ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рико закончил разговор и встал. Не заметив Хойланда, он направился к выходу. Тревога была написана на его лице. Окликнуть его? Или этого делать как раз не следует? Может быть, у Рико есть причины не только не звонить Хойланду, но и не заметить его сейчас? Положив деньги на столик, Хойланд вышел вслед за Стивеном Рико. Тот уселся в машину и дал газ. Хойланда так обеспокоило выражение лица Рико, что он хотел было последовать за ним, но не успел. Машина Рико исчезла в потоке транспорта.

Так или иначе нужно позвонить Рико хотя бы вечером — в отель «Альби», где тот всегда останавливается в Париже… Хойланд подошел к своему «фольксвагену». Солнечный луч блеснул в зеркале заднего обзора, где отражались тающие в чистом горячем небе невесомые паутинные облачка. Чистое, синее небо… Но там, за ним, не было жаркой синевы, только тьма и холод Вселенной.

2

Мартин Роджер Льюис успел основательно отвыкнуть от тридцатиградусной жары, а сегодня она просто зали, вала небольшой курортный городок Нейплс, штат Флорида. Солнце едва не растопило линолеум, покрывающий пол лоджии номера Льюиса в отеле «Сизенс», где сотрудник ЦРУ остановился неделю назад.

Предполагалось, что Льюис должен наслаждаться честно заработанным отпуском. Какое там! Жара просачивалась не только под легкую белоснежную рубашку, но словно под самую черепную коробку, и никакие прохладительные напитки, коими в изобилии был заряжен бар, помочь в принципе не могли.

Льюис прилетел во Флориду прямо из Скандинавии. Там в определенных кругах его знали как Свена Лундквиста, бизнесмена. В реальности же он провел и успешно завершил труднейшую операцию по разоблачению и захвату террористической группировки, не дававшей ЦРУ покоя с 1997 года. Многочисленные предыдущие попытки уничтожить ее оказывались безрезультатными. Люди ЦРУ исчезали бесследно. Льюису удалось то, что не удавалось другим, притом с малыми потерями — погибли лишь двое из его группы, а его собственное предплечье было задето прецессионной пулей с пустотелой головной частью.

Директор ЦРУ поздравил Льюиса с успехом шифрованной телеграммой, однако не выразил готовности предоставить ему отпуск. Пришлось действовать обходными путями, через Дэвида Тернера, и это оказалось неожиданно легко. Льюиса ценили, его берегли. В засекреченных досье ЦРУ его фамилия числилась в так называемой первой десятке — среди лучших, надежнейших, самых опытных сотрудников.

Лучший и надежнейший чертыхнулся, выплеснул из стакана мгновенно нагревшуюся на солнце кока-колу и вернулся в комнату. Здесь было немного прохладнее — трясся, натужно гудя, включенный на полную мощность старый кондиционер. Льюис поморщился, прикоснулся клевому предплечью. Рана неопасна, но порой чертовски болезненна…

Отпуск начинал тяготить Льюиса. Валяться на пляже среди покрасневших тел бездельников — такое ему и в голову не приходило, а ежевечерние визиты в бар уже приелись, Женщины почти исключались из-за раны. Оставалось спасаться от жары в отеле.

Загудел телефонный аппарат. За неделю пребывания в «Сизенс» он беспокоил Льюиса впервые, и, снимая трубку, тот удивился, какой противный тембр у зуммера.

— Слушаю, — пробурчал он в трубку и повторил, раздосадованный и слегка встревоженный ответным молчанием: — Слушаю!

— Мартин… Это Рико.

Льюис облегченно вздохнул. Стивен Рико не служил в ЦРУ и не являлся ни начальником, ни подчиненным Льюиса, а значит, ожидать профессиональных неприятностей не приходилось. В первую секунду Льюис обрадовался, но сейчас же задумался. Рико ни при каких условиях не мог знать флоридский номер Льюиса. Только один человек мог дать ему телефон, не задавая лишних вопросов, — Дэвид Тернер. Значит, Рико обращался к Тернеру. Зачем? Тут что-то не так.

— Слушаю, — в третий раз, уже настороженно повторил Льюис. — Где вы?

— В Париже, Мартин. Если быть точным, в ресторане «Палома» на Сен-Дени.

Льюис молчал, ожидая дальнейших разъяснений.

— Вы нужны мне, Мартин. Вылетайте как можно быстрее.

