ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Барс» благополучно пробрался по извилистому подводному коридору и всплыл в центре подземного озера. Тысячи лет его поверхности, неподвижной точно черное зеркало, не касалось ни малейшее дуновение ветерка. Мощные прожекторы заливали пещеру ярким светом. Сборные домики, как морские раковины, прилепились к скользким камням берега. Из ближайшего домика навстречу Брюсу и Зимину поспешил Айра Долан. Выслушав доклад Брюса, он спросил:

— И что ты думаешь делать?

— Убрать их, и желательно поскорее.

— Когда отправляешься?

— Сейчас.

— Хорошо.

— Ты уверен, что база никак не засвечена?

— Тут, в сущности, уже все было обустроено, люди Переса постарались. Нам пришлось сделать всего пару рейсов на катере. Катер на дне вместе с командой, наружные тоннели засыпаны и замаскированы.

— Понятно… Мне нужны деньги, тысяч тридцать… Кто вывезет меня в Мексику?

— Бакстон. А деньги получишь на континенте, из резервного фонда. Я дам команду.

— Не слишком ли много разговоров по радио?

— Мы успеем смонтировать передатчик Дамеона. Теперь, когда все у нас, это труда не составит.

— И его можно засечь. Трудно, но можно… Соблюдайте осторожность. Я иду.

Он разыскал пилота Бакстона. По единственному уцелевшему коридорчику в скале они протиснулись в подземный ангар, где стоял самолет. Бакстон запустил двигатель, маленькая машина начала разгон. Взлетная полоса вела из ангара наружу, и ее невозможно было заметить с воздуха — она полностью сливалась с окружающим ландшафтом.

Самолетик взлетел над волнами, заложил вираж и выровнял курс на мексиканское побережье. Брюс анализировал свои действия. Нет, он не допустил ошибок… Не мог же он нырять с «Магеллана» в поисках трупов.

«Джет» немного раскачивало — погода портилась, от горизонта наползали тучи. Под крыльями потянулась зелень прибрежной полосы. Пилот высматривал тайный аэродром, ориентируясь по одному ему известным признакам. Самолет снижался. Едва не задев кроны пышных деревьев, он коснулся земли и заскакал по неровной дорожке.

— Приехали, — сказал Бакстон.

Брюс легко выпрыгнул из кабины. Он думал о разговоре с Зиминым. «Я должен быть героем под этим именем», — говорил тот. У Брюса было много имен, но сейчас только одно для двух астронавтов, и имя это было — смерть.

16

«ГИБЕЛЬ „МАГЕЛЛАНА“

СЕМЬ АСТРОНАВТОВ СТАЛИ ЖЕРТВАМИ КАТАСТРОФЫ

ДЕНЬ СКОРБИ ДЛЯ АМЕРИКИ И ВСЕГО МИРА»

Под жирными, пахнущими типографской краской заголовками на первой странице «Вашингтон пост» были помещены портреты семерых членов экипажа в траурных рамках. Моддард пропустил начало статьи, где подробно излагалась предыстория трагедии, и перешел к изложению непосредственных причин катастрофы.

«При входе в плотные слои атмосферы, — писал безымянный автор (статья шла в рамках официоза), — произошла разгерметизация кабины корабля, что привело к мгновенной гибели экипажа. Автоматические устройства навигации посадили „Магеллан“ в Мексиканском заливе (далее указывались намеренно искаженные координаты). На место катастрофы прибыли вертолеты ВМС США…» И так далее.

Моддард отложил газету, потер усталые глаза. Все правильно, все так, как и было оговорено на экстренном совещании у президента. В Овальном кабинете присутствовали госсекретарь, министр обороны, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Уильям Колбрайт, первый заместитель шефа АНБ (отсутствующего по уважительной причине — тяжелая болезнь) Эндрю Берринджер, директор ЦРУ, директор ФБР, генерал Хэммер, бригадный генерал Уилсон и Моддард. Позиция президента была однозначной — засекретить все, что возможно. Когда Джон Хэммер робко заикнулся об обмане американского народа, президент изрек историческую фразу:

— Лучше разочаровать американский народ в честности одного политика, чем разочаровать все человечество в ценностях демократии.

