ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далтон потерял мяч на рафе. Цербер без труда нашел его, но мяч приземлился на крутом склоне с густой растительностью. Мяч Такстона завяз в трясине, и его пришлось выбивать питчем, но после удара свечой мяч закончил свой путь в бункере.

Тогда-то и налетели эти драконы с зеленой чешуей, гогоча, кудахча и шумно хлопая короткими крыльями. Они прыгали по земле на двух лапах, то и дело наклоняясь, чтобы полакомиться нежными молодыми листочками. При этом их длинные бугристые хвосты извивались, словно разъяренные змеи.

Драконы сильно мешали. Мяч Такстона, посланный вудом из бункера, попал в одного из них, и бедное животное с визгом метнулось в сторону. Цербер, восторженно лая, гонял их из стороны в сторону, усиливая сумятицу. Драконьи лапы перемешивали торф, драконьи зубы жевали траву на рафе, а драконьи кишки удобряли подступы к грину драконьим пометом. Уже начинало смердеть.

Мяч Такстона приземлился точнехонько в середину кучи. Фанатика-гольфиста это не смутило. Размахнувшись тонким техасским веджем, он разбрызгал жижу во все стороны, и перепачканный мяч, запрыгав через грин, попал в ловушку.

— Дерьмовые препятствия! — простонал Такстон.

— Не надо было в это дерьмо влезать, — укорил его Далтон.

Дальше последовали патты. Оба старались как могли и закончили, получив тройные богги.

— Диковинная игра получается, — заметил Такстон.

— К семнадцатой?

— Конечно. С какой стати останавливаться? К тому же, очень скоро перед нами встанет проблема, как вернуться обратно в Опасный.

— Это точно, — согласился Далтон.

— Есть идеи?

— Может, подумаем об этом после последнего патта? Или даже после того, как разопьем бутылку на девятнадцатой лунке?

— Тоже верно. Что толку сейчас беспокоиться?

— Вот именно.

Они пошли дальше. За ними потащился и Цербер. Болото уступило место холмистой местности, поросшей травой с песчаными проплешинами. Тучи слегка разошлись, пропуская яркий солнечный свет.

— Похоже, погодка улучшается, — заметил Далтон.

В воздухе повеяло новым запахом: морским. Действительно, справа от них заблестело море, бьющееся волнами о скалистый берег.

— Вот откуда берет начало гольф, — напомнил Такстон.

Так оно и было. Перед ними расстилалось старинное поле для гольфа, разбитое на дюнах, на песчаном пастбище, как в Шотландии. С подветренной стороны холма паслись овечки.

— Прямо сразу повеяло шотландским духом, — сказал Такстон.

— И шотландской волынкой. Замечательно. Всегда мечтал поиграть на настоящих дюнах. Если бы у нас были традиционные клубы вместо этих новомодных фальшивок...

— Что ж, с моей точки зрения, все, что помогает... погоди-ка. О нет, вот опять.

С моря стремительно надвигалась полоса тумана. Плотная, непроницаемая, она, казалось, несла в себе что-то живое.

— О-хо-хо, — вздохнул Далтон. — Опять затуманилось.

— Не везет. — Такстон выбрал плоский камень и присел. Цербер лег рядом с ним и поднял голову, чтобы его погладили.

Туман накатился на гольфистов и их четвероногого кэдди и спеленал их влажным молчанием. Цербер вскочил на ноги и несколько раз вызывающе гавкнул. Затем снова лег и тихо заскулил.

— У меня такое ощущение, — задумчиво сказал Далтон, усаживаясь и приготовившись ждать, — что последние две лунки будут нам испытанием на прочность.

— Я уже устал от этих испытаний, — вздохнул Такстон. — Извини.

— Могу поверить.

Они замолчали.

69
{"b":"55567","o":1}