ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В голове лорда Секстона мелькнула мысль, что он точно так же хочет кинуться в объятия своей жены.

«Господи помилуй, я веду себя, как собака! Как преданная собака, если быть точным».

Дейтер небрежно погладил своего любимца.

— Вы знаете, как угодить женщине?

Сначала Джон даже не понял, к кому обращается Дейтер, — к нему или к собаке. Но когда баварец устремил на него немигающий взгляд, Джон подумал, что, наверное, все-таки к нему.

Знает ли он, как угодить женщине! Где был этот человек последние тринадцать лет? Ах да — он спал.

— Догадываюсь, — сардонически усмехнулся виконт. Он даже не пытался понять, к чему клонит Дейтер.

— Они такие нежные существа. За ними всегда нужно ухаживать.

— M-м, — неопределенно промычал Джон. Вид ухаживающего за женщиной Дейтера — это больше того, что можно было выдержать натощак.

— Я заметил, вы хотите, чтобы ваша жена оказывала вам больше внимания.

Джон споткнулся.

— Что?

— Вы ведь должны потакать ее капризам, правда? — продолжал Дейтер, не обращая внимания на скептическое выражение лица виконта.

Ну и ну! Дейтер дает ему советы, как вести себя с женщинами! Сначала Перси, а теперь он. Сегодня, наверное, какой-то совершенно необыкновенный день.

Дейтер нахмурился, услышав сорвавшийся с губ Джона смешок.

— В моей родной деревне жил один человек…

Еще одна деревенская история! Только не это!

Джон застонал.

— Он удовлетворил многих женщин, но не смог поладить с одной-единственной…

Джон искоса взглянул на него.

— Мы привязали его к амбару на два года.

— И это все, Дейтер?

— Да. Запомните, лорд Секстон, за ней нужно ухаживать!

Джон уже спешил назад к дому. Мысли его были заняты вовсе не ухаживанием.

Лорд Секстон пользовался известностью совсем не за умение баловать дам.

Хлоя, запахнув полы своего пеньюара, пристально разглядывала содержимое платяного шкафа, размышляя, что бы надеть.

Одежда, бывшая на ней во время ночной прогулки, в беспорядке валялась на полу. Она не понадобится ей несколько дней. Проклятие!

Поскольку Черная Роза оставил свой последний «подарок» у ворот их дома только этой ночью, то логично предположить, что некоторое время о нем ничего не будет слышно.

Она поджала губы. Если бы Джон не был таким упрямым и спросил бы у кого-нибудь дорогу на Рэн-долф, они могли бы настигнуть его!

От этой мысли волна гнева вновь захлестнула ее.

Хлоя шагнула внутрь шкафа и закрыла за собой дверцу.

И сразу же оттуда послышались совсем неподобающие леди выражения.

Джон очень удивился, войдя в свои апартаменты и не обнаружив там Хлои.

Но удивление его было недолгим.

Со стороны шкафа донеслись приглушенные французские фразы.

Он различил свое имя в сопровождении россыпи замысловатых ругательств.

Вот, значит, как. Возможно, стоит попробовать собственный способ ухаживания.

Хлоя услышала, как приоткрылась дверца шкафа.

Она умолкла и через некоторое время заметила на потолке узкую полоску света. Она забилась в самый дальний угол огромного шкафа и поэтому ничего не могла различить за ворохом одежды.

Полоска света стала уже, а затем исчезла совсем. Хлоя услышала звук закрывающейся дверцы, после чего вновь погрузилась в желанные темноту и одиночество.

Вероятно, это кто-то из горничных, решила она, пожав плечами.

Вспомнив упрямство лорда Джона, Хлоя продолжила с того же места, на котором прервалась, обозвав его, кроме всего прочего, высокомерным и самоуверенным негодяем. Естественно, по-французски.

Шкаф слегка вздрогнул. Затем послышался шорох шелковых юбок.

Что-то двигалось по направлению к ней. Хлоя нервно сглотнула. В шкафу был кто-то еще!

Чья-то сильная рука схватила ее за лодыжку. Из груди Хлои вырвался звук, напоминающий пронзительный писк. Таинственная рука тянула ее к себе. Спина Хлои скользила по задней стенке шкафа.

Совсем скоро Хлоя уже лежала.