Он был прав. Беспрецедентное преступление не могло не заставить людей задуматься о том, что миром управляют совсем не те, кому кажется, что они управляют. Инцидент с «Магелланом», будучи лишь вершиной расходящейся к основанию пирамиды, мог дать долгожданный ключ дестабилизирующим силам и взорвать фундамент демократических обществ не только в Америке.

К сожалению, ни президент, ни правительство США, ни военные, ни спецслужбы не обладали монополией на информацию. Пусковая кнопка находилась в руках террористов (ибо никто не сомневался, что за нападением на «Магеллан» стоит какая-то из крупных террористических организаций) и связанных с ними коррумпированных политиков (что было также несомненным). Удара можно было ждать в любую минуту и с любой стороны, в том числе информационного. Но террористы еще не заявили о себе, их цели не были ясны. И президент США твердо стоял на своем: пока это возможно, гибель «Магеллана» должна выглядеть несчастным случаем, обусловленным технологическими просчетами.

На совещании в Овальном кабинете незримо присутствовали еще два участника — генерал Казимов и президент России, находившиеся у аппаратов «красной линии». Они согласились с предложениями президента США. Естественно, Казимову была поручена координация усилий ФСБ и ГРУ по расследованию в России. На практике это вылилось в координацию действий по сути лишь крайне немногочисленного круга лиц, включенных в состав комиссии на авианосце «Теннесси», и их доверенных сотрудников. Российские власти опасались утечки информации не меньше, чем американские. Что будет, если общественности станет известен хотя бы тот факт, что в двух запаянных цинковых футлярах, помещенных в пышные гробы и отправленных в Россию, и еще в одном таком же, который с воинскими почестями будет захоронен на Арлингтонском кладбище, нет ничего, кроме закрепленных свинцовых брусков? Из-за этого в закрытых гробах придется хоронить всех, ссылаясь на сильные повреждения тел при нештатной посадке. Еще одна ложь… Но объявить троих не погибшими, а исчезнувшими — значило опрокинуть всю официальную версию.

Модцард подошел к окну. Здесь было его традиционное место для невеселых размышлений, и он поймал себя на том, что за минувшие с момента убийства Льюиса дни от этого окна он почти не отходит. Почему не найдены тела трех членов экипажа — русских космонавтов и девушки? Где они? В желудках акул? А если…

В кабинет Моддарда вошел Уитмор, заместитель начальника шифровальной группы, и положил на стол новую кипу документов. Моддард просматривал их, когда на корпусе селектора замигала лампочка вызова (Моддард давно отключил раздражавший его звуковой сигнал).

— Приехал Дэвид Тернер из Вашингтона, сэр.

— Пусть войдет.

При взгляде на Тернера Моддард едва сдержал сочувственное восклицание. Лицо Дэвида отливало нездоровой желтизной, глаза ввалились, под ними четко вырисовывались синие круги — следы бессонных ночей. С Тернера можно было ваять аллегорию нечеловеческого утомления. Он похудел и осунулся, но знаком беды для Моддарда послужило то, что он сразу достал сигареты и закурил. Раньше он не позволял себе такого в кабинете Моддарда. В ответном взгляде Тернера Моддард прочитал, что и он выглядит не лучше.

— Выключите это, — попросил Тернер, кивая на телевизор, где шла бесконечная панихида по «Магеллану».

Моддард нажал кнопку дистанционного управления. Экран погас.

— Надеюсь, вы привезли хорошие новости…

— В нашей истории хорошими новостями могут быть только плохие… Мой список сократился до трех человек, и я почти знаю, кто из них предатель.

— Не надо гипотез, — поморщился Моддард. — Я объелся ими настолько, что вот-вот закипят мозги… Посадите его в наручниках на этот стул, тогда и поговорим. Вы получили последние данные?

— Я еще не был у себя.

— Тогда вот. — Моддард протянул Тернеру пачку принесенных Уитмором бумаг. — Возможно, здесь что-то поможет вам, в особенности то, что касается нападения на «Маунтин».

— Уже помогло, даже без этого и даже без исчезновения тела Лже-барли… Сам факт нападения. Говорю же, я почти знаю, кто передал им поименные списки Ордена, коды специальной связи с «Магелланом» и параметры нештатной посадки. Это мог быть только один и тот же человек, а именно…

47
{"b":"5557","o":1}