ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хлоя представила себе движения Джона: неотразимо мягкие, уверенные, быстрые…

«Непредсказуемый и хищный! Как выслеживающий добычу дикий зверь!»

Она отмахнулась от назойливого внутреннего голоса.

Да, Джон нередко напоминал мед: сладкий и нежный, роскошный, тягучий, с каким-то непередаваемым ароматом. Можно было подумать, что на вкус он точно такой же…

Лорд Страсти.

Высший свет находил забавным это прозвище. Когда она впервые встретилась с ним, ему было шестнадцать лет, и уже тогда он не пренебрегал удовольствиями плоти. С годами стало еще хуже.

С самого начала между ними установилась тесная и прочная связь. В горле у нее стоял ком. О, как ей хотелось убить его!

В шесть лет Хлоя не понимала, почему женщины так на него смотрят. Для нее он был просто мальчишкой, который сажал ее к себе на плечи и все время смешил. Он обнимал ее, вытирал ей слезы и успокаивал, шепча на ухо всякие глупости.

Хлоя прижала ладонь к стеклу, как будто этим движением хотела приблизить его к себе.

«Джон…»

Лошадь с всадником отважно перемахнула через каменную ограду и продолжала нестись вперед; из-под копыт животного во все стороны летели комья земли. Лорд Джон торопился к дяде. Через несколько минут он будет здесь. После этих бесконечных месяцев разлуки — ее добровольной ссылки — он вновь предстанет перед ней, живой, из плоти и крови.

Хлоя закрыла повлажневшие глаза. Как трудно было так долго не видеть его! Но разлука составляла очень важную часть ее плана.

Она вспомнила выражение мужественного лица Джона, когда объявила о своем решении отправиться в колонии вместе с подругой Обри, которая собиралась погостить у старшей сестры в Чарлстоне. На мгновение он застыл, ошеломленный.

— Куда ты собираешься?

Затем он попытался отговорить ее, но быстро сдался, поняв, что не сможет переубедить девушку.

— А может, я не пущу тебя, — проворчал он.

— Разве ты имеешь право диктовать, как мне поступать? — рассмеялась Хлоя, и его красивое лицо вспыхнуло.

Сколько она себя помнила, Джон считал себя чем-то вроде ее лучшего друга и одновременно опытного наставника. Осознание того, что его мнение не является решающим, обескуражило его. Правда, ненадолго.

Естественно, отправляясь в плавание, она не упустила возможности подбросить дров в костер, прошептав ему на ухо, что собирается испытать в колониях все приключения, какие только возможно, и оставив его в недоумении, что бы это могло означать. Когда судно с Хлоей на борту покидало гавань, лицо его было белым как мел. Это принесло ей огромное удовлетворение.

Всадник перемахнул еще через одну ограду.

Интересно, означает ли эта спешка нечто большее, чем обычную дружбу? Неужели до него дошло, что теперь, когда она превратилась во взрослую девятнадцатилетнюю женщину, отношения между ними должны измениться?

Джон должен понять, как сильно она… что она всегда…

Хлоя сглотнула, пытаясь сдержать безрассудную и порывистую французскую половину своей натуры, которая вечно приносила ей неприятности. Всю свою жизнь она любила и хотела добиться Джона, но терпеливо ждала до сегодняшнего дня.

Разве это не заслуживает награды? Вне всякого сомнения!

Скоро его чудесный низкий голос будет шептать ее имя — точно так, как ей представлялось в девичьих снах…

Парадная дверь с треском распахнулась, а затем захлопнулась с такой силой, что затряслись перекрытия. По дому разнесся низкий мужской голос:

— Хло-я-а-а!

Девушка поморщилась. Не очень-то похоже на шепот. Очевидно, та небольшая шутка, что она разыграла с ним перед отплытием, сильно на него подействовала. Она расправила плечи. Ладно, если такая малость расстроила этого повесу, что будет, когда он увидит, какой еще сюрприз она ему приготовила!

Джону грозила опасность.

Серьезная опасность, хотя он еще ничего не подозревал. Конец его необузданным оргиям! Хлоя — маленькая непреклонная Хлоя — намеревалась единолично завладеть им. Теперь и навсегда.

Но сначала она уничтожит его.

