A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
79

— Вы все испортите. — Джейн поправила прическу перед зеркальцем заднего обзора. — Давайте микрофон.

Вокруг стеклянных дверей «Клуба Y-50» метались электрические огни. Джейн заплатила пятьдесят евро — вступительный взнос. Войдя в зал, она погрузилась в задымленную, рассекаемую цветными лучами атмосферу, окутывающую ряды кожаных кресел и круглых столов, настоянную на нервной пульсации рок-музыки. Джейн прошла к незанятому столику в углу зала. Возле нее как из-под земли вырос официант:

— Рады вас видеть, мадам.

Подали ужин. Джейн не торопясь воздавала ему должное. Прошло часа полтора, занятых тщательнейшим анализом обстановки, прежде чем она небрежным жестом подозвала официанта.

— Мадам желает еще что-то?

— Нет, подайте счет… Ах да, я забыла. Принесите коктейль «Чарли Грант».

Официант чуть вздрогнул, но тут же вышколенно склонился перед Джейн:

— Одну минуту, мадам.

Отсутствовал он значительно дольше минуты и вернулся без коктейля.

— Прошу вас пройти со мной, мадам. Через замаскированную под граффити дверь он провел ее в коридор и дальше до конца. Там он трижды постучал костяшкой согнутого пальца по табличке «Управляющий» на полированной двери, и они вошли. Кабинет выглядел так, как и должен выглядеть кабинет управляющего, — скучновато-бюрократически и без признаков индивидуальности. За столом сидел мужчина лет сорока, с залысинами на висках, в синем костюме и с дымящейся сигаретой в руке. Он пронзительно взглянул в лицо Джейн, но, по-видимому, ничего не различил за дымчатыми очками.

— Мадам заказала коктейль «Чарли Грант», — сказал официант и исчез.

Мужчина за столом широко улыбнулся:

— Ну что ж, это возможно. Обычно мы подаем его только постоянным клиентам, но я не могу отказать очаровательной женщине.

Он встал, открыл бар, достал бутылки с яркими наклейками, смешал компоненты в шейкере. Во время этих манипуляций он не сводил глаз с Джейн. Готовый напиток вылил в бокал и поставил на стол.

— Пожалуйста. Коктейль «Чарли Грант».

— Он существует? — удивилась Джейн. — Я думала, это нечто вроде пароля.

Улыбка управляющего стала еще шире.

— Можно сказать и так… Тем не менее он существует. Джейн пригубила рубиновый напиток. Он отдавал миндалем и был терпким и жгучим.

— Совсем недурно, — похвалила она.

— Еще бы… — Он вернулся за стол. — А теперь давайте познакомимся. Меня зовут Луи Марчиано.

Джейн вынула из сумочки сигареты, Марчиано поднес золотую зажигалку. Огонек тоже казался золотым.

— Я Аманда Леоне. Я ищу одного человека… Я видела его однажды в вашем клубе, он был с владельцем, мсье Берне. Кажется, он когда-то попал в автомобильную катастрофу — я имею в виду этого парня, а не мсье Берне, конечно. У нет о что-то такое с левым глазом. Мсье Берне называл его Жильбером.

— Возможно, мадам Леоне, возможно. — Марчиано разглядывал зажигалку с таким видом, будто поражался, каким образом к нему в карман попал столь странный предмет. — Но почему бы вам в таком случае не спросить самого мсье Берне?

— Потому что он мне не ответит.

— А почему вы уверены, что я вам отвечу?

— Из-за коктейля «Чарли Грант». Вам напомнить, что означает этот пароль? Или, может быть, вам привести полное досье? Наркотики, подпольная рулетка, живой товар? А возможно, вас заинтересует полный список высокопоставленных педофилов, которым вы…

— Кто вы? — тихо спросил Марчиано. — Вы не из полиции — это я вижу. Но вы заказали коктейль «Чарли Грант». И вы меня поджариваете.

— Нет, я не из полиции, — сказала Джейн. — Я представляю другую организацию, которой просто необходимо быть в курсе всего, что происходит вокруг. Я курировала ваш сектор. Но я не намерена — мы не намерены — разрушать ваш бизнес, если вы нас к тому не вынудите. Мне — нам — нет дела до вашего бизнеса, у нас другие задачи. Мне нужен Жильбер — это все.

Луи Марчиано молчал. Потом он подошел к стене и нажал кнопку. Деревянная панель отползла вбок, открывая небольшую, обставленную мягкой мебелью комнату отдыха.

