ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что он тут делает?

— Понятия не имею, — пробормотал Джон, отвлеченный на некоторое время от своего потрясающего открытия.

Лорд Снелсдон подошел к ним. Его сопровождал человек, которого он привел с собой на бал.

— Я не верю своим глазам, — поразилась Хлоя. — Какая наглость! Привести этого человека в мой дом!

Джон не узнал гостя, чего нельзя было сказать о Перси, который весь напрягся.

Лорд Снелсдон поздоровался с хозяевами.

— Добрый вечер, лорд и леди Секстон. Сэр Сэсил-Бэзил. Чудесный бал… Позвольте представить вам моего друга. Это гражданин Малло.

— Я знаю гражданина Малло, — холодно ответила Хлоя.

Джон никогда не видел, чтобы его жена вела себя так грубо. Он не был знаком с этим человеком, но одного взгляда на него оказалось достаточно, чтобы понять реакцию жены. В нем было что-то такое, от чего мороз пробегал по коже. Джон вежливо кивнул ему:

— Лорд Секстон.

— Рад познакомиться, ваше сиятельство, — ответил гость свистящим голосом.

— Провалиться мне на этом месте! Это же посол! — Перси отвесил глубокий поклон, а затем громко прошептал, так что половина заполнивших зал гостей могла слышать его: — Вы не должны были надевать этот тускло-коричневый цвет, друг мой. Он слишком плебейский.

Малло ощетинился, услышав это заявление, но, к счастью, кто-то помахал Снелсдону рукой, и двое мужчин удалились.

Хлоя была вне себя от ярости.

— Бабушка придет в бешенство, — сказала она.

— Кто это такой? — тихо спросил Джон.

— Приспешник Робеспьера, — объяснил ему Перси. — Говорят, он лично отправил тысячи людей на гильотину. Мясник, скрывающийся под личиной дипломата.

Джон встретился взглядом с сэром Сэсилом-Бэ-зилом.

— Понятно.

— Как он посмел явиться сюда! — воскликнула Хлоя, сжав кулаки. — Большинство наших гостей чудом вырвались из рук этого палача.

Перси вытащил свой надушенный платок и взмахнул им в воздухе, как будто хотел рассеять ядовитые испарения, оставленные этим человеком.

— Надеюсь, никому не придет в голову расправиться с ним сегодня ночью. Джону, вероятно, не очень понравится, если его вовлекут в международный скандал. Кроме того, если голова Малло скатится прямо в пудинг, это испортит его вкус.

Попытка Перси пошутить слегка развеяла мрачное настроение Хлои. Она тихонько рассмеялась.

— Вы неподражаемы, Перси.

— Стараюсь. — Он протянул ей руку, приглашая к танцу.

Джон подал знак оркестру, чтобы играли менуэт. Тем самым он отдавал дань уважения изгнанникам из Франции, которые нашли убежище в его доме. Аристократия поклялась, что сохранит этот старинный танец.

Хлоя бросила на мужа благодарный взгляд, глаза ее сияли.

Когда Хлоя и Перси начали танцевать, Джон обвел взглядом зал в поисках Малло. Посол расположился около чаши с пуншем. Его похожие на бусинки глаза внимательно разглядывали каждого гостя.

По выражению ярости, промелькнувшему на лице этого человека, нетрудно было догадаться, что ему пришелся не по душе выбор музыки. Менуэт он мог расценить как вызов новой власти.

Джон задумчиво посмотрел на жену, танцующую с сэром Перси.

С преступником, которого он скрывал в своем доме от французского правосудия.

С бывшим пиратом и бог знает кем еще.

С человеком, называющим себя Черной Розой.

Во время ужина за столом ощущалась некоторая натянутость.

Каким-то образом Снелсдон и его гость ухитрились занять места во главе стола.

Хлоя подозревала, что этот гнусный Малло проник в зал и переставил карточки с фамилиями. Кроме того, ей казалось, что у него есть серьезная причина присутствовать сегодня на балу.

Черная Роза неоднократно одерживал верх над новыми французскими властями.

Вне всякого сомнения, гражданин Малло был послан в Англию, чтобы найти и захватить преступника, бросившего вызов революционному правительству. Тот факт, что многие из спасенных аристократов оказались в «Приюте изящества», заставил этого человека вести свои поиски именно здесь.

