ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Против ожидания, неловкий момент разрядил атмосферу. Многие заулыбались. Профессор продолжал:

— На спутнике находится двадцать килограммов оружейного плутония-238 в бериллиевых сферах. Эксперименты со спутником «Элис» были завершены, он был снят с боевого дежурства и крутился бы себе на орбите, если бы не произошло непредвиденное, а именно: несанкционированное самопроизвольное включение тормозного двигателя.

Ложь, отметил Табачников. Российская радарная станция слежения зафиксировала узконаправленный сигнал, переданный на спутник из оперативного центра в штате Колорадо.

— Но и это, — говорил профессор, — не было бы катастрофой, спутник всего лишь перешел бы на более низкую орбиту. Однако цепь никем не предвиденных и не могущих быть предвиденными совпадений привела к иным последствиям. Как известно присутствующим, на орбите Земли появился неопознанный объект, условно именуемый «Черным Принцем». Снижающийся спутник столкнулся с ним, после чего объекты не разошлись, образовав нечто вроде устойчивого орбитального комплекса. Почему так произошло, мы не знаем. Мы не можем наблюдать комплекс. Но параметры его полета таковы, что, если не принять срочных мер, он упадет в районе Новосибирска не позже чем через полторы недели.

— Есть ли вероятность, что он сгорит в плотных слоях атмосферы? — спросил личный представитель президента России.

— Что касается «Черного Принца», скорее всего, так и будет, если он действительно является метеоритом или обломком астероида, как мы предполагаем. Но спутник все равно упадет, он не сгорит. При его конструировании рассчитывали на то, что он сможет выдерживать лазерные удары противника. Поэтому мощность его брони исключает вероятность каких-либо повреждений в атмосфере. Вновь же изменить его орбиту по команде с Земли теперь нельзя. На спутнике больше нет топлива.

— Но так ли опасно это падение? — Вопрос задал сотрудник московского института, занимавшегося космическими исследованиями, но весьма далекого от ядерной энергетики. — За прошедшее время плутоний внутри бериллиевых сфер мог распасться на легкие фракции и взвеси.

Райдер слегка улыбнулся:

— Если бы спутник лежал на дне морском, так бы оно и было, уважаемый коллега. Но в космосе другие условия.

После этих слов между российскими и американскими учеными завязался оживленный диалог, в котором высокие руководители мало что понимали. Перекрывая гул голосов, в дискуссию включился Казимов.

— Скажите, господин генерал, — спросил он Колбрайта, — а нельзя ли сбить «Элис» запущенной с земли ракетой?

Вместо председателя 'комитета начальников штабов ему ответил генерал Таггерт:

— Думаю, мы могли бы уничтожить его ракетой с тактической ядерной боеголовкой. Но по своим последствиям для радиационной обстановки на Земле это будет равносильно тому, как если бы мы дали ему упасть. Нет, хуже. Двадцать килограммов плутония — они ведь не сдетонируют, не взорвутся в космосе. Они рассеются в верхних слоях атмосферы!

— А при падении спутника ядерный взрыв неизбежен? — вмешался генерал-майор Лебедев, исполнявший обязанности заместителя председателя военно-промышленной комиссии.

— Ядерного взрыва в традиционном понимании не произойдет, — сказал профессор Райдер. — Но то, что случилось в Чернобыле, также не было ядерным взрывом.

Воцарилось напряженное молчание. Слышно было, как в недрах гигантского корабля пульсируют могучие механизмы.

Затянувшуюся паузу прервал полковник Смолин.

— Я предлагаю, — начал он излагать проект, родившийся в недрах ФСБ, — внести изменения в программу планируемой на конец месяца американо-российской экспедиции на новом шаттле. Пусть шаттл снимет спутник с орбиты и доставит на Землю. Это возможно?

— Теоретически да, — ответил бригадный генерал Уилсон. — Подобные операции уже проводились предыдущими экипажами «шаттлов». Однако это было до трагедии «Колумбии». Полеты старых шаттлов пока не возобновлены, а «Магеллан» — совершенно новый корабль. Потребуется громадная подготовительная работа. Придется менять расчетные характеристики, устанавливать на шаттле дополнительное оборудование. Спутник «Элис» — не бумажный самолетик, придется повозиться. Успеем ли за неделю?

