ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гм… Судя по тому, как вы обхаживаете меня, потеря Берринджера нанесла вам чувствительный удар.

— Вовсе нет. Вы — не Берринджер. Вы по-настоящему нужны нам.

— Я должен подумать, — сказал Хойланд, В глазах собеседника заискрились льдинки.

— Нет времени, Магистр. О чем тут думать? Выбор у вас небогатый.

На лужайке развернулся мерседесовский фургон. Задняя дверца распахнулась. Валентин Петрович жестом приказал Хойланду садиться в машину.

— Сейчас мы поедем на дачу, как тут называют эти загородные особняки, там и договорим. В городе душновато… для вас. Разумеется, Джейн тоже едет с нами.

— Джейн! — позвал Хойланд.

Она подбежала к «мерседесу». Молодые люди в кожаных куртках окружили их безмолвным кольцом. Один из них — блондинистый стриженый крепыш — посмотрел на Джейн оценивающе пристально.

— Прошу! — торжественно произнес Валентин Петрович, указывая в глубь фургона. Хойланд и Джейн забрались в автомобиль. Дверь за ними захлопнули и заперли.

Они сидели на обитой кожей скамье у стены. Плотно закрытые матовые стекла пропускали достаточно света, но разглядеть сквозь них что-либо было невозможно. Хойланд благоразумно не пытался их открывать, памятуя о непременных машинах сопровождения.

Джейн не спрашивала ни о чем, и Хойланд не торопился объяснять ей ситуацию — в машине могли быть установлены микрофоны. Но когда они проезжали по какому-то гремящему и дребезжащему мосту, он наклонился к ее уху.

— Плохо, Джейн. Это Дамеон. Не наемник — один из них. Не бойся ничего. Постараемся выбраться.

— Я Хранитель, — коротко ответила она.

«Мерседес» трясло и подбрасывало на ухабах проселочной дороги. Они ехали сорок три минуты — Хойланд засек время по часам. Когда машина остановилась, снаружи донеслись приглушенные голоса, лязганье засова ворот. «Мерседес» прокатился еще с десяток метров и снова остановился. Дверь отворилась.

Хойланд ступил на газон перед трехэтажным кирпичным зданием, с четырех сторон обнесенным высоким забором, помог спуститься Джейн. Один из парней в куртках забрал у него кейс, а у Джейн сумочку.

Кроме «мерседеса» во дворе стояла черная «волга». Из нее не спеша выбрался Валентин Петрович и сопроводил гостей (или пленников — это зависело от поведения Хойланда) в дом. Джейн увели на второй этаж в комфортабельную просторную комнату с телевизором «Сони» и видеомагнитофоном. Интерьер дополняли кованые фигурные решетки на окнах. Охранник оставил Джейн одну и повернул ключ в замке ореховой двери.

Хойланд последовал за хозяином в элегантно обставленный кабинет на первом этаже. Решетки украшали окна и здесь. Валентин Петрович расположился в кожаном кресле в уголке отдыха, кивком предложил Хойланду составить ему компанию, отодвинул дверцу зеркального бара:

— Что выпьете, Магистр?

— Виски, — сказал Хойланд, — «Баллантайн». Валентин Петрович достал увесистую квадратную бутылку.

— Склонность к употреблению алкоголя — одно из любопытных человеческих свойств… Как вы догадываетесь, нам алкоголь безразличен, но с вами я выпью — из уважения к вашим обычаям и за сотрудничество. Как у вас принято… Впрочем, почему «у вас»? Земля теперь — наша планета. Но и ваша, Магистр, коль скоро отныне вы с нами.

Они выпили — Валентин Петрович лишь слегка пригубил. Он встал, вынул из ящика стола цветную фотографию Шевцова и бросил на стол перед Хойландом. Тот скользнул по снимку равнодушным взглядом.

— Узнаете? Этот человек встречался с вами в Париже.

— Ну и что?

— Мы хотели бы узнать, что он успел рассказать вам о нападении на «Магеллан» и кому еще он об этом рассказывал.

— Только и всего? — с усмешкой сказал Хойланд. — Это не стоит даже моих первых десяти миллионов.

— Видите ли, Магистр, информация — товар скоропортящийся… Сегодня она, быть может, стоит и больше, а завтра — ничего. Но это, конечно, не все. Есть еще ряд вопросов. Что затевает Орден, как далеко они — то есть вы — продвинулись, какие контрмеры необходимо срочно предпринять? Нам нужна ваша консультация.

