ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джон оставался неподвижным, лаская губами ее шею, ухо, ключицу. Один раз он даже впился зубами ей в плечо, когда она особенно сильно прижалась к нему.

Лорд Страсти позволял жене самой отыскать путь к наслаждению, терпеливо разрешал ей овладеть им.

Через некоторое время ладони Джона легли ей на ягодицы. С редким искусством он стал направлять ее. Теперь все было по-другому.

Они оба испытывали ни с чем не сравнимое наслаждение.

Его сильные опытные руки управляли ее энергичными действиями, и постепенно он довел их до потрясающей кульминации.

И тем не менее это было еще не все.

Скоро Хлоя поняла, что Джон только приступил к делу. Не успела она перевести дыхание, как он начал все снова, показав ей другой вариант этого же способа.

Весь день до глубокой ночи он выполнял свое обещание. Его искусство на самом деле было непревзойденным. Она не замедлила сообщить ему об этом.

В спальне раздался низкий раскатистый смех Джона.

— Я рад, что вы убедились в этом, миледи. — Он игриво подмигнул ей.

И продолжал дальше.

Глава 7

Замбо удобно устраивается

Их разбудил громкий стук в дверь спальни.

— Не отвечай. — Джон опять уткнулся лицом ей в плечо.

— Я должна открыть. Похоже, это что-то важное, Джон.

Хлоя выскользнула из его жарких объятий и потянулась за пеньюаром.

— Черт бы их побрал!

Пока она шла к двери, с кровати доносились проклятия.

Она не могла винить его: он как раз приготовился… Ну, намеревался показать ей свою любимую позу.

Хлоя улыбнулась, подходя к двери. Она восхищалась этой стороной натуры Джона. Его страстностью.

Стук усилился. Кто-то неистово барабанил в дверь. Хорошо, что Джон заперся на ключ. Хлоя была уверена, что в противном случае непрошеный гость ворвался бы к ним.

Она хмыкнула, вспомнив, что в ответ на ее вопрос, зачем он запирает дверь, Джон скрестил руки на груди и бесстрастно взглянул на нее:

— Знаю я эту прислугу.

Он оказался прав.

— Иду! Иду! — крикнула Хлоя, набрасывая пеньюар.

Она отперла дверь, приоткрыла ее на несколько дюймов и выглянула наружу.

На пороге спальни стояла графиня с расстроенным лицом. Хлоя никогда не видела бабушку такой взволнованной.

— Бабушка! В чем дело? Какое-то несчастье? Скажи мне!

— О, это ужасно, моя дорогая. Ужасно! — ломая руки, воскликнула графиня.

О нет! Хлоя прижала руку к груди.

— Что случилось? Ты должна сказать мне.

— Нет! Я буду говорить с Джоном. Он теперь хозяин дома, и это его забота. Только его.

— Но Джон…

«Голый».

Хлоя услышала тихие шаги мужа за спиной. Сильная рука обвила ее талию, и она оказалась прижатой к теплой груди Джона.

«Боже, он даже не потрудился что-нибудь на себя надеть!»

Его всклокоченная голова просунулась в приоткрытую дверь.

— В чем дело, графиня? — спокойно спросил он.

Бабушка опять принялась заламывать руки.

— О, Джон…

Он мгновенно стал серьезным.

— Что такое? Это ведь не дядя, нет?

— И не Шнапс? — громко вскрикнула Хлоя.

Джон удивленно взглянул на ее макушку. Она действительно питала необъяснимую привязанность к уродливой маленькой собачонке.

— Нет-нет, мой ангел… хуже, гораздо хуже.

Джон нахмурился, недоумевая: с дядей все в порядке, сама графиня стоит перед ними, Шнапс цел и невредим, а жив или нет Дейтер, никого не волнует. Что же может быть хуже? Он терялся в догадках.

Бабушка собралась с духом и наконец объявила:

— Зу-Зу приехала.

Хлоя и Джон в растерянности смотрели на нее.

— Вы понимаете, о чем я говорю? — Она всплеснула руками. — Графиня Замбо здесь! У вашего порога!

Джон молча смотрел на бабушку.

— Ну и что? — вымолвил он наконец.

— Скоро сам увидишь! Ты должен немедленно спуститься. Я предоставила ей апартаменты в южном крыле, и она уже прогнала трех горничных. А она здесь всего полчаса!

