ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Конкретно, пожалуйста, господин Кеннеди.

- Если конкретно, то мы вам полностью отдадим остров Кубу.

Хрущев так засмеялся, что Кеннеди посмотрел на свой галстук и свои туфли.

- Товарищ Кеннеди, как вы можете отдать мне то, что уже давно принадлежит мне? Это же абсурд. Куба моя, и Кастро мой, и все мое.

И опять начал смеяться. Опять Кеннеди посмотрел на свои туфли. Почему-то Хрущев у него ассоциировался с туфлями.

- Мой вам совет, товарищ Президент Америки. Если вы хотите угадать и улучшить свое будущее, то обязательно начните с настоящего. Секрет будущего в настоящем. То что с вами происходит сейчас, сию минуту, от вас уже не зависит. Это старые грехи ваши всплывают как дерьмо на горизонт. А то, что с вами будет, ну,...допустим через 10 лет, непременно зависит от этих дней, даже от этого часа. Вот так-то, товарищ Кеннеди.

Напоследок Хрущев повел с Кеннеди слишком уж философский разговор, от чего тому стало не по себе.

- Товарищ Кеннеди, а как вы думаете, что означает, когда с деревьев падают листья?

.....

- Это не значит, что подул ветер. Знаете, что это значит, товарищ Кеннеди? Это значит, что на земле умер еще один человек, еще одним живым стало меньше.

Услышав перевод сказанного, Кеннеди переглянулся со своими советниками. Его взгляд означал двоякое значение, мол, вы что нибудь поняли, или же, вот он идиот.

- Господин Кеннеди, скажу вам еще кое-что. Если вычеркнуть из жизни политические ошибки, может остаться одна лишь подпись.

После заумной беседы с американским президентом к Хрущеву в фойе подошел советник Кеннеди по Национальной безопасности страны, Мак Джордж Банди. Это был умнейший человек, мозговой трест правительства США, бывший декан и профессор Гарвардского университета.

- Господин Хрущев, каким вам видится будущее Кубы и СССР?

Хрущев не много призадумался, потом полез рукой в карман брюк, демонстративно почесал яйца, и сказал:

- Товарищ Банди, моей теще 83 года, а жене, Нине Петровне 59 лет. Теперь скажите мне, который час? Ха-ха! Не ломайте голову. Мой вам совет: если миллион, или даже триллион умножить на ноль, то все равно в итоге получится ноль.

- Не понял вас. А если по существу, господин Хрущев?

- Э, нет, товарищ Банди, вопрос ваш сложный, и мне так просто не ответить на него. Зайца на барабан не выманишь.

- И все же, какой вы хотели бы увидеть свою страну?

- Эх, Банди, Банди! Мой вам совет. Научитесь плавать, даже в воде! Ха-ха-ха...

Хрущев вприпрыжку отходил, не услышав слова Банди, сказанные американскому конгрессмену:

- Кажется, Никита Хрущев проглотил много мудрости, но все это словно попало не в то горло.

Эпилог

1979-й год, июль. Едет поезд по маршруту Москва-Минск. В вагоне ресторане, за столиком у окна, сидел мужчина лет сорока. Он был в очках, в белой сорочке с короткими рукавами. Вид у него был неопрятный. Лицо помятое, небритое, волосы взъерошенные как у Мефистофеля, туфли грязные. Короче говоря, было ясно, что он опустившийся, задубевший алкаш. Перед ним был граненый стакан водки и ломтик красного яблока, от него уже на расстоянии разило чесноком. Он курил и стеклянными глазами смотрел в окно, на мелькающие поля, луга и деревья. Часто кашлял, шлифуя каждый глухой звук, и кашель его напоминал звуки рычага скорости в автомобиле, который с трудом переключается. К нему неожиданно подсела женщина лет 45-ти. Видно было, что женщина уже стареет, портится. Чувствовалась дряхлость, рыхлость, отсутствовали передние зубы, и это давало свободу языку. Руки были некрасивые, не благородные. Это был ее приговор, но она видимо не сдавалась, не подписывалась. В общем, посмотрев на нее, уже понимаешь, откуда появляется гомосексуализм. Она пребывала на стадии падения. На ней был красный пиджак.

- Молодой человек, здесь свободно?

- Да, мадам, около меня всегда свободно. Даже пусто. Присядьте.

- А как вас звать?

- Меня? Сергей! Фамилия моя Хрущев. Сергей Никитич я! Честно.

