ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очаровательный негодяй
Роковой сон Спящей красавицы
Перстень отравителя
Душа наизнанку
Своя на чужой территории
Иногда я лгу
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Приватир
Печальная история братьев Гроссбарт
A
A

Встав, она извинилась и быстро пошла к тому концу стола, где сидел Джон. Когда она приблизилась к нему, он еще раз медленно отхлебнул из бокала, стараясь скрыть, что следит за каждым ее движением.

«Очень хорошо, Джон. Как будто я не знаю, что ты ни на секунду на спускаешь с меня глаз!»

Положив руку ему на плечо, Хлоя наклонилась к самому его уху и прошептала:

— Мне очень жаль, что ты лишился твоей любимой модели парусника, Джон. Может, мне удастся раздобыть другую такую же?

От ее слов раздражение Джона только усилилось.

«Как будто потеря маленького кораблика — единственная причина моего плохого настроения!»

Ее уловка не смогла ввести его в заблуждение. Поставив бокал, Джон повернул голову и через плечо взглянул на жену.

— Вы очень добры, леди Секстон, — спокойно ответил он.

Хлоя пришла к заключению, что сейчас высшей доблестью было бы бегство. Она повернулась, собираясь вернуться на место. Ее не покидала надежда, что он со временем успокоится. Вдруг сильные пальцы сжали ее запястье.

Он притянул ее, чуть не опрокинув прямо к себе на колени.

— Джон! На нас все смотрят! — Хлоя уперлась рукой в его плечо.

— Думаешь, меня это волнует? — Он смотрел на нее из-под полуприкрытых век.

— Джон, прекрати! Это неприлично. Неужели ты думаешь…

Другой рукой он обхватил ее затылок, притянул к себе и крепко поцеловал ее в губы.

В этом поцелуе не было любви.

Это был поцелуй собственника. И предназначался он для того, чтобы произвести должное впечатление на Синдреаков.

Увидев такие романтические отношения хозяина и хозяйки, обедающие гости захлопали ладонями по столу и весело подняли бокалы.

Джон внезапно отпустил Хлою. Он опять принялся за еду, не обращая внимания на стоящую рядом жену, которая была ошарашена его поведением.

Адриан привлек внимание Мориса Шевано, подмигнув ему, и, не опуская бокала, громко заявил:

— Факты говорят сами за себя!

Джон поморщился, а все отсалютовали ему бокалами.

«Вот, значит, как, лорд Секстон, — грустно подумала Хлоя. — Представлять себе все таким образом, значит…»

Хлоя задохнулась. Джон предъявил на нее права. Совершенно недвусмысленно.

Потрясенная, она взглянула на этого негодяя, но он избегал ее взгляда, о чем-то тихо беседуя с графиней Замбо. Хлое это совсем не нравилось, но, учитывая то, как он только что поступил, ей придется как-нибудь пережить это.

Никогда в жизни Джон не обращался с женщинами как со своей собственностью. Почему же он сейчас так ведет себя? Было ли его поведение просто защитой своей территории, как у дикого зверя, или тут скрывалось что-то другое? Их договор все еще действовал, и поэтому Джон почувствовал… угрозу. Неужели это действительно так?

Хлоя рассматривала его профиль, не смея надеяться.

Повеса, ощущающий угрозу, становился… мужем!

Замбо подмигнула лорду Джону и провела веером по его руке.

По крайней мере наполовину мужем. И вероятно, наполовину повесой. Хлоя надула губы. Джон дергал за поводок.

Ее вдруг обуял ужас. Она по-прежнему в любой момент может лишиться всего.

Лоб ее покрылся испариной.

Ощущая подступившую слабость, Хлоя извинилась и ушла к себе в комнату.

Быстро раздевшись, она легла в постель. Прохладные простыни приятно холодили ее обнаженное тело. Ей хотелось побыть одной в затемненной комнате, где горела всего лишь одна свеча — ее мысль.

У нее не было никаких причин так расстраиваться. Джон вел себя замечательно и…

На нее накатила волна отчаяния.

Приписав свое настроение недостатку сна — Джон не давал ей заснуть, занимаясь с ней любовью до самого утра, — Хлоя решила вздремнуть и посмотреть, как будет чувствовать себя, когда проснется. Если она все еще будет беспокоиться о нем, то, возможно, ей придется снова ударить его по голове.

Она печально вздохнула.

Даже если это в его интересах, вряд ли лорд Сек-стон обрадуется такому лекарству.

