ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, — ответил он. — О да.

Его ладони легли на колени Хлои и мягко раздвинули их. Не мешкая ни секунды, он принялся ласкать нежную кожу внутренней поверхности ее бедер. Его губы были нежны и осторожны, когда он знакомил ее с этой стороной любовных игр.

Хлоя молча смотрела на золотистую голову у себя между ног.

Его губы скользили вдоль ног Хлои в нежнейшей из ласк. Джон не торопился, двигаясь вдоль ее бедер то вверх, то вниз. Он не касался самого сокровенного, как бы оставляя это лакомство на десерт.

Он прижимался лицом к ее мягкому податливому телу, бормоча что-то нечленораздельное и осыпая ее поцелуями.

Затем он сильно притянул Хлою к себе.

Она взяла в ладони его лицо.

Джон закрыл глаза и, уткнувшись ей в руку, поцеловал в середину ладони.

— Прижми меня к себе. Как тогда, в первый раз.

Хлоя сделала, как он просил: сильно потянула его на себя, пока не почувствовала его горячее дыхание.

Она задрожала.

Он поцеловал ее. Его губы благоговейно коснулись ее лона.

Хлоя закрыла глаза, испытывая острое наслаждение от ощущения его горячих губ и жаркого дыхания в таком сокровенном месте.

Джон невнятно пробормотал что-то страстное и чувственное.

Он обхватил ее ягодицы и еще сильнее прижал к себе. Ему хотелось продлить эти неповторимые ощущения, принадлежащие только им двоим. Язык Джона скользнул вдоль ее лона.

Она вскрикнула от этого прикосновения.

Он притянул ее еще ближе и проник языком внутрь нее. И замер. Затем лизнул и снова замер. И опять лизнул.

Хлоя стиснула его широкие плечи, не веря, что Джон способен дать ей такие ощущения.

Он вновь и вновь проникал языком в ее лоно, касаясь твердого пульсирующего комочка внутри. Она запустила пальцы в его густые волосы, изо всех сил сжимая шелковистые пряди.

Он посасывал нежные лепестки ее лона, гладил и ласкал их. Полностью отдавшись наслаждению, он все сильнее прижимал Хлою к себе. Джон даже не слышал ее сдавленных криков и еле сдерживаемых стонов.

Он просто любил ее своим ртом.

Именно сейчас Хлоя по-настоящему поняла, почему его называют Лордом Страсти. Джон самозабвенно отдавался чувственным ощущениям. Каждая клеточка его тела, казалось, участвует в любовном акте. Он являл собой воплощение чувственности.

Он принялся ласкать ее лоно длинными равномерными движениями. Она вскрикнула от нахлынувшей на нее волны желания. Это только ускорило ритм его страстного танца. Язык Джона гладил, массировал, совершал круговые движения. Хлоя задыхалась, громко всхлипывая.

Крепко прижимаясь к ней губами, Джон проник языком внутрь ее лона. Почувствовав, как Хлоя вся задрожала, он громко зарычал.

Этот вибрирующий звук еще больше усилил ее ощущения. Волны наслаждения накатывали одна за другой, обрушиваясь на нее подобно водопаду, подводя к сияющей вершине.

— Милая, милая, — хрипло шептал он.

Ее тело продолжали сотрясать конвульсии, а он, казалось, был намерен довести ее до полного изнеможения.

Руки Хлои обессиленно лежали на голове Джона. Она не могла даже пошевелить ими. Откинув голову, она открыла глаза и увидела прямо перед собой висящую в небе луну. Белые пальцы облаков протянулись на иссиня-черном небе подобно спутавшимся прядям волос.

«Какое блаженство, — подумала Хлоя. — Неописуемое блаженство».

Она запомнит эту ночь на всю жизнь. Эта черно-белая картина навсегда запечатлелась в ее мозгу и в ее сердце.

Джон постепенно успокаивался. Он продолжал страстно прижиматься к ее лону, а ладони его крепко обнимали ее талию. Ему не хотелось отпускать ее.

Никогда раньше Джон не испытывал ничего подобного.

Он не мог подобрать этому точного определения, но произошедшее потрясло его. Он был похож на изголодавшегося человека, обнаружившего перед собой накрытый стол.

Что с ним происходит?

Как бы это ни называлось, но с каждой минутой становилось все хуже — или лучше, в зависимости от того, как на это посмотреть. Как и раньше, чем больше он получал, тем больше хотел.