— Такой вариант уже обсуждался нами во время предварительных консультаций, — сообщил Колбрайт для русских. — Тут слишком много «если». Что, если задержится монтаж оборудования? Что, если старт придется отложить по каким бы то ни было причинам? Что, если возникнут осложнения на орбите? Наконец, «Челленджер» и «Колумбия»! Храни нас бог от повторения подобных трагедий, но мы вынуждены учитывать все. Слишком велика цена.

— Но ведь Другого шанса, насколько я понимаю, нет? — спросил Казимов.

— Мы обязаны искать альтернативу, — настойчиво сказал Колбрайт.

В беседу вступил генерал Лебедев:

— А зачем доставлять спутник на Землю? Вытолкнуть его на более высокую орбиту, и пусть себе крутится… Хлопот меньше…

— Это невозможно, — сказал Райдер. — Простите меня, но небесная механика — штука довольно хитрая. В теории — пожалуй… Любопытно было бы посчитать… Но на практике, чтобы сделать такое, шаттлу пришлось бы на полном ходу идти на таран.

— Что ж, значит, снятие спутника. — Лебедев кивнул. — Полагаю, нам следует считать этот вариант основным и продолжать консультации в поисках запасного.

— Согласен, — произнес Казимов. — И очень удачно, что в экспедицию внесут лепту и российские космонавты. Я знаком с этими парнями, это мастера. Космический полет будет для одного из них не первым, это прекрасно подготовленные и высококлассные специалисты. Уверен, что совместными усилиями нам удастся достать этот проклятый спутник.

— Наши астронавты, я убежден, тоже не подведут, — улыбнулся бригадный генерал Уилсон.

На этом первое заседание совместной комиссии было окончено. Второе заседание, состоявшееся через два часа, постановило рекомендовать вариант с шаттлом в качестве основного. В качестве экстренного и крайне нежелательного варианта называлось уничтожение спутника «Элис» ракетой-перехватчиком над Тихим океаном. Также указывалось, что консультации будут продолжены.

Рекомендации были приняты. Корпорация «Дженерал дайнэмикс» получила срочный секретный заказ на установку на шаттле дополнительного оборудования. Задача осложнялась тем, что космический корабль уже находился на стартовом столе космодрома на мысе Канаверал и монтаж приходилось вести на месте. Десятки специалистов в Центре управления вели расчеты новых параметров полета.

Пятеро американских астронавтов и двое российских космонавтов еще ничего не знали об уготованной им миссии, которую в Пентагоне успели окрестить операцией «Сэрвайвл» («Выживание»). Но командир экипажа полковник ВВС США Джералд Холт однажды уже принимал участие в подобном предприятии. Несколько лет назад ведомый им шаттл снял с орбиты и благополучно доставил на базу Эдварде астрономический геосинхронный спутник «Стар Эксплорер».

Большие электронные часы в Центре управления на мысе Канаверал, размещавшиеся между табло с надписями «Параметры участка выведения» и «Расчетный старт», монотонно отсчитывали секунды. Времени оставалось все меньше.

21

Сбои в работе двигателя одноместного прогулочного вертолета «Хани Би» возникли не по вине пилотировавшей машину девушки, недалеко от конечного пункта маршрута — Грин-Бей, штат Висконсин. Сплошной зеленый ковер леса в полукилометре внизу без единой прогалины не позволял приземлиться. К счастью, вовремя показалась-таки подходящая для вынужденной посадки поляна. Вертолет садился на нее уже в режиме авторотации.

Сильный толчок бросил Шерон Джексон на приборную доску, но все обошлось. Одно было неприятно: ее просили отказаться на время от вертолетных прогулок, она же негласный запрет нарушила. Слава богу, что все кончилось так.

Шерон выбралась из кабины, вздохнула, глядя на вертолет с подломленным шасси.

— До свидания, славный «Хани Би», — обратилась она к машине. — Мы с тобой неплохо полетали. Я пришлю за тобой.

24
{"b":"5557","o":1}