ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подполковник КГБ Андрей Семенов стоял на берегу Москвы-реки, и опершись о каменный барьер смотрел в воду. В Москве был май месяц, погода шикарная, над рекой летали синички и грачи. Он пытался заметить в воде свое отражение, но не мог найти. Зажег сигарету, затянулся, постоял, подумал. ''Да, а ведь скоро в Англию еду. V, блин, ничего себе, Англия! Знал бы мой отец, бедный крестьянин из Пскова, кем будет его сын. От радости он, наверное, не умер бы. Ничего себе, вот он, его сын, подполковник КГБ, который скоро едет в Англию. Эх, отец, отец, не увидел ты этого всего, не порадовался ты за меня. Жаль. Хотя подполковником - то я, конечно стал, но уровень мой все тот же, т.е. низкий. Не вырос я никак. Это еще хорошо, что я это понимаю, признаю, значит, я на верном пути. Большинство и этого - то не знают. Между мною и этим мальчиком на велосипеде нет никакой разницы''. Он грустно улыбнулся. ''Интересно, что бы этот мальчик сделал на моем месте? Наверно тоже самое, что и я. Странно все-таки. Мне уже 45, а я как маленький. Одни иллюзии, самоутешения и самообман. Подполковник КГБ, удостоверение, власть, и все, больше ничего, ни хрена конкретного. Одно сухое имя. Блин, когда ж будет озарение? Я научился только сомневаться, ничего более. Мудрость не всегда приходит с возрастом. Часто возраст приходит один''.

Он в таких раздумьях набрел на мысль, с помощью которой Лондон возможно поможет ему разбогатеть. Не зря мать Андрея Семенова говорила ему в детстве, мол, сынок, не езжай за гранку, за кордон, это не для тебя, не по тебе. Если бы Андрей знал, как его мама была тогда права.

30 июля 1966-го года, в Лондоне, на знаменитом стадионе "Уэмбли", состоялся финальный матч чемпионата мира по футболу, между сборными Англии и Германии.

Судил матч в поле арбитр из Швейцарии Готфрид Динст. Боковыми судьями на этот матч были назначены Карел Гальба из Чехословакии и советский рефери из Баку Тофик Бахрамов. В преддверии финала чемпионат жил обычной жизнью, ничто не нарушало привычного ритма и не предвещало ничего неожиданного.

Как известно, основное время закончилось вничью со счетом 2-2. Было назначено дополнительное время, где случился эпизод, исключительный по своей редкости в истории мирового футбола. Форвард англичан Джефф Херст, завладев мячом, пересек линию штрафной и, развернувшись, нанес по воротам сильнейший удар. Мяч, ударившись под перекладину, опустился на линию ворот, а далее немецкий защитник выбил его за пределы поля. И тут случилось следующее. Англичане радуются, мол, это гол, а немцы протестуют, дескать, гола нет. В наступившей тишине на трибунах, арбитр Динст, дабы снять с себя ответственность (хитрый какой), подбегает к боковому Бахрамову, и тот подтверждает забитый Херстом мяч в ворота немцев. Короче говоря, Англия победила 4-2 и завоевала чемпионский титул. О вышеупомянутом моменте вспоминалось очень долго, об этом много писалось в газетах и журналах, о данном эпизоде подробно написал даже сам Тофик Бахрамов. Уже потом, спустя годы, когда появились компьютеры, выяснилось, что гола не было, мяч не пересек линию ворот. Гол был засчитан неверно. Но речь не об этом. В Англии на этом чемпионате выступала также сборная СССР, поэтому в состав нашей делегации были включены сотрудники КГБ. Они, как обычно, контролировали почти каждый шаг советских граждан, участников этого грандиозного форума. Но так как наша сборная дошла к концу чемпионата (она заняла 4-е место), и тем более, в финальном матче судил также наш советский арбитр, то и роль КГБ в Англии была актуальной до конца первенства.

В обязанности подполковника КГБ Семенова входило наблюдение и контроль за Бахрамовым. После того, что случилось, Бахрамов попал во все местные объективы. В одну секунду наш арбитр стал героем дня. И соответственно, интерес к нему возрос втрое. Поэтому Семенову пришлось попотеть, смотреть в оба. Но его еще больше удивило то, когда он узнал, что всю бригаду судей финального матча, включая и чешского судью Карела Гальба, после матча пригласила к себе во дворец, английская Королева Елизавета. Весь судейский корпус непосредственно сопровождал Премьер Министр Англии Вильсон. Королева пригласила к себе 3- судей. Это что-то новенькое, такого не было.

