ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это не могло не удивлять. В молодости Морис имел репутацию гуляки, любителя хорошеньких женщин.

— Но почему?

— Он любил тебя, Симона. — Зу-Зу тяжело вздохнула. — Он всегда любил тебя.

Графиня онемела от изумления. Преданный Морис? В те времена?

Зу-Зу откинулась на спинку стула.

— Я никогда не могла этого понять.

— Ты хочешь сказать, что он никогда…

— Совершенно верно.

Графиня де Фонболар некоторое время молча переваривала эту информацию.

— Но если причина не в той злополучной ночи, то почему же ты не вышла за него замуж, Симона?

— Потому, что это помогает мужчинам сохранять форму. Они обожают охоту, и я полагаю, ожидание только возбуждает их.

— Двадцать лет?

— Я не хочу это обсуждать, — надулась графиня.

— Очень хорошо, — снова вздохнула Зу-Зу. — Ну а что касается Джона, я по-прежнему считаю, что ты должна оставить их в покое. Джон не проявляет ко мне никакого интереса, а Хлоя, похоже, не собирается играть роль ревнивой жены.

Графиня задумалась. Возможно, разумнее позволить событиям развиваться естественным путем.

— Симона?

— Что? — рассеянно откликнулась она.

Замбо в некотором смущении принялась обмахиваться веером, и уголки ее губ дрогнули.

— Как ты думаешь, Жан-Жак не слишком молод для меня?

Подруга подняла на нее изумленный взгляд:

— Зу-Зу!

Отдыхавший в своем обычном убежище в оранжерее Морис Шевано начинал приходить к выводу, что именно здесь раскрываются тайны обитателей «Приюта изящества».

— Как, черт побери, тебе удалось забрать его у нее?

Хлоя только что вручила Джону модель парусника. Они отдыхали перед обедом в своих апартаментах. Она самодовольно улыбнулась.

— Я заключила с ней небольшое пари на результат заезда.

На чувственных губах Джона заиграла легкая улыбка.

— Ты ставила на меня, сверчок? Даже после того, как видела вороного?

— Конечно!

Джон со смехом покачал головой.

— Тебе повезло, что Шнапс оказался на дороге. В противном случае… или так и было задумано — вывести шейха из игры? — Он насмешливо поднял бровь.

Хлоя рассмеялась.

— Честно говоря, я об этом не думала. Я была полна решимости снять парусник с ее головы. Она очень неохотно расставалась с ним.

Джон посадил ее к себе на колени.

— А как тебе удалось уговорить ее заключить пари? — Он ткнулся носом ей в щеку.

— Это было совсем нетрудно. Помнишь ту старую уродливую лошадку на твоем письменном столе? Металлическую, с желтыми глазами из стразов? Она сказала, что эта вещица будет выглядеть потрясающе в ее волосах, особенно во время скачек. Я, естественно, согласилась.

Джон неожиданно замер.

— Ты ведь не на нее спорила, правда? — слабым голосом спросил он.

— На нее. — Хлоя повернулась к мужу, обеспокоенная его странным молчанием. — В чем дело? Тебе что, это старье нравится, да?

— Лошадка принадлежала моей матери, — тихо ответил он.

Хлоя почувствовала угрызения совести.

— О, Джон, я же не знала!

— А глаза у нее не из стразов, а из желтых бриллиантов.

Хлоя во все глаза смотрела на мужа, не в силах скрыть своего изумления.

— И эта статуэтка была с тобой все те годы, когда ты бедствовал… когда ты голодал? Это же ценная вещь! Почему ты не продал ее? По крайней мере тебе было бы на что жить.

— Я был мальчишкой и боялся, что если я покажу ее кому-нибудь, то у меня ее украдут или еще как-нибудь обманут. — Он помолчал в нерешительности. — Впрочем, я совсем не поэтому хранил ее.

— А почему?

— Это все, что осталось… от меня прежнего. Много лет назад отец подарил ее моей матери, и это была единственная вещь, с которой она не смогла расстаться. Умирая, она крепко сжимала статуэтку и шептала его имя. — Лоб Джона прорезала неглубокая морщина. — Даже после всего того, что он сделал с нами, она… она прощала его.

Он тяжело вздохнул и добавил:

— Я этого никогда не мог понять.

