ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джонс тщетно пытался освободить рукав, а вокруг столика, привлеченные громогласными откровениями Рэнди, уже группировались любопытные.

— Очень хорошо, мистер! — радостно заявила рыжеволосая девушка в золотом платье. — Принимаю один к двадцати.

— Чушь, — сердито выкрикнул кто-то из-за спины Рэнди. — Ставлю десять против одного, что парень срежется.

— Принято…

Профессор Джонс начал понимать, что угодил в крайне неприятную ситуацию. Ретироваться с достоинством он уже не мог, так как гости плотным кольцом окружили стол. Он скривился и презрительно бросил:

— Мне жаль вас, юноша. Но если кому-то хочется быть всеобщим посмешищем, я не собираюсь препятствовать.

Рэнди торжествующе засмеялся и оглядел зрителей устроенного им шоу.

— Деньги на стол! Я начинаю. — Очередная доза «Метаксы» исчезла в его глотке. — Итак, первое. В 1935 году в префектуре Ибараки в архивах синтоистского храма Кесоходайдзингу были найдены древние свитки. Об их содержании мне рассказал восьмидесятилетний председатель торгово-промышленной палаты Томэкити Симо-тотидана, который их видел своими глазами. Там утверждается, что Христос дважды приезжал в Японию, но совсем не туда и не тогда, как это написано у мистера Джонса! Сначала в горах префектуры Яманаси он около 10 лет постигал философию синтоизма, а потом, когда в Палестине начались гонения на христианство, через Сибирь и Аляску вернулся в порт Хатинохе, откуда недалеко до Сингомуры.

— Браво! — громыхнул высокий плотный мужчина в сером костюме, как смутно помнилось Рэнди — кинопродюсер. — Пять к одному на парня!

Профессор мрачнел.

— Ставки сделаны! — воскликнул Рэнди. — Второе. Настоятель храма Такэути, предпринявший поисковую экспедицию, обнаружил могилу Христа…

Зрители в восторге взревели. Рэнди невозмутимо продолжал:

—… Во владениях фермера Тоедзи Савагути, которого односельчане единодушно признают потомком Христа. Третье. Сегодня в Сингомуре живет 4250 человек, среди них нет ни одного христианина. Однако, — Рэнди поднял палец, — из глубины веков до наших дней дошла традиция вышивать пеленки новорожденных звездой Давида и помечать манишки младенцев нарисованным черной тушью крестом. Четвертое. Отца и мать дети Сингомуры называют «апа» и «ая». По-японски это ничего не значит. Это слова родного языка Христа.

Азартные болельщики Рэнди неистовствовали, профессор побледнел, но все же попытался сохранить лицо.

— Кто же тогда, по-вашему, мог быть распят на Голгофе? — спросил он бесцветным голосом.

Рэнди хладнокровно завершил окружение противника.

— У Христа, — наставительно заявил он, — был родной брат по имени Ишкири, который и принял мученическую смерть. Христос привез в Японию ухо и волосы распятого брата. Они захоронены в так называемом малом кургане рядом с подлинной могилой Христа…

— Кончено! — взвизгнула рыжая девица — Мы выиграли!

Джонс рывком встал, белый как фарфоровая чашка.

К чести Рэнди Стила необходимо заметить, что он не выдумал свою историю, хотя, конечно, слышал ее не от старика-японца Симототиданы. Пару лет назад ему рассказал об этом Билли Шульц из агентства Рейтер за кружкой пива, остальное сделала хорошая память.

Рэнди поднял стакан, полный «Метаксы».

— За процветание невежд! — провозгласил он и выпил. — Аминь.

Гроза надвинулась в виде легко рассекшего поздравлявшую Рэнди и расплачивавшуюся за пари толпу пожилого мужчины спортивного телосложения — владельца яхты и — хозяина приема. Он без усилий, одной рукой выдернул Рэнди из-за столика и тихо произнес, глядя ему прямо в глаза:

— Мистер Джонс — мой гость. Не знаю, кто вы такой и как сюда попали, но, если вы сию же минуту не извинитесь перед ним, я собственноручно выкину вас за борт на радость акулам.

Рэнди окинул противника оценивающим взглядом. Силы были неравны, но алкоголь похитил его аналитические способности, и он храбро парировал:

— Да пошел ты…

Договорить ему не удалось. Роскошный апперкот швырнул его через весь салон мимо уворачивающихся гостей на барную стойку. Зазвенело стекло.

Рэнди схватил за горлышко подвернувшуюся бутылку и бросился на обидчика.

