ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Королевский кабинет

Помещение было заполнено книгами и антикварными вещицами. Книжные полки доставали почти до самого сводчатого потолка. В одном углу кабинета громоздилось всякое астрономическое оборудование — звездные схемы и модели планетных систем. Вдоль другой стены выстроились приборы, напоминающие настенные часы с кукушкой.

— Какие к тебе поступают показания? — спросил один Кармин у другого.

— Все почти нормализовалось.

— Что ж, нашей проблемы это не решает.

Другой Кармин хмыкнул в знак согласия.

— А в чем в действительности наша проблема?

— Это исключительно онтологический вопрос.

— То есть?

— Кто реальный, а кто — нет.

— Пускай реальность сама о себе позаботится.

— Пускай, но я, например, не могу рассматривать самого себя как продукт какого-то каприза суперсреды.

— Я тоже. И существование бесконечного количества замков у меня в голове не вмещается.

— Почему бы и нет? — вмешался еще один Кармин. — Любое квантовое толкование вещей это допускает.

— Да. Насколько я знаю, квантовая физика в основном блуждает впотьмах. Между квантовой теорией и теорией относительности существует непримиримое противоречие. И большинство, как правило, встает на сторону относительности. Обе теории одновременно не могут быть верными.

— Зависит от того, о какой конкретной субвселенной вести речь, — возразил третий Кармин. — Эти концепции прямо противоположны, но большинство сред являются компромиссами между ними. Земля, например, разделена в пропорции пятьдесят на пятьдесят. Коэффициент связан с количеством магических отклонений на данную среду, но неясно, какова функция отображения множества между ними двумя.

— Хватит заниматься подсчетом ног у комара. Кто же здесь все-таки самая главная шишка?

— Кто — шишка, а кто — просто синяк.

— Очень смешно. Говорю тебе, все относительно.

— Ничего не относительно. Существует только один из нас.

— Почему? Мы что — божества какие-нибудь?

— Ну, это еще не выяснили. По меньшей мере, демиурги.

— Слушайте, так мы никуда не продвинемся. Давайте вернемся к соответствующим нам... как их там называть. Среды, квантовые выбросы, Утопии, отражения отражений...

— А мне здесь больше нравится. Тут всякие вещички, которых у меня нет.

— Вот видишь? Значит, мы не просто отражения.

— Я этого и не говорил.

— Совсем запутался.

— А ситуация путаная.

— «Свет мой, зеркальце, скажи...»

— А что такое зеркало? Бесконечно повторяющиеся образы, вот и все. Повторяю, это чисто академический вопрос, и не будем ломать над ним голову.

— Что ж, мы попытались разрешить его силой и ни к чему не пришли. Никто еще ничего не выигрывал при игре в шахматы с самим собой.

— Давайте, что ли, кинем жребий. У кого-нибудь есть монетка?

— А давайте соберемся в каком-нибудь мире, притащим пистолеты и примемся палить друг в друга.

— Примитивно. Но некоторые проблемы решатся.

— Об этом я и говорил за обедом. Некоторые из вас, на мой взгляд, слишком уж кровожадны.

— А вы, либеральные слюнтяи, вам бы вместо настоящей борьбы лотереи устраивать.

— Кто это слюнтяй?

— Кто это либеральный?

— Подождите минутку. Там что-то происходит.

Они переглянулись.

— Ты бледнеешь и исчезаешь, — сказал один другому.

— И ты тоже, — ответил тот. — Я тебя насквозь вижу.

— Кто-нибудь в курсе, что происходит?

— Космические пертурбации улеглись. Все приходит в норму само собой.

Постепенно все фигуры в комнате, за исключением одной, сделались прозрачными.

Один из исчезающих призраков поднял руку:

— Эй, ребята, спасибо за обед.

— Увидимся, — эхом отозвался другой голос.

Вскоре в кабинете остался только один человек. Он вздохнули поднялся со стула. Еще раз сверившись с приборами, он удовлетворенно кивнул:

— Ну, вот и все.

На обратном пути он остановился перед зеркалом и отступил на шаг, чтобы взглянуть на свое отражение.

— Я себя чувствую... по-настоящему настоящим.

Отражение подмигнуло ему в ответ:

— И я тоже, дружок.

86
{"b":"55567","o":1}