ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 8

Странное совпадение

В тот вечер они не спустились в столовую.

Графиня предусмотрительно послала им в спальню легкий ужин.

Хлоя улыбнулась, заметив веточку розмарина, положенную бабушкой на поднос с холодными закусками. Розмарин служил символом дружбы, любви и верности. Традиционно его использовали для украшения свадебных церемоний, но, кроме того, считалось, что он помогает доводить дело до конца.

Бабушка посылала ей тайное сообщение, советуя придерживаться выбранной тактики. Ожидавшая Хлою награда стоила затраченных усилий.

Итак, графиня все знает. И поддерживает выбор внучки. Никогда еще она так не любила бабушку.

Заметив задумчивое выражение лица Хлои, Джон слегка приподнял пальцем ее подбородок.

— Что случилось?

— Ничего.

Взволнованно улыбаясь, она привстала на цыпочки и нежно коснулась губами его губ. Он обнял ее за талию и подарил жене страстный поцелуй. Они занимались любовью уже несколько часов, но Джон по-прежнему воспламенялся при одном прикосновении к ней.

Хлоя неохотно отстранилась.

— Мне хотелось бы принять ванну перед ужином, Джон. Тебе будет нетрудно подождать?

— Вовсе нет. Лучше я попрошу принести нам побольше воды; думаю, она нам может понадобиться, — ответил он и весело подмигнул ей.

Так оно и есть. Джон, казалось, использует каждую возможность, чтобы доказать свою любовь к ней. Хлоя не могла точно определить, что скрывается за его энергичным поведением, но решила считать это добрым знаком. Кроме того, в его присутствии у нее подгибались колени. Один жаркий взгляд его изумрудных глаз из-под черных изогнутых ресниц — и она уже была готова на все. Никогда в жизни она не испытывала такого наслаждения.

Джон уже в полной мере продемонстрировал свое искусство.

Соль заключалась не в том, что он делал, — они только начинали исследовать эту сферу, — а в том, как он это делал. Джон отличался какой-то необыкновенной чувствительностью. Он обладал способностью полностью отдаваться чувственным ощущениям.

Когда Хлоя вспоминала его прикосновения и ощущение его плоти внутри себя, у нее тут же просыпалось желание. Ей нравилось, как он проникает в нее, сильный и одновременно нежный, настойчивый, но в то же время ждущий помощи.

Он прав — им понадобится больше воды.

Хлоя кивнула, соглашаясь с его предложением.

— Почему бы просто не попросить принести наверх целое корыто горячей воды? — серьезно спросила она.

Джон откинул голову и громко рассмеялся.

— Это приходило мне в голову.

Когда ванна была наполнена, Хлоя с наслаждением погрузилась в горячую воду, от которой шел пар. У нее болели мышцы, о существовании которых она до сих пор даже не подозревала. Но это была приятная боль.

— О-о, как чудесно! — Она откинулась на край ванны.

— Ты позволишь помочь тебе?

— Помочь?

— Выкупаться. — Он смотрел на нее как человек, обнаруживший, что неожиданно стал обладателем сокровища.

Хлоя не знала, верить этому взгляду или нет.

— Но, Джон, как ты можешь помочь мне выкупаться?

Ее осторожный ответ развеселил его.

— А вот так…

Он взял душистое мыло, которое Хлоя положила рядом с ванной, и вдохнул его легкий цветочный запах. Джон любил этот аромат, напоминавший запах ее духов.

Теперь, вдыхая этот запах, он каждый раз вспоминал ее жаркие объятия…

— Ты всю ночь собираешься стоять и нюхать мое мыло, вместо того чтобы объяснить, что ты имел в виду? — спросила Хлоя.

Джон взглянул на нее, вскинув бровь.

— Терпение, Хлоя. Я как раз собираюсь приступить к делу.

Опустившись на колени рядом с ванной, он обмакнул мыло в воду и тщательно намылил ладони. Хлоя закрыла глаза, ожидая. Он сам получал огромное удовольствие от…

Широкие ладони Джона принялись намыливать ее плечи и грудь. Хлоя чувствовала, как его тонкие пальцы скользят по нежной коже ее груди вокруг сосков.

— О-о…

— Нравится, да?

— А ты как думаешь? — ответила Хлоя, не открывая глаз.

Два пальца скользнули по ее груди, ухватили подобно ножницам затвердевший сосок, и сильно сжали.