Это начинало его беспокоить.

Хотя не было никакой причины для тревоги. Хлоя здесь, рядом, она его жена, и, следовательно, нет повода…

Почему же он так взволнован?

Ему не давала покоя мысль, что интимная близость может положить конец их дружбе. Эти опасения возникли сразу же после свадьбы и не исчезли и теперь. Сомнения остались, только его мысли приняли совсем иное направление.

Страсть к Хлое переполняла его.

Более того, это стало ему ясно в тот момент, когда он впервые поцеловал ее. Нет. В конце концов, он может себе позволить быть честным с самим собой. Он всегда знал, что не сможет делить ее с другим.

Тогда зачем же он заставил ее поверить, что сможет?

«Чтобы ты мог жениться на ней», — подсказал ему внутренний голос.

Эта мысль не давала ему покоя.

Именно так. Он женился на Хлое, используя надуманный предлог. Он всегда хотел, чтобы она принадлежала только ему. Как же теперь сказать ей об этом?

Ей может совсем не понравиться такое заявление, особенно после того, как она заключила с ним соглашение, оговорив для себя свободу.

Черт бы побрал этот договор!

Леди Секстон принадлежит лорду Секстону, и никому, кроме него, не позволено прикасаться к ней!

Она просто обязана будет привыкнуть…

А как насчет его?

Собирается ли он тоже распрощаться с привычным образом жизни? Внезапно он сделал неожиданное открытие. Его больше абсолютно не интересуют другие женщины.

Ничто не могло сравниться с тем, что он испытывает…

Джон поднял голову, и на лице его отразилось удивление. Его нисколько не манила прежняя жизнь! Именно о такой жизни, как теперь, он всегда мечтал! Жизни в «Приюте изящества».

— В чем дело? — Хлоя провела ладонью по его щеке.

— Я…

Джон не знал, что сказать. Какие слова он мог найти? Заявить, что он вдруг решил нарушить условия их соглашения и оставить ее только себе? Как она отреагирует на это? Как он объяснит причины своего поступка? Хлоя придет в ярость и будет иметь на это полное право. Он обманул ее.

Джон сам до конца не мог разобраться в своих чувствах. Несомненно одно — он был более чем смущен. Какое-то неясное предчувствие заставило его отступить.

Пока нет никаких причин для паники, рассудил он.

Они по-прежнему уважают заключенное соглашение, и у него есть еще много времени, чтобы решить эту проблему. Он сделал глубокий вдох.

— Ничего. — Он притянул Хлою к себе и прижался лицом к ее животу. — Ничего такого, о чем стоило бы беспокоиться, моя морковка.

Хлоя обняла его, хотя и не поддалась на обман. Она слишком хорошо его знала. Что-то произошло с лордом Секстоном. И ей потребуется время, чтобы выяснить это.

Джон встал у нее между ног и еще сильнее прижал к себе. Крепко обняв ее за талию, он приподнял ногу Хлои, так что она обвила его стройное бедро, и принялся водить губами по ее шее.

Хлоя обхватила руками его сильную шею, все плотнее прижимаясь к нему. Его восставшая плоть скользнула вверх-вниз вдоль ее лона, не проникая внутрь. Для нее это была сладкая пытка.

— Войди в меня, Джон, пожалуйста, — прошептала она, пряча лицо у него на груди.

— Еще рано.

Не прекращая возбуждавших ее движений бедрами, он целовал ее ключицу. Хлоя уловила исходящий от него аромат роз и жасмина, смешанный с ее собственным запахом. Результат получился ярким и возбуждающим.

Она сообщила Джону о своем открытии.

— Я знаю, — хриплым голосом ответил он. — Это чудесная смесь.

— Джон… — Хлоя взяла в ладони его лицо и страстно поцеловала.

Одной рукой он гладил ее по спине, а другой сжимал ее ягодицы. Казалось, ему доставляло удовольствие стоять так, прижавшись к ней, раскачиваясь туда-сюда и постепенно возбуждаясь все сильнее и сильнее.

Луна освещала пару лебедей, скользивших по поверхности пруда. Их неторопливое движение усиливало очарование этой весенней ночи. Увидев птиц, Джон поставил Хлою перед собой и повернул, не размыкая объятий, чтобы она тоже могла полюбоваться чудесной картиной.

27
{"b":"55578","o":1}