ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жаль, что ей не придется носить ее слишком долго.

Глава 5

Хлоя получает больше, чем рассчитывала

Его выворачивало наизнанку.

Полулежа на полу в обнимку с ночным горшком, Джон прижал лоб к спинке кровати. Он закрыл глаза и ждал, последует ли за этим приступом рвоты еще один или его желудок уже пуст.

Он старался глубоко и ровно дышать, чтобы привести себя в нормальное состояние. Что с ним происходит?

Он мог бы приписать свое нездоровье некачественной пище, но Лафен был искусным поваром, а неприятные ощущения в желудке появились еще до того, как он проглотил первый кусок. В самом начале обеда, сразу же после тоста Перси.

Да, первые признаки нездоровья он ощутил после слов о взаимном согласии, когда осознал, что Хлоя действительно стала его женой.

С тех пор его странное недомогание все усиливалось.

Он сделал еще один глубокий вдох. В эти самые минуты Хлоя ждет его в противоположном конце коридора, в их спальне. Ждет, чтобы отпраздновать…

Впервые в жизни Джон испытывал страх перед близостью с женщиной.

Он тряхнул головой, пытаясь успокоиться. Не то чтобы он не хотел… И не то чтобы не мог… Просто… — Джон уперся головой в край матраса — просто ему не все равно, черт возьми!

Хлоя была единственным человеком, которому он открывал свою душу. Он верил ей, он заботился о ней. Что случится после того, как они… Повлияет ли близость на их отношения?

Джон усмехнулся. Это, наверное, самый странный вопрос, который когда-либо задавал себе мужчина! И все из-за Хлои.

Он потер пальцами виски. Безумие. Ему нужно принять ванну, надеть халат и идти к жене. Они насладятся друг другом, и ничего не изменится.

Приняв решение, он встал и решительно направился к комоду с зеркалом.

Прополоскав рот розовой водой, Джон направился к стоящей у камина ванне. Сегодня он уже один раз принимал ванну. Слуги странно посмотрели на него, когда он попросил принести еще горячей воды.

Когда ванна была наполнена, Джон не спеша погрузился в воду.

Он принялся намыливаться, мысленно составляя план действий. Приняв ванну, он должен пойти к ней.

Сразу же. Немедленно.

Или лучше сначала вымыть голову?

Конечно, так и нужно сделать. Он окунул голову в воду и стал энергично намыливать ее. В его затуманенном мозгу никак не отпечаталось то обстоятельство, что он уже мыл голову несколько часов назад.

Он мылся долго и тщательно.

Если бы члены палаты лордов могли присутствовать при этой сцене, то они непременно открыли бы дебаты по вопросу: считает ли виконт Секстон, что он таким образом очищается?

Покончив с мытьем, Джон подумал, что было бы неплохо немного полежать в горячей воде, чтобы дать расслабиться внезапно одеревеневшим мускулам.

Вытянувшись, насколько это было возможно в тесной ванне, он откинул голову и закрыл глаза. Золотая цепочка с маленьким амулетом поблескивала на его груди.

Слабость после приступа рвоты и успокаивающее действие теплой воды привели к тому, что он, сам того не желая, заснул.

Когда Джон открыл глаза, вода в ванне была совсем холодной, а часы на каминной полке показывали, что прошло уже два часа. По крайней мере его волосы высохли.

Больше откладывать нельзя.

Он должен идти к Хлое.

Джон собирался сказать ей, что им нужно время. Им необходимо привыкнуть к мысли, что они теперь муж и жена, прежде чем вступить в интимные отношения.

Собравшись с мыслями, он надел темно-зеленый халат и двинулся по коридору.

Ему ни разу не пришло в голову, как странно он себя ведет и как это не похоже на него. Самый известный развратник Англии, имевший бесчисленное количество любовных связей и переспавший с множеством женщин, выбрал себе в жены единственную девушку, близости с которой он боялся.

Джон твердо знал одно — он не хочет терять дружбу Хлои. Она была самым дорогим для него человеком. Потерять Хлою? Тошнота опять подступила к горлу Джона.

Слишком большой риск.

Где же он?

Хлоя с распущенными волосами расхаживала по комнате в роскошной ночной рубашке, украшенной кружевами.

