ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот именно, или жил… Девяносто шансов из ста, что разлетевшийся в пыль мотоциклист и есть Доминик Флэндри. Ну установите вы его настоящее имя, а дальше что?

— Как что? — удивился О'Рейли. — Родственники, связи, род занятий, банковские счета, биография, передвижения… Дайте только потянуть за эту ниточку, и мы распутаем убийство Льюиса.

— Если эти два происшествия взаимосвязаны, — охладил Тернер пыл лейтенанта.

— А вы полагаете, нет?

— Я ничего не полагаю, — сказал Тернер. Он не разделял энтузиазма О'Рейли.

Лавируя между столиками, к собеседникам приблизился детектив Биллингс:

— Вас к телефону, мистер Тернер. Закрытая линия, Лэнгли. Пройдите, пожалуйста, в кабинет Уиндэма.

Тернер извинился перед О'Рейли и последовал за детективом.

Телефонная трубка лежала на столе. В кабинете уже никого не было, кроме Уиндэма, но при появлении Тернера вышел и он. Тернер поднял трубку. Звонил Моддард. Тернер начал было излагать дайджест своего доклада, но Моддард усталым голосом прервал его:

— Возвращайтесь в Лэнгли, Дэвид.

— Сэр?

— Только что в Милане застрелен Массимо Корди. У Тернера перехватило дыхание.

— А убийца? — невольно вырвалось у него.

— Убийца пытался скрыться на мотоцикле, но его…

— Взорвали?

— Откуда вы знаете?

— Я немедленно вылетаю, сэр. Тернер опустил трубку.

Из аэропорта он снова позвонил Рико в Париж. На этот раз ответили. Но не Рико.

9

В полумраке гостиной, затененной опущенными шторами, экран телевизора мерцал подобно огромному плоскому глазу, заглядывающему в квартиру Хойланда из некоего иного мира. Хойланд почти не следил за ненастоящими экранными фигурками, разыгрывающими чужую жизнь за стеклом. Тихо загудел телефон.

В этот час Хойланд не ждал звонка из Германии и довольно лениво потянулся за трубкой, отставив в сторону полупустой бокал.

Но это была Джейн.

— Я возвращаюсь, — негромко сказала она. Хойланд пододвинул телефон ближе.

— Я думал, еще по меньшей мере неделя.

— Кое-что изменилось.

— Какой рейс? Я встречу тебя на машине.

— И не думай. Самолет прибывает в три двадцать утра. Лучше выспись как следует и жди меня.

— Я спросил, какой рейс.

— О господи… Сто десятый авиакомпании «Люфтганза». Аэропорт Шарль де Голль.

— Я поставлю машину на стоянке справа от главного входа.

— Но послушай…

— До свидания.

Хойланд закончил разговор и выключил телевизор. Бросил взгляд на часы — успевает, до закрытия ближайшего супермаркета еще сорок минут. Он вышел.

В супермаркете он купил шампанское и фрукты, в цветочном магазине — розы очень нежного бледного тона. Оставшееся время Хойланд потратил на то, чтобы привести квартиру в более или менее цивилизованный вид, ибо в дни одинокой жизни он мало следил за порядком. Пора было ехать в аэропорт. Хойланд спустился на стоянку, где парковали автомобили жильцы дома, протер ветошью ветровое стекло «фольксвагена» и уселся за руль. Джейн напрасно полагала, что поездка будет ему в тягость. Он любил ездить ночью, когда машин немного и можно разогнаться вовсю. Он ощущал внутренний подъем, эйфорию, вызванную отнюдь не только вечерней порцией «Джека Даниэльса».

Его рука напряглась на рукоятке переключения передач, нога в ожидании замерла над педалью газа. Вспыхнули фары дальнего света, пробив бархатную завесу ночи. Эти фары Хойланд модернизировал сам, они были его гордостью, как и двигатель, и трансмиссия. То, что по виду являлось обыкновенным «фольксвагеном», по сути, представляло собою мощный спортивный болид.

Стремительная торпеда проносилась по улицам, провожаемая удивленными взглядами запоздалых прохожих. Лучи фар преломлялись в окнах спящих домов и витринах закрытых магазинов. Рычаг переключения передач под рукой Хойланда исполнял замысловатый танец. Двигатель пел торжествующую песню скорости.

Сзади мигнули фары другой машины. Спустя полминуты Хойланд с изумлением осознал, что та идет ничуть не медленнее его модернизированного «фольксвагена». Когда оба автомобиля достигли Булонь-Бийанкура и вылетели на освещенную желтыми конусами многочисленных фонарей набережную Сены, Хойланд взглянул в зеркальце заднего обзора и убедился, что на хвосте у него повис плоский спортивный «порше». В машине сидели, кажется, двое.