— Подождите здесь, мадам Леоне… А я посмотрю, что смогу для вас сделать.

Джейн заколебалась. Марчиано неподвижно ждал у двери. Джейн погасила сигарету и вошла в комнату. Панель задвинулась за ней. Джейн вынула из сумки серый кружок микрофона, расстегнула платье и прилепила микрофон к бедру. Так надежнее, чем в сумке… Она преодолела мгновенное искушение заговорить с Рэнди. Эта комната могла прослушиваться, да и что она ему скажет?

Прошло не менее двух часов, прежде чем что-то зажужжало и медленно отодвинулась дверь, противоположная той, через которую Джейн попала в комнату. За ней Джейн увидела безлюдный, слабо освещенный коридор.

— Мадам Леоне! — раздался вкрадчивый голос, звучавший будто одновременно со всех сторон. — Вас просят пройти по коридору направо. Там вас ждут.

Едва она вышла из комнаты, как за ее спиной послышался тихий шорох. Она вздрогнула, попыталась обернуться, но сильная рука с чем-то вязким и душным зажала ей рот. Ее выволокли на улицу, затащили в машину — это она еще воспринимала, хотя и очень смутно. Потом приступ головокружения унес ее прочь из реального мира.

Когда Джейн вновь открыла глаза, она ощутила скованность всего тела и острое жжение ниже локтей. Это помимо выворачивающей тошноты и головной боли! Она осторожно наклонила голову. Руки ее были привязаны нейлоновым шнуром к подлокотникам уродливого сооружения, представлявшего собой нечто среднее между раскладной кушеткой и зубоврачебным креслом. Ее сумочка, располосованная лезвием вдоль и поперек, валялась на металлической подставке поодаль. От мобильного телефона остались электронные руины. Но платье на ней не пострадало, а значит, микрофон, возможно, и не найден… Хотя она не чувствовала его.

Джейн бессильно откинулась на подголовник. Яркий искусственный свет, отраженный белым потолком, резал глаза. Джейн неловко повернула голову и увидела у стены человека, которого искала.

Жильбер (если его звали так) безмолвно смотрел на нее. Темные глаза бесстрастно сверкали над горбатым носом, линия тонких губ оттеняла смягченные очертания округлого подбородка. Разрез левого глаза был не просто необычным — не азиатского типа и не таким, какой мог бы образоваться после травмы. Он был… странным. Таким, какой трудно представить на человеческом лице. Узкая дверь за спиной Жильбера была открыта настежь, и по толщине этой двери, сделанной, как видно, из сплошной стали, Джейн поняла, что находится в каком-то бункере.

— Привет тебе, Хранитель, — с иронией протянул Жильбер.

Джейн похолодела.

— Ты так долго спала, — продолжал он в прежнем тоне. — Моя вина, я применил слишком сильную дозу. Ну ничего, зато я успел съездить по делам. Сейчас у всех нас очень много дел, правда?

Он швырнул на стол ее ключи с брелоком, украшенным стреловидным сапфиром — знаком Хранителя.

— Ты нашла меня по особой примете? Я знал, что когда-нибудь она меня подведет, но, увы, тут ничего поделать нельзя. Это структурный дефект моего креона.

— Вы же умеете менять внешность, — заметила Джейн.

Ей было все равно, что сказать, лишь бы протянуть время. Каждая лишняя секунда дает надежду. Еще секунда, еще — и вдруг случится что-то спасительное?

— В определенных пределах, — спокойно проговорил Жильбер. — Например, видимые признаки возраста. Можно казаться старше или моложе, но это все в небольшой управляемой зоне. А это, — он указал на свой левый глаз, — дефект информационной матрицы. Тут и пластическая операция не поможет. Любые исправления продержатся пару минут, прежде чем стабилизирующее поле восстановит исходную структуру. Впрочем, в нашей ситуации я ничего не проиграл. Напротив, я рад, что мы встретились.

— Едва ли наши чувства совпадают. Жильбер усмехнулся:

— Но ты же искала меня, вот и нашла. Хотя ты права, чему тебе радоваться… Ведь тебе придется умереть. Как и всем вам. До одного. Вы — раковая опухоль этой планеты, да что там планеты — Галактики! Всюду, куда проникает вредоносная радиация Ока Илиари, расползаются раковые опухоли… Но рак излечим! Он уже в прошлом. Вы — в прошлом. Мы — наследие, и мы — исцеление.

36
{"b":"5557","o":1}