''Да, вот это номер', подумал про себя Семенов, и поспешил за эскортом, направлявшимся на аудиенцию к Королеве. Он заставлял водителя такси вилять по Гайд-парку, по Аштету, по Биг-бенду, и наконец доехал до дворца Королевы. Хоть его и не пустили внутрь, но он свой "объект" начал ожидать внизу, в фойе. А тем временем Королева Англии принимала трех арбитров финального матча, и по отдельности каждого благодарила. Сказав одобрительные и благодарственные слова, Королева начала прощаться с футбольными судьями. Они, раскланявшись, направились к выходу. В этот момент дворецкий остановил Бахрамова, объяснив, что Королева хотела бы с ним поговорить в отдельности, наедине. Он, конечно же, был польщен таким вниманием, улыбнувшись в ответ. Королева Елизавета, остановила свой цепкий взгляд на Бахрамове:

- Господин Бахрамов, я выражаю вам свою глубокую благодарность. Я хотела бы это сделать особо, и посчитала это очень важным для себя. Вы сегодня рискнули, причем сделали это в очень напряженной атмосфере, вы совершили большой поступок, а большой поступок могут оценить только большие люди. Я поразилась вашему риску, я даже позавидовала вам, так как рисковать таким образом могут только простые люди. Им нечего терять. Но в тоже время вы могли бы поплатиться за это, если бы ошиблись, а простые люди платят за ошибки очень дорого. Богачу есть чем заплатить за свой грех. И я надеюсь, что с вашей стороны не было никаких поблажек в адрес нашей команды, ибо это оскорбило бы мою страну.

Переводчик быстро пересказал все слова Королевы. Тот внимательно выслушал, и когда понял о чем идет речь, не сразу решился ответить. Этим воспользовалась Королева. Заметив замешательство арбитра, она продолжила:

- Поэтому, господин Бахрамов, я хочу лишь сказать, что у каждого человека свой путь к Парнасу, к своей победе. Не важно, какой это путь, главное, чтобы этот путь был. Время летит очень быстро, а когда время летит, то и человек спешит, не хочет опаздывать, отставать. Вы сегодня опередили свое время, господин Бахрамов, вы вошли в историю, пусть даже маленькими шагами. Но все же вошли. Я приветствую вас в наших рядах, и в знак благодарности примите от меня на память вот этот перстень.

Ее величество Королева Елизавета грациозно сняла с пальца большой перстень ослепительного блеска и протянула его Бахрамову. То, что случилось потом, нигде не отмечалось долгие годы, так как это было не выгодно, точнее, не эстетично. Тофик Бахрамов, увидев протянутый ему перстень, наконец-то понял, о чем идет речь. А речь шла о простой королевской благодарности, которую Бахрамов отверг. Да, именно отверг. Он покраснел, смутился, повернулся в сторону выхода, потом резко затормозив, попросил переводчика перевести ее величеству следующие слова:

- Ваше величество! Я благодарю вас за ваш подарок, но принять его я не могу. Может быть это и помешает мне утвердиться в истории в которую я не так давно вошел. Но мне кажется, своим отказом Королеве Англии, я войду в историю еще тверже.

Сказав это, он резко поспешил к выходу.

А Семенов, уже минут двадцать ждал Бахрамова у ворот королевского дворца. Офицер заволновался, когда увидел у лестниц Динста и Гальбу. Бахрамова что-то не было. Глаза Семенова резко увеличились в количестве, их стало не 2, а уже 10. ''Нет, они думают, что меня, старого подполковника можно провести? Не тут - то было. Я очень внимателен, очень. И в этом моя сила''. Он продолжал усиленно наблюдать даже за мухой, пролетевшей мимо.

''Как жаль, что я не знаю английского. А то бы я поговорил с хорошенькими женщинами. Их здесь, в Лондоне, немало''. Действительно, рядом с Семеновым проходили, мелькали молоденькие лондонские девушки. Он, вздыхая и улыбаясь, провожал их взглядом и думал: '' Вот бы поболтать с ними, просто поболтать, не больше. Поддать бы чуть-чуть, и все. А то дом, жена стерва, крикливые дети, Москва, да и вся эта советская срань, эта серая действительность сидит у меня в кишках. Когда я увижу еще Лондон, когда? Да и работа у меня, на посту я, блин, стою. Что-то этот Бахрамов запаздывает''.

34
{"b":"55576","o":1}