Ольга застучала глазами.

- Вы сын Хрущева? Серьезно?

Ей не верилось, что сын Хрущева сейчас в таком мерзком состоянии вынужден пить водку в вагоне - ресторане, закусывать ее сигаретами.

- Эй, официант, шампанского нам!

Официант грубо покосился на Сергея Хрущева.

- Ты сначала заплати, а потом пей. Ходит тут всякая пьянь, пьют задарма...

Через минут пять Ольга с Сергеем уже пили коньяк.

- За вас, Сергей Никитич.

- Спасибо, Оля.

- Эх, Сережа, высохшую реку не благодарят за ее прошлое. Кстати, а за что вы меня благодарите? Вы что, не спонсор? А ну, положите вилку!

- Да, пожалуйста (отложил вилку в сторону).

- Да, опять кстати, у меня был знакомый один Никита, тезка вашего батюшки покойного. Его ласково звали Нико. Мы с ним познакомились давно, в Баку, когда еще ваш отец правил страной. Какое было время. Эх... Кстати, вы любите читать книги?

- Вы знаете, нет. Нет! Если бы в книгах было написано что нить серьезное, то и войн не было бы никаких. Все люди стали братьями, или сестрами. Не знаю... Наверное это будет через 1000 страниц после нас. Многие из тех, кто остался самим собой, так никем и не стал.

- Да бросьте вы умничать. Я уже седая, у меня даже там белый волос, и не один (она указала между ногами). Так, значит, вы не любите читать (Чуть обидевшись)?

- А вы значит представитель древнейшей профессии, где первая буква б, а последняя в (смеясь)?

- Я не блядь!

- Что вы!!! Я имел в виду, что вы библиотекарь?

- Нет, я просто женщина. Хотя я много времени потеряла зря со многими в постели.

- Я это заметил. У вас такие умелые руки. Видимо вы лет десять работали дояркой.

- Не угадали. Не люблю скотин и скотское отношение.

- Мадам, банан еще и кушать можно.

- (Отмахнувшись) Так вы любите читать или как?

- Ну что вы? Я же все-таки кандидат исторических наук, и на жизнь я смотрю не так мрачнее, как она на меня. Я даже вам щас стишок прочту. Хотите?

Когда мы снова родились,

Со срама, прячась за кусты,

Не наготы мы устыдились,

А нашей мнимой красоты.

- Не слышали про это? Нет? Так, ну,... и что это за книга?

- Вот, возьмите на память от меня. Не забывайте меня, Серега.

И она вручила ему книгу Жюль Верна, где на обложке яркими желтыми буквами было написано: "Дети капитана Гранта''. Даже на ощупь книга была какая-то холодная что ли. Приняв у нее книгу, Сергей Хрущев заметил у Ольги золотые часы на цепочке. Они броско висели из - под ее ремешка на пиджаке.

- Мадам, можно посмотреть ваши часики с близи. Мне кажется, я их где-то видел.

ГЛАВА 10

1966-й год. О Королеве Елизавете

- Сэр Вильсон, надеюсь все окей? Вы все поняли? Надо все сделать незаметно, ловко.

- Ваше величество, а если не представиться такая возможность? Что я тогда смогу?

- Все будет хорошо, не волнуйтесь. Мы не можем допустить, чтобы немцы унесли из Лондона кубок мира. Сделайте что нибудь!

- Хорошо, я постараюсь. Но и все же я не знаю...

- Знаете сэр, все вы знаете. Поговорите с судьями, с арбитрами, назначенными на этот матч. Предложите им что нибудь. Кубок мира должен остаться здесь, в Англии.

- Все ясно, ваше величество.

- У нас мало времени, сэр. Мы почти в цейтноте. А в цейтнот попадает не тот, кто много думает, а тот, кто думает не о том. Вы что, в отставку захотели?

- Нет, ваше величество.

- Тогда действуйте!

Это был разговор Королевы Англии Елизаветы 2-ой с Премьером Англии Вильсоном. Они беседовали прямо перед финальным матчем (где - то за пару часов до игры) Чемпионата мира по футболу 1966-го года, где затевали нечто не хорошее. Королева Елизавета готовила какой-то замысел.

Вот такая примерно была ситуация на тот момент. Именно "примерно", так как никому не удалось потом установить точное время случившегося. Ну а с другой стороны, тем легче говорить о том, что случилось.

33
{"b":"55576","o":1}