Привыкший ничем не выдавать своих чувств, Льюис тем не менее вздернул брови. Такого он никак не ожидал. Более чем странная просьба Рико не могла быть связана с Орденом — в таком случае он обратился бы за помощью по Установлению. Значит, личное дело. Но какое, во имя всего святого, личное дело стоило того, чтобы прерывать отпуск и тащиться через полмира?!

— Поясните, — проговорил Льюис, прижимая трубку к уху здоровой рукой и пытаясь вытащить сигарету из пачки пальцами другой.

— Не могу, Мартин, — помолчав, сказал Рико. — Сам ни черта не понимаю. Вряд ли это связано с… вы понимаете… Но что-то происходит вокруг. Это мне совсем не нравится. А реальных зацепок никаких. Поэтому я и звоню… Я не могу прибегнуть к Установлению, потому что докладывать не о чем. А вы — профессионал. Мне не по себе, Мартин…

Льюис неслышно присвистнул. Рико при всем желании невозможно было обвинить в склонности к паникерству и фантазированию. Вывод один: надо ехать.

— Как мне найти вас? — осведомился Льюис, достав наконец злополучную сигарету и тут же отложив ее ради авторучки.

— Я живу в отеле «Альби», в трехсотом номере.

Левой рукой (рану снова дернуло) Льюис нацарапал на полях газеты: «Альби-300». Будь он на службе, он бы, конечно, запомнил. Но вне службы он терпеть не мог засорять память.

— Вылетаю… — Он решил несколько снять напряжение. — А пока запишите рецепт доктора Мартина: два двойных виски на ночь и поменьше читать Стивена Кинга.

— Я жду вас, Мартин.

Льюис опустил трубку на аппарат, закурил, оторвал клочок газеты со своей записью и сунул в карман. По его просьбе горничная принесла расписание рейсов из аэропорта Джексонвилла. Ближайший самолет в Париж отправлялся завтра утром. Если прямо сейчас взять напрокат машину и отправиться в Джексонвилл, утром он без проблем будет в самолете.

Он позвонил в кассу аэропорта, распорядился оставить билет на свое настоящее имя, собрал в дорожную сумку вещи и спустился в холл.

— Уезжаете, сэр? — огорчился портье. (Льюис никогда не жалел для него чаевых.)

— Мне понадобится машина, — сказал Льюис.

Спустя полчаса Мартин Роджер Льюис покинул Нейплс на синем «форде». Рана не слишком мешала управлять машиной, но все же не следовало чересчур разгоняться. Он поехал не через Лейкленд, а через Форт-Майерс, Венис и Сарасоту. Впрочем, какой бы маршрут он ни выбрал, свою судьбу он уже не мог изменить: в игру включились силы, намного превышавшие уровень Мартина Льюиса.

Однако если бы он избрал другой путь, то не встретил бы на дороге голосующего Рэнди Стила.

3

«Боинг-747» рейсом из Вашингтона, мягко покачиваясь, начал снижение. Дэвид Тернер рассеянно наблюдал за редкими облаками в иллюминаторе, прихлебывая кока-колу из фирменного стаканчика авиакомпании.

Еще утром ничто не предвещало Тернеру никаких воздушных путешествий. В просторном кабинете в Лэнгли он проводил рутинное совещание, касавшееся долгой и скучной операции, коей не было видно ни конца ни края. Тернер как раз развивал идею о поэтапном сворачивании операции, дававшей ничтожные результаты, когда мигнул огонек селектора.

— Мистер Тернер, — промурлыкала мисс Бэйтс, — вас просит зайти мистер Моддард.

— Да, мисс Бэйтс. Как только закончится совещание, я…

— Он просил немедленно, сэр. Тернер нажал кнопку и встал.

— Прошу извинить меня, господа. Срочный вызов. Что до обсуждаемого нами вопроса… Пусть мистер Уоллес подготовит меморандум к завтрашнему утру.

Уоллес кивнул. Сотрудники поднимались из-за длинного стола и покидали кабинет. Тернер вышел последним.

В приемной Моддарда не было никого, кроме всегда элегантной и неприступной мисс Бэйтс. Тернер изобразил на лице вопрос, долженствующий относиться к настроению Моддарда, и получил ответную кислую гримасу, означавшую «хуже некуда». Вздохнув, он толкнул полированную дверь кабинета.

Оказалось, что гримаса мисс Бэйтс давала весьма слабое представление о действительном расположении духа Моддарда. Джеймс С. Моддард — высокий, под два метра, моложавый мужчина с непроницаемым обычно лицом — только что не метал глазами молнии. Он хмуро взглянул на вошедшего Тернера, не поздоровался, не предложил сесть и рявкнул без предисловий:

2
{"b":"5557","o":1}