A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
79

— Это тупик, бесполезная трата времени… Вам лучше сосредоточиться на Рико.

— Направлением Рико занимаются Норд и Грейс Оуэн, — сказал Хойланд. — А я все же поеду в Брюссель.

— Что ж, Магистр Хойланд… Удачи вам!

— И вам удачи, Магистр Тернер, — запоздало пожелал Хойланд, когда механический голос уже произносил: «Конец кода „Июль“.

— Подтверждаю.

Хойланд отключил связь.

Трансевропейский экспресс «Мистраль» покрывал расстояние от Парижа до Брюсселя за три с половиной часа, и Хойланд предпочел его самолету. Меньше неудобств с пересадками, и можно будет в располагающей обстановке подробно изучить досье Грега Брюса.

В открытом со стороны прохода купе экспресса Хойланд путешествовал один. Он достал свои распечатки и углубился в чтение. «Мистраль» прибыл в Брюссель в шестнадцать часов по местному времени.

Хойланд бывал в Брюсселе и прежде. Он любил этот город, тихие старинные улочки, уютные набережные и приветливые одноэтажные кафе. Он привозил сюда Джейн, и они часами бродили по вечерним проспектам, наслаждаясь прохладой кристального воздуха и фантастической игрой разноцветных лучей прожекторов в струях фонтанов. Но на улице Демер ему бывать не доводилось, и когда он приехал туда на такси, убедился, что эта улица не из тех, что служат украшением города. Дом номер сорок два, во дворе которого нашли брошенный Грегом Брюсом «датсун», также не был архитектурным шедевром. Хойланд заглянул во двор. Едва ли тем пунктом назначения, к которому стремился Брюс, был именно этот дом. Кто же станет убивать человека, а потом бросать его машину прямо возле дома, в который направляется? И все-таки цель Брюса не могла отстоять слишком далеко отсюда. Ведь он спешил, очень спешил. Ему некогда было основательно запутывать следы.

Перейдя улицу, Хойланд позвонил в дверь первого же дома, в окне которого увидел прилепленную бумажку с объявлением «Сдаются квартиры». Многочисленные ржавые замки долго щелкали и скрипели, и, наконец, перед Хойландом возникла полная, но не утратившая привлекательности блондинка средних лет. Хойланд поздоровался и сказал по-французски:

— Мадемуазель, я хотел бы поговорить с хозяином этого дома.

Обращение «мадемуазель» было встречено благосклонной улыбкой.

— Я хозяйка, мсье. Что вам угодно? Ищете квартиру?

— В некотором роде, — уклончиво ответил Хойланд. — Разрешите войти?

Женщина провела его по душным коридорам и пригласила в комнату, которую можно было бы охарактеризовать так же, как и хозяйку: «средних лет и не утратившая привлекательности». Хойланд сел на предложенный стул. Блондинка расположилась в кресле и закурила.

— Меня зовут Джон Хойланд, я адвокат из Нью-Йорка, — представился гость. — Я здесь по делу одного из моих клиентов.

— О! — воскликнула хозяйка, из ее губ вылетело колечко дыма. — Мой муж тоже был адвокатом. Он погиб. Это так здорово!

Хойланд дипломатично предпочел не уточнять, что именно здорово — то, что муж был адвокатом, или то, что он погиб.

— Видите ли, мадемуазель… — Хойланд снова назвал ее так, несмотря на известие о том, что она была замужем.

— Мадлен Дюмар. Зовите меня Мадлен.

— Очень хорошо, Мадлен. Дело, приведшее меня сюда, довольно деликатного свойства. Оно касается крупного наследства.

Он бил наверняка. Упоминание о больших деньгах, пусть и чужих, — это сильное средство в данных обстоятельствах.

— Хотите вина, Джон?

Так, отношения развиваются в ускоренном темпе.

— Лучше виски.

Мадлен Дюмар подмигнула, удалилась на кухню и вернулась с литровой бутылью «Уэйкфилда».

— Сойдет?

— Я имел в виду рюмку виски, — пробормотал Хойланд. Из буфета вынырнули пузатые рюмки, мигом наполнившиеся огненным напитком.

— Чин-чин. — Хозяйка привычным движением опустошила хрустальную емкость. Хойланд отпил полглотка.

— Я разыскиваю человека. — Он положил перед Мадлен фотографию Грега Брюса. — Не только его, но и его родных. У меня есть основания полагать, что они снимали квартиру в вашем районе.

Женщина внимательно разглядывала цветной снимок.