Лорд Страсти! Рассказы о его похождениях доходили до нее даже в колониях. Письма от бабушки были полны туманных намеков о его бесчисленных любовницах. Merde! Это сводило ее с ума!

К несчастью, она слишком соскучилась по этому повесе, чтобы приступить к наказанию до завтрака.

Хлоя вздохнула.

Придется немного подождать.

Остановившись у лестницы, Джон громко позвал ее.

Он смертельно устал, поскольку всего лишь раз останавливался на постоялом дворе, чтобы освежиться в прохладной ванне и накормить взмыленную лошадь. Почему-то он испытывал непреодолимое желание как можно быстрее приехать сюда. Просто чтобы убедиться, что с его маленькой сумасбродкой все в порядке.

Он все еще не простил ей то, что непредсказуемая рыжеволосая подруга вынудила его целых восемнадцать месяцев теряться в догадках по поводу своего внезапного бегства в Чарлстон. И главное, он не в силах был избавить ее от возможных опасностей.

Его чувственные губы непроизвольно растянулись в улыбке. А затем он вспомнил слова, сказанные ею при расставании.

— Хлоя! — еще раз позвал он.

Где же прячется этот чертенок?

Наверху над перилами лестницы мелькнула копна рыжих волос.

— Джон? — послышался хорошо знакомый мелодичный голос. Никто не произносил его имя так, как Хлоя. Несмотря на проведенные в Англии годы, она по-прежнему немного смягчала звук «дж» на французский манер. Сердце замерло у него в груди. Только теперь он понял, как сильно скучал по ней.

— Джон! — Хлоя бросилась вниз по лестнице, едва касаясь ногами ковровой дорожки.

«Она изменилась», — промелькнуло у него в голове, когда он стремительно бежал вверх по ступенькам. Они встретились на площадке. Девушка доверчиво упала в его объятия, едва не сбив с ног.

Джон засмеялся, откинув голову.

«Не так уж сильно она изменилась! Слава Богу».

— Джон! Джон! — Хлоя обвила руками шею молодого человека и стала покрывать его лицо быстрыми поцелуями. Джон называл их «французскими цыплячьими клевками». Она всегда так делала после разлуки, и это всегда смешило его.

И на этот раз тоже. Поначалу.

Крепко обняв девушку, Джон приподнял ее и внезапно умолк. Как только он ладонями обхватил ягодицы Хлои, его лоб прорезала складка. Ягодицы полнее, чем он их помнил, и более… оформившиеся.

Он уклонился от ее поцелуев.

— Что там у тебя надето?

Он сжал руками ее ягодицы и еще плотнее притянул девушку к себе.

Хлоя медленно подняла на него свои огромные фиалковые глаза.

— Ничего, — хрипловато прошептала она.

Зеленые глаза Джона широко раскрылись. Он заморгал, а затем выронил ее, как обжегшую пальцы спичку. Он смотрел на нее так, словно она превратилась в каменную статую. С его губ слетело невнятное восклицание.

«О Боже! — со страхом подумала Хлоя. — Возможно, это и есть критический момент. Чтобы мой план сработал, Джон должен перестать видеть во мне ребенка, он должен воспринимать меня как взрослую женщину!»

Риск, конечно, существовал, но она шла на него сознательно, чтобы иметь возможность двигаться дальше. В противном случае ее долгое путешествие в колонии оказалось бы бессмысленным.

Зная, что Джон наблюдает за ней из-под своих густых черных ресниц, Хлоя расправила плечи, уперлась ладонями в округлившиеся бедра и склонила голову набок. Она умышленно приняла такую позу, чтобы продемонстрировать свою расцветшую фигуру.

«Начнем, пожалуй». Она никогда не испытывала недостатка в решительности.

Тем временем Джон разглядывал Хлою. Малышка сильно изменилась с тех пор, как они виделись в последний раз. Откуда взялась такая… рельефная фигура? Полные груди, осиная талия, пышные бедра. От глаз, раньше казавшихся слишком большими на ее худом личике, теперь нельзя было оторвать взгляда. А волосы…

Куда подевался их морковный цвет?

Вместо привычной оранжевой копны перед ним сияли самые красивые рыжие волосы, какие он когда-либо видел. Хлоя была великолепна. Не такая, как раньше. Невероятно красивая.

2
{"b":"55578","o":1}