ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это что еще за хлам? — спросил тот.

— Думаю, что это мой бумажник, набитый дорожными чеками, и билет на самолет, на который, черт его побери, я уже опоздал.

Они переглянулись.

— Неприспособленец? — предположила женщина.

— Ну и как ты это объяснишь?

Женщина, взглянув на билет и бумажник, пожала плечами.

— Изгой?

— Возможно. Вряд ли он — агент внешних сил. Иначе бы он здесь не сидел.

— Забавная одежда.

— Да. — Мужчина поднял пистолет. — Эй, ты. Пошли с нами.

Подталкиваемый стволами пистолетов, Джин проследовал к самолету. Он бросил взгляд в сторону портала, но не увидел его. Интересно, заметит ли ворота эта парочка, и, если заметит, какова будет реакция? Заднее сиденье воздушного судна было отделено от кабины металлической решеткой, как в полицейской машине. Джина втолкнули внутрь и захлопнули задний люк.

Женщина сходила за чемоданами. Обоим пришлось попотеть, запихивая их в тесный отсек.

Пилотом была женщина. Она щелкнула тумблерами, и двигатели заработали. Устройство взмыло прямо вверх, слегка качнулось вправо, затем двинулось вперед.

Летательный аппарат набрал скорость и высоту. Джин сквозь решетку наблюдал, как внизу проплывает местность, похожая на сельскую. Домов было очень немного, в основном уродливые многоэтажки. Ему показалось, что в полях скопилось много людей.

Скорость все увеличивалась. Поля и фермы постепенно сменились городскими предместьями. Опять появились многоэтажные уродцы. Внизу возникла река. Интересно, подумал Джин, это Мононгахила или здесь совсем другая география?

Вскоре показались более крупные здания, высящиеся среди приземистых пирамидальных строений монолитные стальные шпили. С географией все прояснилось. Джин узнал слияние трех рек и понял, что в другом мире на этом месте стоит Питтсбург. Сейчас же внизу расстилался совсем иной пейзаж.

Самолет приземлился на крышу высокого офисного здания. Пленника под дулом пистолета препроводили в лифт, и начался бесконечный спуск. Когда двери открылись, Джин догадался, что они находятся ниже уровня земли. Длинный, ярко освещенный коридор вызвал неприятные ассоциации с больницей. Спустя несколько минут показался ряд дверей. Конвоиры придержали Джина перед одной из них.

Мужчина нажал кнопку на стене, и дверь с шипением открылась. Джина подтолкнули, и он вошел внутрь.

Комнатушка была небольшой и совершенно пустой, стены, пол и потолок обиты чем-то мягким. Дверь задвинулась, и он остался один. Холодный свет струился из плафона на потолке.

На стенах красовались буквы, выведенные по трафарету. Лозунги. На одной стене можно было прочесть:

СВОБОДА — ЭТО ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

На противоположной сообщалось:

МИР — ВЕЧНАЯ БОРЬБА

Лозунг на стене у Джина за спиной утверждал:

СОВЕСТЬ — ЭТО ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС

Джин измерил помещение шагами. Три на четыре. Он ощупал стены. Вряд ли его здесь будут бить. Он ожидал, что его заключат в камеру, но не покрытую же мягкой обшивкой. Может, он все-таки попал в больницу? В психушку? Вряд ли его поведение могло быть истолковано как свидетельство психического расстройства, разве что его ответы показались полицейским бессмыслицей. Возможно, и так; ведь многое из того, что говорили они, для него тоже не имело смысла.

Он прождал несколько часов. Сквозь стены не проникало ни звука. Он чувствовал себя на удивление спокойным, хотя сначала с трудом привел мысли в порядок.

Постепенно им овладела сонливость, глаза начали слипаться так, что он с трудом разлеплял веки. Джин боролся сколько мог, потом сдался и растянулся на мягком полу.

В голове у него крутилось: «Совесть — это внутренний голос. Совесть — это внутренний голос...»

8
{"b":"55567","o":1}