Хлоя погладила его по щеке, и глаза ее наполнились слезами. Он не понимал, но все же хранил маленькую лошадку. Почему?

Джон хранил статуэтку, потому что любил свою мать.

— Прости, Джон. Я понятия не имела. Хорошо, что ты победил.

Она попыталась улыбнуться мужу.

Его мысли вновь вернулись к ней.

— В любом случае я бы ее не отдал. Даже если бы мне пришлось уплатить в сто раз больше, чем она стоит.

Хлоя еще больше расстроилась.

— Мне очень жаль, — прошептала она. — Я просто хотела вернуть тебе кораблик.

До Джона внезапно дошло, как сильно она переживает.

Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа.

— Я знаю. Не расстраивайся, Хлоя. Я благодарен тебе.

Хлоя обхватила ладонями лицо любимого и притянула к себе, требуя еще одного поцелуя.

— В будущем при заключении пари мне следует быть более осторожной.

— Это очень мудрая мысль, — пробормотал Джон, закрывая ей рот поцелуем.

И только спустя несколько часов Хлоя поняла, что он хранил лошадку точно так же, как хранил ее амулет-морковку.

Прошло несколько дней, и Джон с Хлоей решили возобновить свои ночные дежурства с намерением поймать Черную Розу.

С момента его последнего визита прошло уже достаточно времени. Этот человек, вероятно, уже отдохнул и был готов предстать перед французской армией с новым дерзким планом спасения приговоренных к смерти.

Они замаскировались недалеко от дома и приготовились ждать всю ночь. Джон заметил, что жена забыла свой плащ.

— Сходи за ним, Хлоя. Ночи еще холодные.

— Ничего страшного, — заявила она, не желая пропустить волнующий момент, когда появится таинственный незнакомец.

— На улице очень сыро, а мы собираемся пробыть здесь всю ночь. Совершенно неизвестно, появится ли он сегодня. Я не хочу, чтобы ты простудилась. Иди.

Хлоя подбоченилась:

— Ты не имеешь права мне приказывать!

Он молча взглянул на нее, изогнув бровь.

— Право, Джон, ты становишься невыносим.

— Благодарю вас, миледи, — усмехнулся он, сверкнув в ночи белыми зубами.

— А если я что-нибудь пропущу?

Он раздраженно фыркнул.

— Что ты можешь пропустить за пять минут? Игру лунного света на дороге?

— Очень остроумно, милорд. Ты обещаешь подождать меня, если что-нибудь произойдет?

— Да, я тебя подожду. А теперь иди и принеси плащ.

Хлоя с неохотой оставила мужа одного и вошла в дом через боковую дверь. Поднявшись по черной лестнице, она бегом бросилась к себе в комнату и взяла плащ.

Накинув его на плечи, Хлоя подумала, что быстрее будет вернуться через восточное крыло дома, потому что черная лестница располагалась неподалеку от того места, с которого они с Джоном наблюдали за дорогой.

Она быстрым шагом пересекла погруженный в темноту холл, направляясь в восточную часть замка.

Слава Богу, время было позднее, и большинство гостей уже спали. Несмотря на то что плащ скрывал ее необычную одежду, Хлое совсем не хотелось пускаться в объяснения, что она делает в коридоре одна в такое время. Неизвестно, какие бы сплетни это вызвало. В первую очередь задумались бы, почему леди Секстон не находится рядом с мужем, а затем стали бы строить предположения, к кому это она направляется.

Вероятность повстречаться с кем-нибудь была крайне мала, и поэтому Хлоя очень удивилась, когда одна из дверей внезапно открылась. Из комнаты вышел мужчина и осторожно закрыл за собой дверь.

Распахнутая белая рубашка открывала его смуглую мускулистую грудь. Длинные иссиня-черные волосы шелковистой волной падали ему на плечи. Он был невероятно красив.

Кто же это такой?

Хлоя никак не могла вспомнить никого из гостей с такой внешностью.

Вне всякого сомнения, он возвращался к себе в комнату после любовного свидания. Хлоя взглянула на дверь, из которой он вышел, пытаясь вспомнить, кого сюда поселили.

Ах да, хорошенькую вдову, леди Кортни. Неудивительно, что этот мужчина увлекся ею.

43
{"b":"55578","o":1}