— Для консультанта у меня неплохое жалованье, — небрежно заметил Хойланд. — Что ж, пожалуйста. Шевцов не рассказывал мне решительно ничего, более того, как только я намекнул на ЦРУ, он ударил меня, отключил и убежал. Поскольку вы следили за мной, должны были это видеть.

— Это правда, — подтвердил Валентин Петрович, — но мы не слышали вашего разговора.

— А разговора как такового и не было.

— Допустим… А остальные вопросы?

— На все вопросы — «нет».

— Что нет?

Хойланд вздохнул и полез в карман за сигаретами. Валентин Петрович предупредительно поднес зажигалку.

— «Нет» — значит то, что я, хотя я и Магистр, не вхожу в высший круг. Мне известно только мое конкретное задание, но не все планы Ордена.

— Зря вы так, Хойланд… Теряете много и не приобретаете ничего.

— Но ведь я не отказываюсь от сотрудничества. — Хойланд развел руками. — Просто я действительно ничего не знаю. Но на другие вопросы, возможно…

— Других нет, — оборвал хозяин кабинета, — и для вас их может не быть вообще. Даю вам срок до пяти часов утра. Сейчас вас отведут в комнату. Отдохните, подумайте. Я буду неподалеку. Если передумаете, постучите в дверь — охрана вызовет меня. Здесь нет ни телекамер, ни микрофонов, чтобы я мог видеть или слышать вас и таким образом узнать о вашем решении. Вы сами понимаете это, Магистр, чем больше электроники, тем меньше секретности. Если вы не передумаете… Вы знаете. Это все.

Он нажал кнопку звонка. Двое охранников выросли на пороге.

— Уведите.

Хойланда провели по коридору и втолкнули в соседнюю комнату. Аскетическая обстановка и впрямь располагала к размышлениям. Письменный стол, стул, незастланная кушетка — если это гостевые апартаменты, пять звезд им вряд ли присудят… Хойланд меланхолично подергал решетки, несильно толкнул плечом дверь. Шансы на побег нулевые, да если и выломать дверь, что делать с вооруженными охранниками?

В окно Хойланд увидел, как Валентин Петрович переговаривается с дюжим парнем в кожаной куртке, придерживая дверцу «волги». Слов он не разбирал, только приглушенный звук голосов. Дверца хлопнула, машина выехала со двора. Белобрысый, тот, что оценивающе разглядывал Джейн, запер ворота, и оба охранника вернулись в дом.

Итак, их всего двое? Но в доме могут находиться и другие. К тому же для Хойланда что двое, что целая армия — все равно. Каждый из парней превосходил его массой, ростом и силой, не говоря уж об их пистолетах.

И он не мог выломать дверь, не поднимая шума.

10

Настенные часы показывали половину второго ночи. Джейн устала метаться по комнате, как тигрица в клетке. Она прилегла на подушки дивана, вскочила снова… Хуже всего была эта проклятая неизвестность. Где Хойланд? Что они сделали с ним?

За дверью послышались осторожные шаги, потом негромкие скребущие звуки. Джейн обратилась в слух. Похоже, в замке поворачивается ключ!

Хойланд?

Дверь медленно приоткрылась. Это был не Хойланд. На пороге стоял улыбающийся белобрысый охранник, и в руке его поблескивал шприц.

Парень протиснулся в комнату, запер за собой дверь, с ухмылкой сунул связку ключей в карман.

— Разомнемся, крошка? — вежливо предложил он. — А это, чтобы ты не брыкалась…

Игла шприца нацелилась в предплечье Джейн.

Она не знала русского языка, но по поведению и интонациям парня сразу поняла, зачем тот пришел. Джейн соблазнительно улыбнулась, облизала губы и прошептала:

— Ты мне нравишься… Такой большой и сильный! Иди ко мне… А это убери. — Она отвела его руку со шприцем. — Какое же удовольствие, если я буду лежать как бревно? Не понимаешь?

Она расстегнула пуговку на платье. По-английски охранник не говорил, но главное усвоил: ему не будет оказано сопротивления. Наркотик ни к чему — кажется, ночка ожидается повеселее, чем он надеялся… Он положил шприц на телевизор, улыбнулся еще шире и рывком опустил молнию на куртке.

71
{"b":"5557","o":1}