ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Заказчики ликвидировали, — констатировал Фултон.

— Мы тоже так считаем… И еще одно, сэр.

— Что еще? Кресло начальника полиции?

— Пока только адрес Коннора.

— Хочешь покопаться в его квартире, минуя формальности?

— Сэр…

— Да ради бога. Сентрал-сквер, восемь, квартира три. Только ничего ты там не найдешь. Думаешь, мы не копались?

— Благодарю вас, сэр, — произнес Биллингс. — Когда у вас возникнет надобность в любых сведениях из Сент-Питерсберга — минуя формальности! — знайте, что…

— Да ладно, — буркнул Фултон. — Привет Уиндэму.

Вскрыв дверь квартиры Коннора отмычкой и произведя тщательный обыск, Биллингс убедился в правоте Фултона. Здесь не было ничего, и даже… Как-то слишком уж ничего. Например, здесь не было денег — совсем, ни одного доллара, ни одного цента. Никаких документов, даже счетов за телефон. И потом, любой человек неизбежно обзаводится в своей квартире чем-то имеющим отношение к его личности. Записными книжками, страховыми полисами, просто какими-нибудь заметками на полях газет, мало ли чем. Тут же — совершенно ничего… Биллингс в задумчивости закурил.

Скорее всего, Бен Коннор готовился к бегству. Невозможно предположить, что он всегда был так уж аккуратен — так не бывает. Сразу после убийства Льюиса Коннор намеревался исчезнуть, не возвращаясь в эту квартиру.

Биллингс еще раз огляделся. Не упустил ли он чего-то важного? Как будто нет… Разве что эти фотографии полуголых девиц на зеркале. Подцепляя бумагу ногтем, он одну за другой отодрал картинки от стекла. Третья по счету заинтересовала его особенно. На обороте было написано мелким почерком: «Любимому от проказницы Роуз». Дата под этой строчкой свидетельствовала, что надпись сделана почти два года назад.

Детектив засунул фотографию в карман, вышел из квартиры и запер дверь. Не помешает снова прокатиться в полицейское управление — возможно, там знают девушку.

— Еще бы, — ответил на его вопрос Фултон. — Это бедняга Роуз Роулэнд, бывшая телезвезда нашей кабельной сети. Когда-то она была любовницей Коннора… Только теперь она выглядит совсем не так. Поверь мне, парень, я еще никогда не видел женщины, столь стремительно скатившейся вниз. А уж повидал-то я, не сомневайся, немало.

— Расскажите, сэр, — попросил Биллингс.

— Да что рассказывать? Мусорный ящик. Наркотики! Она торгует собой в гнилом подвальчике «Поддатый медведь» на Серкл-стрит. Но если ты хочешь расспросить ее о делишках Коннора, оставь эту затею. Неужели ты думаешь, что мы ее не допрашивали по полной программе? Пусто.

Нельзя сказать, чтобы у Биллингса были основания не доверять профессионализму людей Фултона, но все же следующий свой визит он нанес в «Поддатого медведя». Он спустился в бар по скользким, истертым каменным ступенькам. За покрытыми клеенкой столиками кое-где сидели помятые девушки, но Роуз Роулэнд среди них не было. Биллингс прошагал к стойке. Бармен равнодушно смотрел мимо него.

— Я ищу Роуз Роулэнд, — сказал Биллингс. Бармен играл глухого. Детектив показал ему доллар, и бармен ткнул пальцем в потолок.

— Четвертый этаж, комната сорок один.

Пыльные лестничные окна четырехэтажного здания почти не пропускали света. Биллингс с трудом разглядел номер на двери и постучал. Послышались шлепающие шаги, дверь широко распахнулась без вопросов и выяснений. Сначала Биллингс не узнал стоявшей перед ним женщины в халате, настолько разительным было отличие от изображенной на фотографии золотоволосой красавицы. Осунувшееся, обрюзгшее лицо, потрескавшиеся губы, ломкие волосы с седыми прядями.

Роуз Роулэнд молча повернулась и пошла в комнату, оставив дверь открытой. Биллингс последовал за ней. Вопреки ожиданию, в комнате было довольно чисто. Роуз Роулэнд, даже не посмотрев на Биллингса, начала раздеваться. Он сунул ей под нос полицейский значок. Роуз подняла на Биллингса тусклый взгляд.

— Убирайся, — сказала она безразличном невыразительным голосом. — Мне не о чем говорить с фараонами.

— Да? — Биллингс уселся на стул возле допотопного телевизора. — А мне кажется, мы найдем общий язык. Хочешь заработать? Двадцать долларов.

В ее блеклых глазах промелькнул огонек оживления.