Мужская рука в темноте скользнула по ее груди поверх шелкового пеньюара. Несмотря на волнение и испуг Хлои, соски ее мгновенно отвердели, откликнувшись на нежное прикосновение.

Она почувствовала, как развязывают узел на ее поясе. Затем полы пеньюара распахнулись.

Теплая рука скользила по ее коже. Шелковистые подушечки пальцев со всех сторон ласкали ее нежную грудь.

Один палец проехал по самой середине груди, а затем спустился ниже и остановился у пупка. Там он описал круг по краю углубления, слегка царапая ногтем чувствительную кожу. Это действовало очень возбуждающе.

Пальцы скользнули ниже.

Они погрузились в завитки волос внизу ее живота, продвигаясь вперед легкими осторожными толчками. Их эротические движения возбуждали ее все сильнее.

Хлоя тихо застонала.

Пальцы двинулись еще дальше. Они гладили нежную внутреннюю поверхность ее бедер, спускаясь к самым коленям и возвращаясь к сокровенному холмику.

Вторая рука присоединилась к первой, скользнув вокруг ее бедра, а затем остановилась под ягодицей.

В тесном пространстве шкафа Хлоя слышала свое собственное учащенное и неровное дыхание.

Горячие губы сомкнулись вокруг ее соска. Она вскрикнула от невыразимого наслаждения.

Влажные, настойчивые и умелые губы принялись ласкать ее.

Хлоя запустила пальцы в шелковистые волосы, провела ладонями по длинным прядям и развязала тонкую ленточку, стягивавшую их у него на затылке.

Затем Джон лег на нее.

Ласковые губы двигались вверх по ее груди и коснулись нежной шеи. Она извивалась под ним, придавленная ко дну шкафа всем весом его тела.

Рука, обхватившая ее ягодицы, крепко прижала Хлою… прямо к мужской плоти.

Она была горячей и бархатистой. Длинной, толстой и твердой.

У Хлои перехватило дыхание.

Пульсирующая плоть скользнула вдоль ее увлажнившегося лона и после нескольких пробных движений погрузилась в нее.

В порыве нежности Хлоя произнесла его имя.

— Откуда ты знаешь, что это я? — осведомился Джон, растягивая слова, и лизнул ее ухо.

Хлоя куснула его в плечо.

— А кстати, Лорд Страсти, откуда вы знаете, что это я? — насмешливо спросила она.

Он замер на секунду, глубоко погрузившись в нее. Джон знал, на что она намекает: будто бы для него она ничем не отличается от других женщин. Как она ошибается!

Он шептал хриплым прерывающимся голосом, согревая дыханием ее шею:

— Хлоя… если бы я только ощущал тебя… вот так. — Его плоть изогнулась внутри ее. — Я бы узнал.

Тихий вздох сорвался с ее губ.

— Если бы я только мог слышать этот твой вздох, — продолжал он, сделав вращательное движение бедрами и еще сильнее прижавшись к ней, — я бы узнал тебя.

— Джон, — потрясенно прошептала Хлоя.

— Если бы я только мог почувствовать твой запах, — он вдохнул исходящий от нее цветочный аромат, — я бы узнал тебя.

Хлоя крепко обняла его и прижала к себе, обвив ногами его бедра.

— Если бы я только мог ощутить твой вкус, котенок. — Его горячие полуоткрытые губы скользнули по ее горлу к ключице, а затем прижались в страстном поцелуе к раскрывшимся навстречу губам Хлои. — Я бы узнал тебя, узнал, узнал.

Его голос был грубым и хриплым, а плоть продолжала свое неистовое движение внутри ее.

Темный старый шкаф превратился в жаркое прибежище любви.

Движения Джона, его горячее дыхание, пылкие слова, необузданные ласки преследовали одну цель — еще больше разжечь ее желание.

Он овладел ею в темноте. На дне шкафа. Она умоляла его не останавливаться.

Хлоя Секстон совсем забыла, что была в ссоре с Джоном Секстоном.

Она подумала, что именно поэтому таких людей и называют плутами.

Горничная Фиона, перекинув через руку несколько свежевыстиранных вещей виконтессы, вошла в комнату хозяйки. Она открыла шкаф и застыла, нахмурившись. Из-под груды нижнего белья, украшенного кружевами и оборочками, торчала пара мужских ботинок.

39
{"b":"55578","o":1}