— Симпатичный, — вынесла она приговор. — Это ему привалило столько денег?

— Нет, но он может помочь нам выяснить местонахождение наследника. Мадлен, вы, вероятно, знакомы со многими домовладельцами?

— Да ну их, — фыркнула хозяйка, доливая виски до ковбойской нормы. — Скучные люди, а я люблю веселье… — Она оценивающе посмотрела на Хойланда, видимо взвешивая его шансы на партнерство в этом благородном занятии. — Знаю кое-кого. Тридцать восьмой дом принадлежит мсье Леману, а двадцать девятый — мсье Франку. Оба старые плюгавые грибы. Только ваш человек поблизости не жил. Я бы такого заметила.

Еще бы, подумал Хойланд, а вслух объяснил:

— Люди, которых я ищу, могли съехать отсюда совсем недавно. Может быть, какая-то квартира только что освободилась?

Мадам Дюмар помолчала, припоминая:

— У мсье Франка, пожалуй… Там жили два джентльмена, по-моему, иностранцы.

— А как бы поговорить с мсье Франком? Мадлен с лукавинкой глянула на гостя:

— Мсье Франк лечится в Женеве. Ключи он оставил мне. Так что если вы хотите осмотреть квартиру… Ладно, ладно, не делайте такие глаза. Я сразу поняла, что никакой вы не адвокат. Мой муж был адвокатом, я этих крючкотворов за милю чую. Но вы и не из полиции. Вы частный детектив, правильно?

— За милю чуете, — не стал возражать Хойланд. — Так вы дадите мне ключи?

— Если обещаете вернуться и допить со мной бутылочку, — выдвинула ультиматум мадам Дюмар.

— С удовольствием, — улыбнулся Хойланд. Связка ключей легла в его руку.

— Вот этот. Квартира номер пять.

Пятая квартира во владениях мсье Франка встретила Хойланда запустением и нежилым духом. В многочисленных пыльных комнатах и длинных извилистых коридорах почти не было мебели, а та, что все же была, дышала на ладан. Нормальный человек ни за какие блага не согласился бы здесь поселиться, даже временно. Но для использования в качестве некой оперативной базы квартира вполне годилась. Хойланд выдвигал ящики скрипучих письменных столов, заглядывал за допотопные, набитые тряпьем сундуки. Поближе к слепому окошку он высыпал мусор из пластмассовой корзины. Обрывки бумаг, смятые сигаретные пачки и выдохшиеся зажигалки не вызвали у него прилива вдохновения. Хойланд продолжил обыск, занявший два часа и давший нулевой результат. Он запер квартиру, вышел на улицу и бросил ключи в почтовый ящик мадам Дюмар.

Дэвид Тернер был прав: поездка в Брюссель ничего не дала. Но Хойланд и не надеялся на сенсационные открытия. Квартира номер пять… Возможно. Двое жильцов недавно выехали. А по состоянию квартиры нельзя заключить, что там кто-то жил. Они пользовались квартирой в других целях? Кто ее снимал? Скорее всего, это тоже тупик, но может дать Тернеру и зацепку.

Хойланд отправился на вокзал, купил билет до Парижа. Экспресс прибыл в столицу Франции далеко за полночь. Усаживаясь в «фольксваген», Хойланд подумал, что нет смысла ехать домой, лучше навестить Джейн. Он вынул мобильный телефон, посмотрел на него с сомнением, сунул обратно в карман и направился к уличному телефону. Набрал номер Джейн… Долгие гудки без ответа. Пришлось все же звонить на мобильный. Молчание. Тогда Хойланд позвонил в отель «Альби». Трубку взял Норд.

— Хойланд, наконец-то! — воскликнул он, — Где вы были?

— Ездил в Брюссель, но это потом. Где Джейн?

— Я был у нее, там все в порядке… В чем дело?

— Я тоже хотел бы знать, в чем дело. Ее телефон не отвечает. Мобильный тоже. Когда вы у нее были?

— Да сегодня вечером. То есть уже вчера… Понимаете, мы разыскивали вас. Я позвонил Джейн, не дождался ответа и поехал к ней, а Грейс поехала к вам…

— Не так пространно, — оборвал Хойланд.

— Она открыла мне, только что вернулась из ресторана… Мы поговорили, и я ушел. Она никуда не собиралась уходить.

— Но сейчас ее снова нет… И почему не отвечает ее мобильный? Он всегда с ней.

— Может быть, она отключила его. Вы же знаете, что мобильная связь под запретом.

33
{"b":"5557","o":1}