ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Королевская столовая

Ранний завтрак был в разгаре. Длинный стол ломился от всевозможных яств, горячий кофе растекался по кружкам, неторопливо текла и приятная беседа.

— Оррин, ты разбудил Джина? — поинтересовалась у одного из слуг Линда Барклай.

— Да, миледи.

— Хорошо, а то его иногда трудно растолкать. Ты не знаешь, когда у него самолет?

— Прошу прощения, миледи, не знаю.

Линда отхлебнула кофе и снова подняла глаза на Оррина:

— А ты вообще знаешь, что такое самолет?

На лице слуги отразилось сомнение.

— Летающая машина?

— Верно. Никогда не могла понять, что вам, уроженцам замка, известно о нашем мире.

— О, кое-что известно, миледи. Никогда не видел летающей машины, но точно знаю, что не хотел бы в ней очутиться.

— Я тоже всегда боялась летать.

Разговор подхватил сидевший по другую сторону стола мужчина, которого все называли мсье Дюквиз.

— А я никогда в жизни не летал на самолетах, — сообщил он.

Его соседом был сухопарый Клив Далтон.

— Знаете, мне всегда нравилось летать. Я даже собирался получить права летчика. Брал уроки и в воздух подниматься пробовал, но письменный тест не прошел. — Он отпил глоток кофе. — Кстати, зачем Джин возвращается в университет?

Ответила темнокожая Дина Вильяме:

— Вы спрашиваете, зачем он возвращается или зачем снова берется за учебу?

— И то и другое. Вы же знаете, я столько времени провожу на поле для гольфа, что половина всех событий от меня ускользает.

Вмешался Такстон, франтоватый мужчина лет сорока:

— Далтон, старина, да от тебя и на самом поле для гольфа половина событий ускользает.

— Между прочим, у тебя я выигрываю чаще, чем проигрываю.

— Ты же знаешь, моя стихия — не гольф.

— Ну разумеется. Твой невозможный теннис.

— Джин собирается изучать компьютерные технологии, — сочла нужным все-таки объяснитьЛинда. — В аспирантуре при Калифорнийском техническом университете.

— Это очень престижный университет. — На Далтона известие произвело впечатление. — А почему компьютеры?

— Дело в том, что Джин всегда чувствовал себя как будто неполноценным из-за своих посредственных успехов в магии. Вот ему и нужно чем-то их компенсировать, а компьютеры он уверен, что освоит.

Вошел, зевая, Джереми Хохстадер, в свои двадцать три года с виду совсем подросток.

— Кстати, о компьютерах, — заметила Дина. — Вот и наш вундеркинд.

— Всем доброе утро, — проговорил Джереми в перерыве между зевками. — Простите. Опять всю ночь возился с этим главным компьютером.

— Ну и как? — поинтересовался Далтон.

— Так себе. Процессор работает, но в операционке полно глюков. — Джереми положил себе яичницы с беконом.

— Джин думает, что у него и с магией будет лучше, если он компьютеры освоит, — продолжила Линда.

— Магия и компьютеры? — покачала головой Дина. — Какая связь?

— А такая, что всякие магические формулы, фигуры — это старомодная чушь, — отрезал Джереми. — Почему нельзя прогнать заклинание через компьютер?

— Не знаю, может быть, — пожала плечами Дина.

— Прогресс ведь не остановишь, — Джереми все больше распалялся.

— А еще мне кажется, что Джину просто хочется вернуться к действительности, — добавила Линда. — Наверное, всем нам не помешает время от времени спускаться с небес на землю.

— Только не мне, — возразил Далтон. — Я из замка ни на день в реальность не вернусь.

Такстон, намазывая маслом тост, пробурчал:

— Наш Хозяин не устает твердить, что замок и есть реальность. А все остальное — лишь его придатки.

— Что значит придатки? — спросила Дина.

— Нечто вторичное. Все миры, в которые мы попадаем из замка, созданы самим замком.

Линда с сомнением покачала головой:

— Ну, не совсем так. Как я понимаю — то есть как объяснял мне лорд Кармин — существует бесконечное количество вероятных вселенных, но в действительности они не существуют — просто болтаются где-то, пока замок не превратит их... в настоящие.

— Да, примерно так, — согласился Такстон.

— И замок, выбрав эти сто сорок четыре тысячи миров, создает порталы, через которые все мы и слоняемся.

— Это вы точно подметили.

— Но подсознательно я это не могу принять, — продолжала Линда. — Не могу согласиться с тем, что замок — это не просто затянувшаяся фантазия. По-моему, и у Джина с этим проблемы. Поэтому он думает, что должен время от времени возвращаться в тот осязаемый земной мир, откуда мы все вышли.

— Джину я, конечно, желаю всяческих успехов, — сказал Далтон, — но сам предпочитаю оставаться здесь.

— И я тоже никуда отсюда не двинусь, — согласилась Дина. — Не так уж сладко мне было жить в Бедсти.

Снова заговорил Далтон:

— По-моему, мы все очутились здесь из-за проблем в так называемом реальном мире. Именно так и открывается дверь сюда. Желанием послать все подальше.

— Вы и вправду так думаете? — спросила Линда.

— Конечно. Вы никогда не задавались вопросом, почему здесь оказываются только люди определенного склада?

— Вот только теперь, когда вы об этом заговорили.

— И вы никогда не задумывались, почему сюда не валят целыми мирами? А потому, что лишь немногие люди — или существа — могут проникнуть через эти волшебные двери. Для всех остальных они наглухо закрыты.

— С попытками вторгнуться в них мы уже сталкивались, — заметила Линда.

— Ну, Духи Ада, разумеется, исключение.

— Как и синие уроды, — добавила Дина. — Терпеть не могу этих страшилищ.

— Как же они тогда сюда попали? — спросила Линда.

— Может, есть целые миры, обитатели которых ненавидят место своего обитания, — высказался Такстон.

— Сомневаюсь, — возразил Далтон. — Это говорит только о том, что никаких четко установленных правил по допуску в замок Опасный нет. Все время нужно быть начеку.

— Доброе утро.

Все головы повернулись в сторону Джина Ферраро, который вошел, волоча за собой два огромных чемодана. В отличие от большинства своих сотоварищей-Гостей, облаченных в средневековые одеяния, Джин был в спортивных брюках, кроссовках, футболке и ветровке. Физиономия его расплылась в лучезарной улыбке.

3
{"b":"55567","o":1}