В полудреме она почувствовала, как кровать рядом с ней прогнулась.

— Джон? — сонно пробормотала она.

— Лучше, если это буду я. — Он обнял ее. — Что случилось? Ты не больна, нет?

В его голосе слышалась тревога.

— Нет, просто…

Джон убрал упавшую ей на лицо прядь волос.

— Просто что, Хлоя? — Он коснулся губами ее лба.

— Я… — Она посмотрела ему в глаза.

— Что? — прошептал он. — Расскажи мне.

Хлоя не могла.

— Я… мне просто захотелось спать, Джон.

Он, казалось, был разочарован ее ответом.

— Разумеется, Хлоя. Как пожелаешь.

— Я очень устала, Джон.

— Тогда спи, милая. Я разбужу тебя позже, когда настанет время собираться.

Кивнув, она уткнулась лицом в его теплую грудь. От его запаха, такого знакомого и успокаивающего, у нее на глаза неожиданно навернулись слезы.

А что, если он так никогда и не узнает… «Нет! Не смей думать об этом, Хлоя».

Джон почувствовал, как ее слезы увлажнили его грудь. Он озадаченно взглянул на свернувшуюся в его объятиях женщину, недоумевая, что могло так сильно расстроить ее.

Его невероятно злили ее отношения с Синдреака-ми. Неужели они действительно так нравятся ей? Очень плохо. Он не позволит своей жене этого! И он как следует объяснит ей это.

Не будет никаких других мужчин.

Она принадлежит только ему.

Навсегда.

Проснувшись, Хлоя почувствовала себя гораздо лучше.

Сон подкрепил ее силы и вернул обычное хорошее настроение. Она горела желанием выследить Черную Розу, и у нее было достаточно сил, чтобы стукнуть мужа по голове.

Не Джон разбудил Хлою, а Хлоя разбудила его. Она тянула за простыню, пока муж не скатился с кровати.

— О! Черт возьми, Хлоя! — Он пощупал голову, подумав, что если получит еще одну шишку, то будет первым кандидатом в деревенские дурачки.

— Вставай, Джон. Нам нужно идти, если мы надеемся поймать его.

— Вряд ли он встречает нас внизу, Хлоя, — проворчал он. — Нам нужно будет затаиться и ждать, и есть вероятность, что Черная Роза вообще не появится… Что это, черт возьми, ты на себя надела?

— Тебе нравится? — Хлоя повернулась, продемонстрировав обтянутые кожаными штанами округлые ягодицы.

— Где ты это взяла? — тихо спросил Джон сквозь сжатые зубы.

— Мне помогли Синдреаки; они…

— Ты рассказала Синдреакам? — Он говорил тихим и спокойным голосом. — Первым подозреваемым?

— Да, но совсем не об этом, — нетерпеливо отмахнулась Хлоя. — Я просто сказала, что мне нужны штаны.

Джон закрыл глаза и покачал головой.

Хлоя прикусила губу.

— Синдреаки предлагали мне свои, но они все оказались велики и…

Глаза Джона широко раскрылись.

— Ты примеряла их штаны?

— Ну…

На щеках Джона заходили желваки.

— Только одни, — успокаивающе пояснила Хлоя. — Но они оказались велики, и Синдреаки где-то раздобыли эти.

На чердаке, если быть точной.

— Мне кажется, они принадлежали двоюродному дедушке Гарри. Сумасшедшему Гарри. Его так называли из-за невыносимого характера. Думаю, причиной был его маленький рост. Недовольство не находило иного выхода, кроме как…

Джон ущипнул себя за переносицу.

— Хлоя!

— Что? — Она уперла руки в бока и нахмурилась.

— Возьми с собой плащ.

— От холода?

— Нет! Чтобы скрыть этот нелепый наряд.

— Зачем? Синдреакам он показался просто очаровательным.

Джон обжег ее взглядом. Выпутавшись из простыней, он поднялся с пола, совершенно обнаженный, и прижал Хлою к стене.

Упершись ладонями в стену, Джон угрожающе наклонился к ней. Пряди спутанных волос упали ему на лоб. Он пристально смотрел на нее, прищурив горящие зеленые глаза.

— Ради вашей же пользы советую вам держаться от них подальше, миледи, — произнес он, намеренно растягивая слова. — Я понятно выражаюсь?

Хлоя с трудом удержалась, чтобы не улыбнуться.

— Да, Джон.

Обвив руками его шею, она приподнялась на цыпочки и коснулась губами его губ.

37
{"b":"55578","o":1}