— Вы хотите сказать, что эта… эта женщина остановилась здесь? — испуганно спросил Джон.

— Да. Пойдем быстрее.

— Не пойду. — Он крепче прижал к себе Хлою. — Мы с женой заняты.

Графиня сердито фыркнула.

— Ты должен выйти к ней! Если ты этого не сделаешь, она перевернет здесь все вверх дном. Но Джона было не так-то просто смутить. Графиня погрозила ему пальцем.

— Мой дорогой виконт, она сама пришлет за вами прислугу, а потом еще потребует благодарности за оказанную вам честь. Я видела, как она это проделывала раньше. Попрощайтесь с «Приютом изящества», который неминуемо превратится в замок графини Замбо!

— Кто эта женщина? — Ноздри Джона затрепетали.

Хлоя повернулась в его объятиях и взглянула ему в глаза.

— Помнишь, Джон, это ее оплакивала бабушка, полагая, что она отправилась на гильотину.

— О да… «блистательная сука». Что она здесь делает?

Хлоя опять повернулась к графине:

— Да, как ей удалось избежать казни, бабушка?

— Еще не знаю. Надеюсь, она поделится с нами подробностями своего невероятного спасения. Тем не менее, Джон, ты обязан спуститься к ней.

— Да, Джон, ты должен идти, — кивнула Хлоя.

— Что я буду с ней делать? — громовым голосом вскричал виконт.

Графиня двинулась по коридору.

— Это очень просто, Джон, — улыбнись ей. Зу-Зу обожает улыбающихся мужчин.

— Что вы хотите этим сказать? — удивленно спросил Джон. Графиня ничего не ответила, и он повернулся к жене: — Что она имеет в виду?

Хлоя пожала плечами.

— Помни — только улыбнуться. Зу-Зу будет довольна, — донесся голос графини из глубины коридора.

— Хм, — только и смог промычать Джон.

Оставшись одна, графиня де Фонболар широко улыбнулась.

Парочка в дверях выглядела просто восхитительно. Джон казался таким заботливым. И гораздо более нежным к своей молодой жене, чем можно было ожидать. Как сказал сэр Перси, res ipsa loquitur. Факты говорят сами за себя. Теперь нужно заставить Джона прислушаться к ним.

Волноваться нечего — у графини был собственный план.

Сначала она должна договориться с этой сукой Зу-Зу.

Что бы она делала без дорогой Замбо, умеющей внести разнообразие в скуку повседневной жизни? Слава Богу, она избежала смерти!

Человек не может обойтись без острых ощущений.

Особенно если ими можно разнообразить первые дни брака.

— Прямо у меня перед глазами! Невероятных размеров, возвышаясь во всей своей мощи!

Все в комнате сочувственно вздохнули.

Все, кроме Джона. Он вполголоса пробормотал несколько слов, которые лучше было не произносить вслух.

Сидевшая рядом с ним Хлоя быстро толкнула его локтем в бок. Он послушно издал притворный вздох.

Графиня Замбо принялась прихорашиваться, воспринимая эти вздохи как должное.

Первой подала голос бабушка.

— Вы говорите о человеке, который спас вас? — уточнила она, несколько шокированная этим описанием.

— Нет! — нахмурилась Зу-Зу. — Я говорю о гильотине.

— О-ох. — Все вздохнули, разочарованные таким поворотом событий.

— Так как же вам удалось спастись, графиня? — спросила Хлоя.

— Да, расскажите нам, Зу-Зу. — Перси наклонился вперед, с нетерпением ожидая продолжения рассказа. Джон не был особенно удивлен его поведением, поскольку таким образом сэр Перси добывал пищу для своей бесконечной болтовни.

— Это произошло на Гревской площади. Когда солдат стащил меня с повозки, я подняла глаза и увидела воплощение несгибаемой воли и безжалостной точности.

— Гильотину, — подсказала бабушка.

— Нет! Человека, который меня спас. — Зу-Зу бросила кошачий взгляд на свою давнюю подругу и соперницу. — Он был неподражаем, Симона. Жаль, что ты не видела его.

Бабушка закатила глаза.

— Да, в следующий раз я встану перед самой гильотиной, чтобы иметь возможность взглянуть на этого храбреца.

Джон фыркнул.

— Черная Роза? — У Перси прямо-таки слюнки потекли.

21
{"b":"55578","o":1}