Он не воспринял преследователей как угрозу. Подвыпившая молодежь забавляется, надеясь легко обойти «фольксваген» и посмеяться над его водителем.

— Это мы еще посмотрим, — с веселой злостью процедил Хойланд сквозь зубы и добавил газа, насвистывая «Когда святые маршируют». Расстояние между машинами сразу увеличилось вдвое. «Фольксваген» пролетел мост через Сену, когда «порше» еще тормозил на набережной, готовясь к повороту. Дорога на Версаль шла через лес и изобиловала петлями крутых изгибов, так что поневоле пришлось сбрасывать скорость на виражах. «Порше» выиграл сотню метров на ровном отрезке и также углубился в серпантин.

Хойланд предполагал, что гонка закончится на выезде из леса и «порше» уйдет в сторону Шартра. Однако преследователи не собирались бросать забаву. Хойланду это стало надоедать — ведь он отклонился от направления к аэропорту и, хотя пока не опаздывал и вполне мог развлекаться еще с полчаса, все же замедлил ход, чтобы пропустить назойливых преследователей.

Но и «порше» сбросил скорость и держался приблизительно в двухстах метрах за «фольксвагеном». Так они проехали Пантер, миновали очередной мост и оказались на трассе, ведущей к Аржантею. Хойланд свернул к обочине и остановился. «Порше» приблизился метров до пятидесяти и повторил маневр. Фары погасли.

Хойланд развернулся. Расстояние между «фольксвагеном» и темной спортивной машиной, казавшейся безжизненной, сокращалось метр за метром. Хойланд не услышал выстрела, но на ветровом стекле «фольксвагена» появилась круглая дырочка.

— Черт! — пробормотал Хойланд.

Он молниеносно переключил скорость, ударил по педали газа и вывернул руль. Дымящиеся шины «фольксвагена» издали пронзительный жалобный вой. Автомобили с грохотом столкнулись бортами. «Порше» вылетел с трассы, а Хойланд бросил машину вперед, к Понтуазу, минуя Аржантей.

«Порше» пытался выбраться из кювета, ворочаясь как увязший в меду жук. Наконец мощь двигателя и надежность конструкции победили. Погоня возобновилась. Хойланд с тревогой осознал, что на прямых участках проигрывает соревнование моторов. Требовалось применить тактическую хитрость, но, как назло, шоссе тянулось между высоких откосов, плотно засаженных деревьями, и свернуть было некуда.

Второй выстрел также был неслышным, а дыра в стекле образовалась совсем рядом с головой Хойланда.

Дорожный указатель, на миг высвеченный из тьмы фарами «фольксвагена», утверждал, что до Понтуаза остается пять километров, а до завода компании «МГ Дюкло» — два. Что еще за чертов завод?

Стрелка указателя была обращена вправо, значит, по крайней мере там можно повернуть. Но не загонит ли Хойланд сам себя в ловушку, воспользовавшись этим услужливо подвернувшимся вариантом?

Впереди показался поворот, за ним — короткая, обсаженная деревьями аллея, упирающаяся в массивные стальные ворота. Никаких ответвлений, боковых проездов, которые позволили бы уклониться в сторону, не было заметно с трассы. Но линейная гонка означала одно: неотвратимо надвигающуюся на более совершенной машине смерть.

Четверть секунды понадобилось Хойланду на анализ ситуации и единственный вывод. Рискуя пересчитать деревья бампером, он повернул руль и ворвался в аллею. Фары осветили прикрепленный к створке ворот огромный щит с надписью красными буквами по-французски и по-английски:

МГ ДЮКЛО

ОТДЕЛЕНИЕ «ЮНАЙТЕД СТАР КЕМИКЛ» ПРОИЗВОДСТВО СРЕДСТВ БЫТОВОЙ ХИМИИ ВЪЕЗД НА ТЕРРИТОРИЮ БЕЗ СПЕЦИАЛЬНОГО РАЗРЕШЕНИЯ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕН

«Порше» с разгона проскочил поворот и затормозил, «фольксваген» же несся на ворота. В последний момент Хойланд свернул перед серым бетонным забором, составленным из одинаковых шероховатых секций. Ему удалось по невозможному радиусу провести «фольксваген» боком по узкой тропе, явно не предназначенной для автомобилей. Но далее следовал тупик. Бампер машины уперся в преграждавшую путь гору мусора. Двигатель смолк.

10
{"b":"5557","o":1}