Джон пытался развеять свое мрачное настроение, поддерживая непринужденный разговор с Синдреаками, которые хмурились на своем конце стола и бросали на посла полные смертельной ненависти взгляды. Джон не знал, что именно Малло нес ответственность за то, что братья лишились родового поместья.

Ходили слухи, что теперь Малло жил в замке Син-дреаков, конфисковав его в пользу государства. Многие считали, что он подписал смертный приговор молодым людям просто потому, что жаждал получить их удобно расположенное поместье.

Братья готовы были разорвать этого человека голыми руками. Время от времени один из них порывался вскочить со стула и броситься на врага. И только суровый взгляд Мориса Шевано удерживал Синдреаков на месте.

— Вы слышали, что на следующей неделе лорд Иверсли устраивает большую стрижку овец? Я ужасно люблю это зрелище. Подумать только, такие милые пушистые комочки! — Перси прочувствованно вздохнул. — В раю должно быть отведено специальное место для овечек.

Джон поперхнулся.

— Почему? — непроизвольно вырвалось у него. Он не понимал, зачем задал этот вопрос, но слова слетели с его губ прежде, чем он успел сдержать себя.

— О! Подумайте обо всей одежде, сделанной из шерсти этих очаровательных животных. Если вдуматься, именно они являются краеугольным камнем моды.

Джон едва сдерживал смех. Теперь, когда он знал…

— Ты поедешь туда, Джон? — спросила Хлоя.

— Думаю, нет.

— Ну конечно, какой в этом смысл? Его сиятельство и так уже острижен.

Замечание Перси вызвало дружеский смех сидевших за столом гостей.

— Что ты хочешь этим сказать? — нахмурился Джон.

Перси в ответ молча отпил вино из бокала, на губах его заиграла улыбка.

Джон повернулся к Хлое.

— Что он хочет этим сказать?

Хлоя пожала плечами и с деланным безразличием стала рассматривать противоположную стену зала.

— Я там обязательно буду, — заявил Снелсдон, хотя его об этом никто не спрашивал.

— А вы, Малло? — Перси снова взмахнул носовым платком и подмигнул Хлое.

— На свете существуют более важные вещи, чем стрижка овец, — с усмешкой ответил посол.

— Неужели? — Перси не сводил с него глаз. — И какие же?

— Вряд ли человек, подобный вам, сможет понять меня, сэр Сэсил-Бэзил. Меня интересует Черная Роза.

Ну вот, наконец все и открылось, подумал Джои.

— Он всех интересует! — воскликнул Перси, взмахнув унизанной перстнями рукой прямо перед крючковатым носом Малло. Казалось, он демонстрировал тому свои украшения. — Необыкновенно ловкий парень.

Джон закашлялся.

— Я написал о нем стихотворение. Хотите послушать?

— Разумеется, нет, — ответил Малло и проглотил большой кусок пирога со свининой.

— О-о, — разочарованно протянул Перси.

Уголки губ Джона дрогнули. Хорош!

— И зачем же вы ищете Черную Розу, Малло? — мрачно спросил Морис.

— Я разыскиваю его для того, конечно, чтобы предать суду.

— Чьему суду? — Графиня де Фонболар была вне себя оттого, что этот человек сидел за ее столом.

— Суду Франции, мадам, — ответил он, намеренно не произнося ее титул.

Морис смерил взглядом Малло.

— Из-за него вы, наверное, лишились сна?

Малло покраснел.

— Я найду его, и он умрет — это неизбежно. Такие люди рано или поздно ошибаются. И когда он допустит промах, я буду тут как тут.

— У вас есть какие-нибудь предположения? — Хлоя хотела бы знать, кого посол подозревает, чтобы иметь возможность предупредить этого человека.

— Конечно. — Малло с подчеркнутой неторопливостью осушил свой бокал. — Несколько предположений.

Он повернулся и бросил на Синдреаков испытующий взгляд.

В ответ они обратили к нему встревоженные лица.

— Семь братьев… хотя арестовано было шесть. Теперь их опять семеро. Интересная загадка. Похоже, никто не может точно сказать, который из братьев оставался на свободе.

Синдреаки хранили молчание. Малло повернулся к маркизу:

46
{"b":"55578","o":1}