминали воздушные шарики. С крон деревьев, словно морские канаты, свисали стебли вьющихся растений.

Он втянул носом воздух. Лето было в разгаре, но в воздухе определенно чувствовался запах осени, прелый дух опавших листьев и гниющих плодов. Странно.

По мере продвижения вперед он заметил еще более необычные явления. Листья меняли цвет, и постепенно почти вся листва обрела разноцветную осеннюю раскраску — красную, желтую, золотистую. Он озадаченно натянул поводья и огляделся.

У него на глазах увядшие листья начали падать.

Сопровождаемый вихрем листопада, он продолжал путь. Вскоре под копытами лошади оказался разноцветный ковер. Теперь в воздухе чувствовался холодок ранней зимы.

Небо покрылось серыми облаками, мимо проплыла снежинка. Затем еще одна. И еще...

Слой снега рос быстро и, не успел он и глазом моргнуть, дошел коню уже до лодыжки. Из ноздрей животного вырывались струйки пара. На всаднике не было верхней одежды, всего лишь камзол с рукавами до локтя. Он ежился и дрожал от холода.

Его хлестало ледяным ветром, спутанные голые ветки били по лицу. Пришпорив лошадь, он пустил ее легким галопом, надеясь поскорее выбраться из аномальной зоны.

Но вот наконец снегопад закончился. Запели птицы, на деревьях появились почки. Снег растаял. За несколько минут он перебрался из зимы в весну, а затем снова в разгар лета.

— Когда стареешь, годы быстро летят, — сообщил он коню.

Дорога снова образовывала развилку. Он остановился, чтоб сориентироваться. Интуиция влекла его вправо, туда он и двинулся.

Теплый ветерок доносил запах полевых цветов. Поскрипывали, качаясь, ветки, чирикали пичужки. Деревья сделались тоньше, но остались такими же высокими. Изредка встречались пни, окаймленные желтыми наростами грибов. Отмахиваясь от роя мошкары, он продолжал свой путь.

Прошел час, и тропинка слилась с другой. Он заметил на земле следы копыт и, повернув направо, поехал по ним.

Впереди дорога снова раздваивалась. Развилка походила на предыдущую. Он понял, что вернулся, сделав полный круг. Направо вели его собственные следы.

Ладно, поедем налево.

Перейдя на рысь, он ездил кругами еще час. Попытался определить угол падения солнечных лучей, но толку от этого было мало. Со временем он снова очутился в том месте, где тропинка сливалась с прежней. На сей раз от развилки в разные стороны вели уже две линии следов конских копыт.

Он сошел с дороги и пустил лошадь в подлесок, уворачиваясь от низких ветвей. После мучительно тянувшегося часа...

Проклятье.

Та же тропинка, и впереди — та же развилка.

Он снова попытался сойти с дороги, на этот раз двинувшись в другом направлении. Его цепляли прутьями молодые побеги, низко растущие ветви хватали в свои лапы. А сердитое жужжание сообщило о том, что шарообразный предмет, на который он наткнулся, — осиное гнездо. Он припустил галопом и чуть было не лишился головы: на пути совсем некстати попался толстый горизонтальный сук. Очень долго он скакал, не разбирая дороги.

Наконец впереди завиднелось открытое пространство. И снова — проклятая тропа, теперь уже сплошь покрытая знакомыми отпечатками копыт.

«Ну все, это мне уже надоело».

Он развернулся и направился туда, откуда изначально появился.

Через минуту дорога кончилась. Он очутился на маленькой полянке, которую раньше не проезжал. Снова развернув взмыленного коня, он обнаружил, что тропинка исчезла вовсе. Ему ничего не оставалось делать, как спешиться.

«Ладно, чего тебе надо?»

В ответ он услышал — как ему показалось — смех.

«Хорошо. Что ж, поглядим».

Он обошел поляну, разгребая растительность. Ничего, никого.

В центре поляны образовывали волшебный круг кротовины, доходившие ему до колен. Зайдя в центр круга, он воздел руки кверху и пробормотал несколько слов.

Молчание было ему ответом.

Он снова повторил слова, на этот раз помедленнее. И простоял гораздо дольше, с закрытыми глазами.

Слева послышалось шуршание. Он не открывал глаз.

Через некоторое время осторожно взглянул и обнаружил, что на поляне появился четвероногий зверь, небольшой, с короткой белой шерстью, похожий на помесь козы и пони. Из головы его выступали длинные золотые рога, целых три: два изогнутых по бокам и один прямой, торчащий из середины лба. Пронзительно-голубые глаза этого странного существа невозмутимо изучали человека.

— Ты и есть здешний демиург — или, может, его инкарнация? — осведомился тот.

Полученные им в ответ вибрации, судя по всему, означали утвердительный ответ.

— Тебе от меня что-нибудь нужно?

(Отрицание.)

— Значит, ты просто решил немного поразвлечься?

(Веселье.)

— Не хотелось бы портить твою игру, но все-таки — не мог бы ты меня отпустить?

(Возможно.)

— Что для этого понадобится?

22
{"b":"55567","o":1}