ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кто? — Миссис Джексон почти не открывала рта, и Брюс скорее увидел этот короткий ответ-вопрос, нежели услышал.

— Кто? — переспросил он, — Не Чип и Дэйл, разумеется. Где Шевцов и Шерон?

— Вы кощунствуете, — разлепила сухие губы миссис Джексон. — Вам отлично известно, что они разбились при посадке.

Брюс резко повернулся, отдал приказ боевикам.

— Не стойте столбами! Может, они в гараже, подвале… Обыщите все!

Двое вышли во двор, а двое оставшихся начали обшаривать комнаты, расшвыривая и ломая все, что попадалось под руку. Миссис Джексон ахнула, когда они добрались до кабинета Шерон.

— Зачем вы все ломаете? Там вещи моей дочери… Вы что, не видите, что там негде спрятаться?

— Ну, согласно вашим же утверждениям, вещи ей уже не понадобятся, — сказал Брюс. — Или нет?

— Сэр! — В комнату вошел один из хозяйничавших во дворе парней. — Я нашел прекрасную сыворотку правдивости… — Он взмахнул паяльной лампой. — С ней кто угодно заговорит. Попробуем?

Брюс, подумав, кивнул головой. Парень достал зажигалку. Из жерла паяльной лампы вырвался язык гудящего пламени. Боевик отрегулировал его так, чтобы длина огненного клина составляла около десяти сантиметров, и наклонился над миссис Джексон, держа лампу в отставленной руке.

— Я в последний раз спрашиваю вежливо, — процедил сквозь зубы стоявший напротив Брюс. — Куда они уехали? Марка и номер их машины?

Миссис Джексон молчала, с ужасом глядя на бледный огонь.

— Итак?

Горячее пламя приблизилось к руке миссис Джексон. Шелк ее выходного платья задымился… Она надела его на радостях, даже не подумав о том, что скажут в городе, увидев ее в праздничном наряде после известия о смерти дочери. В банке действительно решили, что миссис Джексон немного свихнулась от горя.

Теперь, сквозь усиливающуюся боль, в ее мозгу колотилась неуместная мысль: платье, жалко платье… Никаких героических подвигов, никаких стенаний о том, что, если она не выдержит, эти люди убьют Шерон и человека, которого любит ее дочь, — да, да, миссис Джексон не сомневалась в этом, хотя сама девушка еще не догадывалась! Только одно: жалко платье…

Острие клина пламени вонзилось в предплечье миссис Джексон. Запахло паленым мясом. Она не закричала, она не могла кричать. Воздух входил в ее легкие через открытый рот и не находил выхода.

Черты лица Брюса вдруг расплылись в ее глазах, она ощутила боль, другую, НАСТОЯЩУЮ боль, расколовшую ее грудь пополам и разрывавшую левую сторону на части. Миссис Джексон больше не видела ничего. Ее измученное мужественное сердце остановилось.

— О нет, — пробормотал Брюс, не найдя пульса на шее миссис Джексон. — Она мертва… Болтон! Гарри Болтон подбежал к нему.

— Бери Майка, садитесь в машину и двигайте по дороге. Попробуйте их настигнуть, они не могли далеко уйти.

— По какой дороге, сэр? Здесь их десятки. На Сент-Пол, Миннеаполис, Мэдисон, Чикаго, Де-Мойн…

— Хватит! — рявкнул Брюс. — По какой хотите… Делайте что-нибудь!

Болтон выскочил на крыльцо. Хлопнули дверцы автомобиля, машина растворилась в клубах пыли.

— Чарли, — позвал Брюс, — надо здесь внимательнее все осмотреть. Где-то могут быть документы на их машину.

Поиски ничего не дали, да и не могли дать: документы были потеряны в незапамятные времена.

Брюс устало сел в кресло в гостиной. В отличие от своих боевиков, он не был человеком, но это не значило, что он не мог уставать.

— Ладно, поехали в Грин-Бей, — распорядился он. — Там наверняка кто-нибудь знает, какая у них была машина… А может быть, и еще кто-нибудь что-нибудь знает.

— А что делать с этим, сэр? — Чарли обвел комнату жестом циркового иллюзиониста, демонстрирующего публике гвоздь программы.

— Это… — Брюс заколебался. — Сожгите!

Пламя с ревом вгрызлось в сухое дерево коттеджа.

— Пошли, — сказал Брюс.