— Вот как? Фараон платит? А за что?

— За разговор о Бене Конноре. Огонек погас.

— Я не знаю никакого Бена Коннора.

Вместо ответа детектив протянул ей фотографию. Роуз скользнула по глянцевому картону невидящим взглядом и вдруг разрыдалась. Биллингс терпеливо ждал.

— Такой я была, — выдавила она наконец сквозь слезы, — а Коннор… Подонок. Вместо того чтобы поддержать меня, помочь мне, когда было еще не поздно, он бросил меня… Нет, коп, ты веришь, что я была такой? Не можешь поверить? У меня была своя программа на телевидении, «Гостиная Роуз Роулэнд». Ко мне приходили знаменитости… Приезжал однажды даже Стивен Кинг… Это было не так давно.

— Бен Коннор бросил тебя, когда ты увлеклась наркотиками?

— Он мог меня спасти. Только он! Это он во всем виноват. Как же я его ненавижу!

Биллингс выждал, а потом со всей теплотой в голосе, на какую был способен, мягко проговорил:

— Помоги мне, я очень хочу достать Коннора. Женщина порывисто обернулась к детективу:

— Все, уходи. Не знаю я ничего.

— Боишься его?

— Да пошел он…

— Тогда расскажи.

— Что? Я о нем ничего не знаю. Поверь, мне нечего о нем рассказывать. Наши отношения прекратились года два назад, но и раньше он не посвящал меня в свои дела.

— И ты его больше не видела?

— Почему, видела…

— Когда в последний раз? Роуз Роулэнд задумалась:

— Неделю назад. Я пришла к нему домой. Мне очень нужны были деньги, а попросить было не у кого, кроме него…

— Он впустил тебя?

— Да. Он разговаривал по телефону и показал мне на стул в прихожей, чтобы я подождала. Уж конечно не для того, чтобы дать мне денег! Он хотел от меня окончательно отделаться. Когда он закончил свой разговор, то начал кричать на меня и сказал, чтобы я…

— Подожди. Он разговаривал по телефону? С кем?

— Откуда я знаю…

— Но хотя бы его реплики ты должна была слышать? Она отрицательно покачала головой:

— Он почти ничего не говорил, только поддакивал. Ах да, в конце он упомянул Мюнхен.

Мюнхен… Что ж, это могло встроиться в схему Биллингса о планируемом бегстве Коннора. Он наклонился к женщине, взял ее ладони в свои, посмотрел в ее глаза:

— Вспомни все, Роуз. Это очень важно. Может быть, ты хоть краем уха что-то слышала. Голос в трубке. Мужской или женский?

Она дернула плечом:

— Слышать-то я слышала, мужской голос. У Коннора громкий телефон, и он держал трубку не вплотную к уху… Но я ни слова не разобрала. Единственно, мне показалось…

— Что?

— Этот человек говорил по-английски с акцентом, я думаю, это можно было уловить. Когда работаешь на телевидении, где важна дикция, подмечаешь такие вещи.

— Так, — пробормотал Биллингс. — А потом?

— Это все, коп. Про то, как он меня унижал, тебе, наверное, неинтересно.

— А раньше, до этого, ты никогда…

— А до этого я видела его четыре месяца назад, и то случайно, на улице.

— Гм… Понятно.

— Как, по-твоему, это стоит двадцать долларов?

Биллингс протянул ей деньги, и она вцепилась в бумажку, как утопающий в спасательный круг. В каком-то смысле это так и ест, подумал Биллингс. Клиентов все меньше, а наркотики на что-то нужно покупать.

— Спасибо и —на этом, сестренка.

Детектив отправился в аэропорт. Если предположить, что телефонный собеседник Коннора имеет отношение к убийству Льюиса (а почему бы и нет?), логично будет посетить Нейплс и опросить портье всех отелей. Акцент — это примета. Шансов мало, но нужно проверить все версии. Биллингс обязан не упустить ничего, не столько как полицейский, сколько как Хранитель.

В Сент-Питерсберг самолет прибыл вечером. Не заезжая в полицейское управление, Биллингс сел в поезд до Нейплса.

Обход он начал с отеля «Сизенс», где останавливался Льюис, потом направился в «Ист Кейп». Там он получил сведения о двух иностранцах, говоривших с акцентом, но они жили в «Ист Кейп» и по сей день. Третьим по счету отелем был «Хайвей Инн», где постояльцы сменялись с такой скоростью, что упомнить их всех мог разве фокусник, выступающий с номером «феноменальная память». Так и сказал Биллингсу парень за стойкой, очевидно подрабатывающий студент.

20
{"b":"5557","o":1}