ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Полная готовность, Джерри, детка, — откликнулся ноутбук. — Какой курс?

— Мы никуда конкретно не направляемся. Нам нужно выйти в межвселенскую среду и некоторое время там полетать.

— Что-то новенькое. И как мы это будем делать?

— На какое-то время не устанавливай координаты. Пускай машина побудет, ну... в свободном полете.

— То есть просто будет болтаться?

— Ну да, вроде того.

— Интересно. Знаешь, ведь «межвселенская среда», о которой ты ведешь речь, не более чем математическая абстракция. Извини, если я слишком много болтаю, но тебе стоило бы задуматься о последствиях такого «свободного полета» в метрической системе координат, которая не обеспечит должную поддержку твоей трехмерности.

— Я знаю, затея не из лучших, но ничего не поделаешь.

— Что ж, ты — пользователь. А я — просто кремниевый кристалл. Тебе лучше знать, что ты делаешь, какой бы дребеденью, несуразицей и слабоумием это не казалось на первый взгляд.

— Спасибо. Ценю твое безграничное доверие. А теперь как насчет того, чтобы заткнуться?

— Вы только послушайте его. Эй, кто...

Джереми почувствовал на своей шее теплое дыхание. Повернув голову, он обнаружил, что в кресле помощника пилота сидит Айсис. Она поцеловала его в щеку.

— Все готово, Джереми.

— Это что за цыпочка? — осведомился ноутбук.

— Замолкни. Приготовиться к ускорению.

— Эй, длинноногая! Послушай, детка, на борту этого судна места в оперативной памяти и для одного еле хватает, так почему бы тебе...

— Слушать мою команду! — рявкнул Джереми.

— Да, сэр. Но скажите ей, чтобы она со своими прелестями мне тут не мешалась.

— Установить двигатели на частоту пуска!

— Есть частота пуска!

— Запускай!

— Двигатели запускаю!

Интерьер лаборатории за окошечком исчез, сменившись черной неопределенностью. Небытием.

— Довольно жутковато здесь, — пробормотал Джереми.

— Я так рада, что мы вместе, — откликнулась Айсис.

— Может, вас заинтересует информация о том, что давление в корпусе превысило сто фунтов на квадратный дюйм и продолжает подниматься, — пробурчал ноутбук.

— Это плохо?

— Хорошего мало. Корпус изготовлен из особо прочного материала, но все имеет свои пределы. Если давление не перестанет подниматься, нас ждут неприятности.

Джереми удивился:

— Какое может быть давление на корпус, если снаружи ничего нет?

— Это может быть как-то связано с квантовой нестабильностью. «Квантовой нестабильностью» можно объяснить почти все, что не поддается объяснению.

— Я в этом не секу. На физике всегда сачковал.

— Посмотри на это таким образом. Транспортное средство, которое обычно занимает пространство, сейчас занимает беспространство. В исходной ситуации уже заложено противоречие. Среда, в которой мы находимся, естественным образом сопротивляется вторжению крупных объектов.

— Хорошо. И к чему ты клонишь?

— Мы и глазом моргнуть не успеем, как нас... вроде как раздавит.

— Раздавит?

— Да. Спрессует. Сплюснет, как лепешку.

— Не говори мне про еду. Ха, лепешки. Я бы сейчас навернул тарелочку.

— Аппетит у него! Да нас сейчас покрошат на мелкие кусочки, и будет тебе космическая пицца. Понял?

Джереми кивнул:

— Понял. Но нам нужно пробыть здесь достаточное время для того, чтобы снять точные показания.

— Понимаю. Но ни секундой дольше. Хорошо?

— Не надо меня уговаривать. Айсис, как ты думаешь, сколько времени это займет?

— Данные уже поступают, — ответила Айсис. — Нам понадобится еще две целых девять сотых минуты.

— Всего-то? — удивился Джереми. — Так мы быстренько отсюда уберемся. Компьютер, заложи курс обратно на базу, приготовься включить тормозные двигатели.

— Давление на корпус — более тысячи фунтов на квадратный дюйм, — сообщил ноутбук. — Продолжает подниматься.

— А норма безопасности?

— Понятия не имею. В базе данных транспортного средства информации не нашлось.

— Может, продержимся еще немного, корпус-то все-таки суперпрочный.

— Может, и прочный. Но разве недеформируемый? Это разные вещи.

— Он выдержит.

— Мне-то, кремниевому, изменения в объеме не так страшны. А вот тебе...

— Поступают новые данные, — доложила Айсис. — До конца сеанса осталось девяносто шесть секунд.

— Сидим крепко, — констатировал Джереми, — и пока держимся.

— Пять тысяч четыреста пси.

— Айсис, может, закончить сеанс немного пораньше?

— Данные поступают на максимально возможной скорости, — возразила Айсис. — Мы должны собрать все, что нужно для полноценного заклинания.

— И то верно. — Джереми вгляделся в пустоту. Она не была ни черной, ни серой, ни какого-либо другого цвета. В ней все время что-то неуловимо менялось. Джереми подумал, что это выглядит так, словно они застряли в экране ненастроенного телевизора, только яркость убавлена. Снаружи были лишь мрак, бесформенность и пустота.

Миновали тревожные полминуты.

— Компьютер, давление на корпус продолжает подниматься?

— Не так быстро, но поднимается.

— Хорошо. Может, выровняется.

— Не стал бы делать на это ставку. Челнок содрогнулся всем корпусом, затем снова замер.

Джереми вцепился в подлокотники.

— Ого, что это было?

— Точно не знаю, — ответил ноутбук. — Наверное, попали в поток турбулентности.

— Поток турбулентности? Как такое может быть? Тут и воздуха-то нет.

— Это может быть давление деформируемого пространства на границах беспространства.

— Непонятно, но звучит мерзко.

— Через несколько секунд нас или разнесет на атомы, или...

— Или что?

— Осталось тридцать секунд, — доложила Айсис, не отрывавшая глаз от экрана «Тошибы».

— Этого я не знаю, — ответил ноутбук. — За бортом что-то происходит. Возникают нагрузки, не поддающиеся измерению.

По корпусу «Странника» снова прошла судорога. На этот раз — более сильная. В результате Джереми заклинило между креслом и приборной панелью.

— Почему нет ремней безопасности! — в сердцах бросил он, хватаясь за протянутую Айсис руку.

— Вот они, ремни, — подсказала Айсис. — Вот здесь. — Она извлекла ремень с пряжкой на конце из коробки, расположенной под сиденьем пилотского кресла. Джереми защелкнул пряжку в прорезь с другой стороны.

46
{"b":"55567","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Я говорил, что скучал по тебе?
Материнская любовь
Жених только на словах
Аргентина. Лонжа
Академия Грейс
Думай и богатей: золотые правила успеха
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Сварга. Частицы бога