ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через несколько секунд «мерседес» свернул за угол, и Хойланд придал машине предельное ускорение. Сзади гремели выстрелы.

Затормозил Хойланд минут через двадцать, в глухом лесу, при свете луны и крохотных звезд, видимых сквозь кроны деревьев.

— Ну вот и все…

Он погладил Джейн по плечу. Они вышли из кабины и забрались в фургон. Желтая лампочка освещала лица двух человек на полу. Бежин бубнил что-то в забытьи.

— Не свихнулся бы, — озабоченно произнесла Джейн.

— Не свихнется, — заверил Моддард, приподнял Шевцова и усадил на скамью. Тот с трудом приоткрыл глаза:

— Где я?

За последние сутки лексикон Шевцова состоял преимущественно из этой фразы.

— У друзей, — успокоил его Хойланд по-английски. Шевцов обвел затуманенным взором Хойланда, Джейн, Модцарда, увидел распростертого Бежина.

— Что это… Хойланд? — Он задыхался, старался говорить по-английски настолько быстро, насколько мог, пока волевой импульс удерживал его на поверхности сознания. — Хойланд, я ошибался… Запомните: Зимин… Зимин — предатель. Это он погубил «Магеллан»… Скорее сообщите… Я…

Он снова впал в беспамятство и прислонился к стене в углу.

— С ним все будет в порядке? — Обеспокоенная Джейн взяла руку Шевцова, ища пульс.

— Думаю, да, — кивнул Моддард. — Это последняя реакция… Я немного поработал с ним.

Постепенно Шевцов освобождался из цепких щупалец наркотика. Вскоре он уже мог нормально говорить и адекватно реагировать на происходящее.

— Шерон… Скажите мне, что с Шерон, Хойланд?

— Плохо…

— Она мертва?

— Нет. Она в Париже, в клинике. Врачи борются за ее жизнь.

Игорь ухватил Хойланда за рукав:

— Что не сделают врачи, то сделаю я. Я должен быть с ней! Немедленно отвезите меня туда, Хойланд!

— Вы не знаете, где находитесь?

— Нет. Где?

— Под Москвой. Шевцов сжал кулаки:

— Ну да… Врачи ведь говорили по-русски… Впрочем… Я никак не приду в себя толком… Но, черт возьми, Хойланд! Я обязан быть с Шерон!

— Пожалуй, это можно устроить, — сказал Моддард. Во взгляде Шевцова загорелась робкая надежда. — Но прежде расскажите нам все. О Зимине, о случившемся…

— Я знаю немного… Зимин помог террористам захватить «Магеллан». Потом мы скрывались… В Париже нас прятал журналист, как его… Рэнди Стил. Потом ворвались эти… гангстеры… И вот я здесь. Там были двое в белых халатах…

— Чего они хотели от вас?

— Не знаю… Проводили какие-то тесты, кололи наркотики… По-настоящему я и сейчас не в норме.

— Сейчас мы поступим так, — проговорил Моддард, обращаясь к Хойланду и Джейн. — Бежин сообщил мне свой городской адрес, и мы поедем к нему. Оттуда я свяжусь с Тернером. Он займется вывозом Шевцова в Париж, а нам необходимо завершить беседу с Бежиным. Вдобавок после стрельбы в клинике долго оставаться поблизости вряд ли разумно. Поехали.

12

Шевцов остался ждать внизу, в «мерседесе». Об этом его попросил Моддард, так как космонавту ни к чему было видеть и слышать то, что может произойти в квартире Бежина. Едва Моддард успел переговорить по телефону с Тернером, как в дверь позвонили.

— Кто это? — спросил Хойланд полковника, сидевшего на стуле под прицелом пистолета Джейн.

— Не знаю.

Звонок повторился. Хойланд с пистолетом на изготовку вышел в прихожую, взглянул на монитор телекамеры, вмонтированной в глазок, улыбнулся и открыл дверь.

— Привет тебе, Магистр, — прозвучало в прихожей по-английски.

— Привет вам, Хранители. Проводник Тигг Илиари здесь.

Это были Смолин и Табачников.

Безусловно, они не случайно оказались здесь в этот час… Ибо они уже довольно близко подобрались к Бежину со своей стороны.

Всю ночь в кабинете Смолина горели лампы, гудел компьютер. Стол был завален всевозможными бумагами и схемами, испещренными многочисленными пометками.

Из фотографий московских знакомых Зимина Боровская выбрала снимок полковника Бежина — не очень уверенно, с массой оговорок, но она допускала, что он мог быть человеком, приезжавшим к Зимину перед их разводом. Экспертиза определила на чашке Рассонова наличие высокой концентрации обогащенной вирусом гриппа питательной среды. Далее, лично Бежин посещал Звездный с целью инструктажа космонавтов, и время его пребывания там совпадало с временем начала болезни Рассонова. Всего этого было достаточно, чтобы подозревать полковника, а со смертью Гольданского появились новые сопоставления.