Она ходила туда-сюда уже несколько часов, и с каждой минутой беспокойство ее росло. Почему он не идет? Что он делает? Она ломала руки в волнении.

Возможно, ей надо заглянуть к нему в комнату и узнать, что его так задержало. Задумавшись, она прикусила губу. Но ведь все приготовлено здесь, в этой комнате. А вдруг, когда она войдет к нему, он решит… сделать это прямо там? Что она скажет? «Прости, Джон, не мог бы ты остановиться и пройти со мной в другой конец коридора?» Это совершенно невозможно…

Дверь открылась, а затем тихо закрылась.

Хлоя затаила дыхание.

В дверях стоял Джон, и на лице его застыло загадочное выражение.

Под зеленым халатом на нем, похоже, ничего не было. На его длинных волосах играли отблески пламени камина. Распахнувшийся на груди халат открывал упругую смуглую кожу и тонкую золотую цепочку.

Сердце Хлои замерло. Он показался ей как никогда прекрасным. И желанным.

Они молча смотрели друг на друга. Казалось, прошла вечность.

Треск горящих дров в камине разрушил чары. Они заговорили одновременно:

— Мне нужно…

— Ты…

Оба умолкли.

Хлоя сцепила пальцы, пытаясь унять их дрожь.

— Что, Джон? — едва слышно спросила она.

Он потер шею под волной золотых волос.

На мгновение Хлоя представила, что это ее рука ласкает Джона. Ей захотелось почувствовать, как шелковистые пряди медленно скользят у нее между пальцами, покрыть поцелуями его шею. Она жаждала зарыться лицом в эти волосы, пахнущие клевером.

— …понимаешь, у меня возникло именно такое чувство, и поэтому…

Хлоя моргнула. О чем это он? Она так увлеклась своими фантазиями, что прослушала последние слова Джона.

— Дело в том, Хлоя, что, по-моему, нам не нужно торопиться. Все произошло так быстро, что у нас не осталось времени…

«О Боже, Джон еще думает!»

Это совсем никуда не годится. Может, он пришел к выводу, что их сделка была ошибкой, и теперь хочет аннулировать ее? Боже, тогда все ее усилия окажутся напрасными!

Хлою охватила паника. Она не может потерять Джона — после всего, что было! Ей стало совершенно ясно, что следует делать. Ждать больше нельзя.

Сегодня или никогда!

Не давая себе времени на размышления, Хлоя бросилась к ничего не подозревающему Джону. Она обхватила ногами его талию и тесно прильнула к нему, обняв за шею. Застигнутому врасплох виконту ничего не оставалось делать, как подхватить ее.

Впервые в жизни Хлоя прижалась губами к губам Джона и крепко поцеловала его.

Рот его слегка приоткрылся от удивления, блестящие зеленые глаза растерянно заморгали.

Сначала он ничего не почувствовал.

И вдруг все изменилось.

Волна жара, подобно извергнувшейся из жерла вулкана лаве, захлестнула его, прокатившись по всему телу и сосредоточившись в паху. Он едва устоял на ногах — настолько сильным было это ощущение.

Руки его сами собой крепко сжали девушку, и он, забыв обо всем, ответил на ее поцелуй со всей страстностью, на которую был способен.

Прильнувшая к нему Хлоя застонала от его яростного напора. Похоже, противник вступил в бой. Она попыталась приготовиться к предстоящему любовному сражению.

Он был горяч, необуздан и пылок. Настоящий Джон, подумала она, торжествуя. Его горячие поцелуи сводили ее с ума.

Вкус его губ был точно таким, как она себе представляла. Даже лучше. Неудержимый натиск виконта Секстона — это больше, чем она рассчитывала получить в результате сделки.

Несмотря на свои недавние рассуждения и твердое намерение подождать, Джон был не в силах справиться с собой. Едва коснувшись ее губ, он понял, что все будет не так, как всегда. Это чувство пронизало все его существо.

Где-то в глубине души он понимал, что ведет себя совершенно необычно. Как правило, он предпочитал играть роль искусного соблазнителя, опытного и утонченного.

15
{"b":"55578","o":1}