Хлоя резко выпрямилась:

— Джон!

Он усмехнулся:

— Полегче, милая. Я далеко не закончил.

Этого она и боялась.

Джон продолжал мыть ее, опустив ладони сначала на талию, а затем на округлые бедра. Он вымыл каждую ногу, от бедер до кончиков пальцев.

— У тебя потрясающие ноги, Хлоя. — Голос его внезапно стал хриплым.

— Правда? — Она высунула из воды изящную ступню, чтобы посмотреть, что Джон нашел в ней особенного. Нога как нога. Она пожала плечами. Но как бы то ни было, это заставило его голос звучать тоном ниже. Иногда мужчины бывают такими странными.

— Твои ноги гораздо красивее, Джон. — Она окинула взглядом линию его мускулистых ног, от бедер до щиколоток. Они выглядели очень сильными. — Ты, наверное, можешь целый день провести в седле и нисколько не устанешь.

Он ущипнул себя за переносицу, и две морщинки прорезали его лоб.

— Ты неподражаема, обезьянка, — сказал он, улыбаясь и качая головой.

— Это почему? — Хлоя озадаченно посмотрела на мужа.

— Не важно. — Он поцеловал ее в кончик носа.

— О… — Ее фиалковые глаза широко раскрылись. Она поняла двусмысленность своего замечания, и тут же его ладонь оказалась у нее между ног.

На его щеках появились глубокие ямочки.

— M-м, — промычал он, лаская пальцем ее лоно.

Хлоя застонала:

— Джон, не надо!

— Я просто мою тебя, милая. — Он бросил на нее невинный взгляд, который, однако, не оказал должного действия.

Она схватила его за запястье.

— Нет. Ты заигрываешь со мной, а я буду лишена такой возможности.

— Лишена чего? — спросил он, не прекращая ласк.

Хлоя поджала губы.

— Очень хорошо, но запомни — я намерена отплатить тебе тем же. Потом я буду мыть тебя. Так что советую быть осторожным — все вернется тебе сторицей.

Джон широко улыбнулся:

— Это угроза?

Хлоя бросила в него мокрую мочалку, которую он ловко поймал.

Затем он наклонился к ней и заговорил вкрадчивым голосом:

— Позволь дать тебе один совет. Когда ты захочешь кому-нибудь пригрозить, не пугай его тем, к чему он сам стремится всей душой.

Он разразился громким смехом, увидев на ее лице удивление.

— Ладно! Я уже вымылась.

Она поднялась из воды. Джон окинул ее взглядом, в котором сверкали искорки желания.

— Дай я тебя вытру.

Прежде чем она успела запротестовать, Джон завернул ее в льняную простыню и принялся вытирать.

— Хватит! — Хлоя отстранилась и потянулась к ведру с горячей водой. — Теперь твоя очередь.

Он отпрянул.

— Ты собираешься вылить его на меня, да, милая?

— Конечно, нет. Это для ванны, — великодушно улыбнулась Хлоя.

Осторожно, не спуская с нее глаз, он забрался в ванну и сел, с трудом поместив свое крупное тело в тесном пространстве.

— А как тебе понравится вот это…

Плюх!

Он подождал, пока вода стечет с лица, а затем схватил ее.

Хлоя смеялась и визжала одновременно.

— Нет! Не смей!

— Я забыл вымыть тебе голову… А теперь идите сюда, миледи. — Он втащил ее в ванну и усадил к себе на колени.

— Джон, не нужно меня опять мочить!

Его белые зубы сверкнули в озорной улыбке.

— Уверен, что ты совсем не это хотела сказать, морковка.

Щеки Хлои залила краска.

— Бог мой! Ты просто невыносим!

Он невинно захлопал глазами.

— Я? Невыносим? Не может этого быть!

Льняная простыня была сорвана с тела Хлои и отброшена, мягко приземлившись на ковер.

— А вот теперь я рассердилась! Я хочу есть и…

Плюх!

Она подождала, пока вода стечет с ее лица. Пряди намокших волос упали ей на спину.

— Ты за это заплатишь! — Она быстро схватила мыло и, размахивая им, как оружием, принялась яростно намыливать все его тело; за ее рукой тянулись хлопья пены.

Джон так хохотал, что у него не было сил остановить ее. Теперь он будет пахнуть, как букет весенних цветов.

25
{"b":"55578","o":1}