— Смотрите, Леонид Савельевич. — Смолин провел авторучкой по экрану монитора. — Вот даты визитов Гольданского в США. А это даты, когда в Америку выезжал Бежин. Три из них — пятого, четырнадцатого и двадцать восьмого — совпадают. Любопытно, не правда ли?

— Любопытно, — согласился Табачников, вглядываясь в экран. — Но не получается.

— Что не получается?

Табачников присел на краешек стула, отхлебнул кофе из чашки:

— Бежин сам передал нам — я имею в виду разведку — информацию ЦРУ о связи Гольданского с Берринджером. Без этого мы бы и внимания не обратили на убийство какого-то коммерсанта. Так что же он — сам себя подставил?

— А что ему оставалось делать? — возразил Смолин. — Скрой он эту информацию, как смог бы потом объяснить пробел?

— Гм… Предложения у меня такие, — сказал Табачников. — Ехать сейчас к Бежину, выложить все ему и потребовать объяснений.

— Не пойдет, — возразил Смолин. — Если он замешан, мы только насторожим его, а уж объяснений он наверняка приготовил воз и маленькую тележку.

— Ну и что? Мы явимся ранним утром, как ангелы мщения, и будем вести себя так, словно все улики у нас в кармане. Если он человек, мы его дожмем.

— А если он НЕ человек?

— Тогда, думаю, он постарается дожать нас. А мы в свою очередь постараемся разобраться в ситуации, захватить его и сообщить по каналам Ордена…

Смолин вынужден был признать его правоту, и через час их «волга» затормозила у подъезда дома, где жил полковник Бежин.

Моддард выслушал краткий, но исчерпывающий доклад Табачникова.

— Благодарю вас, — сказал он, — хорошая работа. — Он повернулся к Бежину. — Теперь я хочу знать главное. Мне нужен Амма Эри.

Молчание затягивалось.

— Я жду, — напомнил Моддард. — Я знаю, что это не вы. Судя по вашей реакции на Чашу Тиггов, ваш уровень — Амма Гед или даже Амма Сол…

— Я Амма Гед, — высокомерно сказал Бежин, — и я не открою вам имя Амма Эри, даже если…

— Я узнаю его сам.

Моддард устремил на Бежина свой МАТЕРИАЛЬНЫЙ взгляд. Тот тихо пробормотал имя.

— Это почти все, — сказал Моддард.

— Что еще? — прошептал Бежин.

— Я предполагаю, что здесь, в этой квартире, находится какая-то информация по операции «Магеллан». Едва ли самое важное, но нам дорого время. Вы сами выдадите ее или…

Бежин резко встал:

— Вы правы… Это компьютерный диск, я отдам его…

Полковник подошел к стене и набрал комбинацию встроенного сейфа. Дверца приоткрылась. Рука Бежина скользнула в нижнее отделение, прикоснулась к пистолету…

Он молниеносно обернулся и выстрелил в Моддарда.

Нет… Прозвучал не этот выстрел, а другой: Хойланд оказался быстрее. За ничтожные доли секунды до того, как палец Бежина привел в действие смертоносный механизм пистолета, пуля, выпущенная Хойландом, вошла в центр лба Амма Геда.

Черное ущелье бездны рассекло тело существа из иного мира. В пламени фиолетовых молний, в голубой вспышке небытие поглотило его.

Оттолкнув ногой тлеющую одежду, Моддард подошел к сейфу и заглянул внутрь.

— Как и следовало ожидать, никаких дисков здесь нет, а проводить обыск нам некогда… Хранитель Джейн, это сделаете вы. Все, что вам удастся найти, вы передадите людям Тернера, когда они прибудут за Шевцовым. Думаю, часа три-четыре у вас есть… А нам пора отправляться. Времени очень мало.

13

Генерал Казимов не спал в эту ночь. До самого рассвета он работал в уединении на правительственной даче, то склоняясь над кипами документов, то обращаясь к мерцающему экрану монитора. Конечно, «в уединении» здесь не значило «в одиночестве». На даче была охрана, к тому же весь внешний периметр поселка также тщательно охранялся. И эта дача, разумеется, не была отрезана от сердца столицы. Правительственная и обычная телефонная связь действовала бесперебойно, и генерал перед отъездом из Москвы приказал секретарю докладывать ему обо всех звонках, адресованных в кремлевский кабинет, и соединять его с теми, кто ему потребуется.

74
{"b":"5557","o":1}