В этот момент до Кэрол, занятой беседой с репортерами в другом конце салона, дошло, что с Рэнди что-то не так. Она могла бы сообразить и раньше, если бы чуть меньше выпила. Не вникая в существо инцидента, она ринулась на защиту Рэнди и успела перехватить его руку с бутылкой, когда та была готова обрушиться на голову миллионера.

— Торро! — кричал разошедшийся не на шутку Рэнди. — Защищайся, свинья!

Он вырвался из объятий Кэрол, размахнулся и швырнул бутылку в огромное зеркальное окно салона. Стекло рассыпалось вдребезги и опало осколками на пол… Кэрол и Рэнди устремились на палубу, на корму.

Там, на кормовых талях, висела спасательная резиновая лодка, напоминавшая ту, на которой доктор Ален Бомбар пересек Атлантический океан. Перед Рэнди стояла задача скромнее — пересечь несколько миль Мексиканского залива и скрыться от готовой линчевать его команды. Он рванул трос — завертелись металлические блоки, лодка плюхнулась на фосфоресцирующие волны. Недолго думая Рэнди спрыгнул вниз, Кэрол за ним.

Они как-то все же добрались до Сарасоты, до студии Кэрол, где долго хохотали, обсуждая подробности скандала, еще что-то пили… Это Рэнди уже помнил неясно.

— Ты думаешь, он настучит копам? — обеспокоенно спросил Рэнди, поглощая третью порцию «Лонг Джона».

Он сидел в кресле в синем халате Кэрол и успел настолько прийти в себя, что даже закурил. Кэрол, облаченная в шелковую пижаму, пожала плечами:

— Даже если и нет, сегодня же все газеты глотки надорвут из-за твоей суперсенсации. И потом как ни крути, а получается, что лодку-то мы украли, не говоря уж о разбитом стекле…

Рэнди тяжело вздохнул:

— М-да… А где лодка? Кэрол виновато улыбнулась:

— Не знаю. Кажется, ты ухитрился продырявить ее на берегу.

Рэнди решительно отставил рюмку и встал.

— К черту. Сматываюсь из Америки, пока меня не замели. Если этот тип мстителен, он упрячет-таки меня за решетку. Махну куда-нибудь в Европу. Пары месяцев хватит, чтобы обо мне забыли?

— Конечно, но…

— Что?

— Твоя газета. Рэнди поморщился:

— Да ну ее… Это все равно не вариант. Так и так меня вот-вот вышвырнут.

Кэрол подошла к Рэнди, обвила его шею руками:

— Не исчезай надолго. Я помогу тебе, нажму кнопки. Я немного знаю здепщего начальника полиции. Он мнит себя ценителем искусства и пойдет мне навстречу…

Рэнди высвободился из объятий.

— Я позвоню, — сказал он.

Следующий час они занимались укладкой чемодана Рэнди и поисками его куда-то запропастившихся кредитной карточки вкупе с мобильным телефоном.

Когда Рэнди Стил вышел на автостраду, ведущую от Сарасоты к Сент-Питерсбергу, начинало темнеть. Машин было мало, они проносились мимо. Наконец на обочине притормозил синий «форд», ведомый хорошо одетым мужчиной лет сорока.

— Куда? — спросил водитель, опуская боковое стекло.

— А куда вы едете, сэр?

— В Джексонвилл.

— Лучшего и желать не приходится… — Рэнди обрадованно закинул чемодан на заднее сиденье и сел впереди рядом с водителем. Машина набрала скорость. — Меня зовут Рэнди Стил.

— Мартин Льюис. Называйте меня Мартин.

— О'кей, Мартин…

Спустя несколько минут они уже болтали, как старые знакомые.

— Вы живете в Джексонвилле? — полюбопытствовал Рэнди, выпуская клуб дыма.

— О нет. Утром я собираюсь вылететь в Париж.

— Какое совпадение, — пробормотал Рэнди.

— И вы в Париж?

— Да необязательно… Все равно куда, только бы подальше отсюда. У меня маленькие неприятности с американским правосудием, вот я и решил пару месяцев отсидеться в Европе.

Льюис понимающе кивнул, но Рэнди не собирался останавливаться на достигнутом и с массой забавных деталей рассказал попутчику о том, что с ним произошло и что заставляет его временно покинуть Соединенные Штаты. Льюис смеялся от души.

6
{"b":"5557","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Lagom. Секрет шведского благополучия
Сад бабочек
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Мой звездный роман
Бородатая банда
Ложь без спасения
Карлики смерти
Танос. Смертный приговор