— Хорошо горит, чисто, — сказал Чарли. — Мне нравится, когда все чисто…

Они забрались в машину, Брюс включил зажигание и развернул автомобиль к Грин-Бею. Никто не оглядывался на взметнувшийся до небес ослепительный факел, ставший погребальным костром миссис Джексон.

21

В Вашингтоне, на берегу реки Потомак, возле мрачного, подавляющего угрюмым величием здания Пентагона, безразлично поблескивающего рядами одинаковых окон, затормозила желтая потрепанная «симка». На бетон набережной ступил довольно молодой, ничем не примечательной внешности человек, одетый в костюм типичного банковского клерка. В руках он держал коричневую папку с никелированными застежками. Похоже, в этот солнечный день у молодого человека было неплохое настроение — он даже что-то негромко насвистывал. Не заперев дверцу машины, он пересек улицу, поднялся по каменным ступеням и открыл высокую дверь входа в военное ведомство США, причем предназначенную не для посетителей, а для сотрудников.

Дежурный за столом выжидательно смотрел на молодого человека. Тот как будто не принадлежал к числу служащих Пентагона, но здесь работали тысячи людей — от генералов до уборщиков, и знать в лицо всех новичков было просто невозможно. Дежурный ждал, что вошедший предъявит пропуск, но тот развязно облокотился на стол и подмигнул.

— Классная погода сегодня, а?

— Подходящая… Ищете кого-нибудь?

— Да как посмотреть… Вообще-то ищу. Того, кто у вас поглавнее.

— Министра обороны, что ли? — улыбнулся дежурный.

— Можно и его, — миролюбиво согласился молодой человек. — Позвони-ка сейчас своему начальству и скажи, что тут пришли по поводу… Гм… Касательно «Элис».

— Кто такая Элис?

Веселые огоньки погасли в глазах человека с коричневой папкой. Произошедшая в нем перемена шокировала дежурного. Перед ним стоял кто-то совсем другой — властный, жесткий и даже будто выше ростом.

— Звони, — негромко приказал пришедший. — Дело серьезное, и за легкомыслие тебя по голове не погладят.

Дежурный поднял трубку внутреннего телефона и вызвал майора Хилтон-Томаса.

— Сэр, тут пришел человек насчет какой-то Элис… Да, но он утверждает, что дело серьезное… Пусть запишется на прием обычным порядком? Слушаюсь, сэр…

— Погоди-ка. — Пришедший взял трубку из рук опешившего парня. — Слушайте меня внимательно, майор. Если не хотите завтра же… нет, сегодня же распрощаться со спокойной штабной службой и поехать охранять мир и демократию куда-нибудь, где погорячее, немедленно доложите генералу Таггерту или бригадному генералу Уилсону. Я жду здесь, внизу. Ключевое слово — «Элис». Все понятно? — Он водрузил трубку на аппарат и улыбнулся дежурному, продемонстрировав ряд белых, без единого изъяна зубов. — Вот так, приятель. Я уж посижу здесь на стульчике. Не обижайся, ладно?

Как ни в чем не бывало он сел и снова принялся насвистывать привязчивый мотивчик.

Доклад майора Хилтон-Томаса добирался до генерала Джона Таггерта по неразворотливым каналам официального Пентагона довольно долго, зато последующие события развернулись со скоростью пущенной на перемотку видеоленты. В плотном кольце морских пехотинцев гость проследовал в лифт, оттуда в кабинет Таггерта. Там он сразу сел на стул, держа папку на коленях. Генерал уставился на него немигающим взглядом:

— Итак?

— Итак? — передразнил визитер. — Не могу же я разговаривать в присутствии этих джентльменов. И вы тоже.

Генерал после недолгого колебания сделал отсылающий жест:

— Оставьте нас вдвоем.

Большой сумеречный кабинет (в Пентагоне уютных и светлых помещений как будто бы и вовсе не существовало) опустел. Таггерт повторил сакраментальное «итак».

— Мне кажется, уровень диалога недостаточно высок, — небрежно заметил гость.

— Вам известно, кто я?

— Конечно. Вы — командующий силами противоракетной обороны США генерал Джон Таггерт. А я — представитель организации, владеющей ядерной мощью спутника «Элис». Поэтому удобно ли нам беседовать один на один?

Генерал с полминуты подумал:

— Кандидатура председателя Объединенного комитета начальников штабов вам подойдет?

55
{"b":"5557","o":1}