ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гусиный крик нарушил ход его мыслей.

Он сел на мягкую траву на берегу пруда под плакучей ивой. Легкий ветерок играл его длинными, до плеч, волосами. Глядя на воду, он вспоминал детство. Нельзя сказать, что это занятие доставляло ему удовольствие.

Отец, подобно ему самому, был одержим страстью, только не к женщинам, а к азартным играм. Когда Джону исполнилось пять, отец уже неудержимо катился в пропасть, а еще через три года его нашли с простреленной головой. Вероятно, самоубийство.

Самое странное — мать продолжала любить своего непутевого мужа, даже когда он совсем разорил их. Поместье, состояние — все исчезло. Они с трудом нашли себе пристанище в крошечном домике арендатора.

Мать делала все возможное, чтобы позаботиться о своем маленьком сыне, но это ей удавалось с трудом. Через несколько лет она умерла, и Джон остался один.

Считалось, что она скончалась от отека легких, но Джон знал, что это не так. Он был уверен, что именно любовь сделала ее такой уязвимой, а причиной их падения стала роковая слабость отца.

Для молодого впечатлительного ума это был не лучший пример брачных уз. Он не открыл для себя прекрасных сторон любви. Для него наступили тяжелые времена — он никому о них не рассказывал, — и Джон научился защищать себя. Свою душу, разум и тело.

В шестнадцать лет, когда его разыскал дядя, он был одичавшим полуголодным юношей. Но, несмотря на все выпавшие на его долю испытания, он сумел сохранить природный юмор и дерзость.

Морис был уверен, что именно бравада помогла Джону выжить. Но она же заставляла юношу таить свои чувства.

Повзрослев, он продолжал скрываться под непроницаемой броней беззаботности.

В тот год он встретил Хлою.

Ей было шесть лет. Крохотная девчушка со смеющимися фиалковыми глазами и ярко-рыжими волосами. Сирота. Ее озорство, лукавство и обаяние мгновенно пленили молодого виконта. Хлоя стала смыслом его жизни. Он заботился о девочке, защищал и утешал ее.

Джон считал, что он отвечает за нее.

Он полагал, что никто, кроме него, не сможет предвидеть грозящие Хлое опасности и защитить ее. Ему не приходило в голову, что ей ничто не угрожает. Он проецировал на девочку собственную тяжелую жизнь и ревниво охранял малышку.

И только Хлоя знала о его ранимой душе.

Бросив камешек в пруд, Джон наблюдал, как он отскакивает от поверхности воды. Воспоминания о прошлом всегда навевали на него грусть. И зачем только он воскрешает их в памяти? Им нет места в его теперешней жизни, да и к стоящей перед ним проблеме они не имеют никакого отношения.

Что же делать с предложением Хлои? Жениться, чтобы завладеть поместьем? Эта мысль, сначала показавшаяся ему нелепой, постепенно приобретала некоторую привлекательность. Особенно здесь, в тишине сада.

Он растянулся на мягкой траве, заложив руки за голову. Легкий ветерок шевелил его волосы и приятно холодил шею. Плеск воды действовал успокаивающе. Его потянуло в сон.

Что же делать с предложением Хлои?

Засыпая, он думал не о садах и землях. Рябь на воде превратилась в плывущие ему навстречу волны рыжих волос. Он хотел просто коснуться их, но вдруг обнаружил, что намотал на руку и крепко зажал в кулаке золотистую прядь.

Ни за что на свете он не позволит им проскользнуть мимо.

Джон спал, растянувшись на траве.

Повернутое к Хлое красивое лицо было почти полностью скрыто распущенными волосами. Черные штаны плотно облегали мускулистые ягодицы и сильные бедра.

Он был неправдоподобно красив.

Хлоя покачала головой. Джон мог заснуть где угодно. Наверное, это качество просто необходимо ловеласу.

Она присела рядом с ним на траву. Его чувственные губы растянулись в легкой глуповатой улыбке, и он казался чрезвычайно довольным собой. Рука, на которой покоилась его голова, была крепко сжата в кулак.

Интересно, что он такое схватил? Можно представить, какие гнусности снятся этому развратнику! Хлоя вздохнула. Похоже, его трудно будет переделать.

Но возможно.

Она твердо знала, как надо себя вести с ним, чтобы добиться своего. Образно говоря, Хлоя намеревалась оставить веревку достаточно длинной, чтобы он сам запутался в ней.

«Как может этот испорченный человек выглядеть таким невинным во сне?» Она еще раз окинула взглядом спящего мужчину. Невинный Лорд Страсти. Ха! Сдерживая смех, Хлоя наклонилась и осторожно откинула волосы с его лица.

Джон заслуживает того, чтобы измениться.

В нем было что-то необыкновенно привлекательное, и это видел каждый. Но Хлоя верила: в нем есть еще что-то — более глубокое, чем внешняя красота, беспечность и веселый нрав.

Тем более что она не раз видела свидетельства этому.

Истинная сущность Джона была глубоко запрятана. Его золотое сердце скрывалось за каменной стеной, которую он сам построил. Хлоя всем своим существом верила, что именно она отыщет ключ к его сердцу.

С самого первого мгновения Джон принадлежал ей. Не телом, конечно, а душой. И еще она чувствовала, что они созданы друг для друга.

Так было всегда.

И так будет.

Она должна лишь открыть глаза этому болвану. И заставить согласиться.

«Но как подчинить себе этого шестифутового повесу?» Именно это она и собиралась выяснить.

Хлоя тяжело вздохнула.

«Мне это по силам… Я знаю, что справлюсь».

Такой случай представляется раз в жизни, и она не собиралась упускать его. Сорвав травинку, она наклонилась над Джоном и провела стебельком по его губам. Зеленые глаза Джона слегка приоткрылись. Как она и предполагала, он оказался очень чувствителен к прикосновениям.

— M-м, привет, милая, — сонно пробормотал он.

Как ребенок, с усмешкой подумала она. Наконец он совсем проснулся.

— Нелегкая выдалась ночка? — поддела его Хлоя.

Он перевернулся на спину. Несколько пуговиц его белой рубашки расстегнулись, и взору Хлои открылась, упругая смуглая кожа. Блеснула золотая цепочка.

Закинув руки за голову, он поднял на нее смеющиеся глаза.

— Сама знаешь, что я летел сюда сломя голову.

— Да, надеюсь… — Хлоя как бы бессознательно провела травинкой по губам. Он неотрывно следил за рукой девушки.

Она точно знала, в какой момент Джон понял, что именно эта травинка только что касалась его губ. Глаза его потемнели. Это хороший знак, подумала Хлоя. Похоже, он принял какое-то решение.

— Ложись рядом, — тихо сказал Джон и протянул ей руку.

Хлоя сглотнула. Она не ожидала такой реакции.

— З-зачем?

Брови Джона поползли вверх.

— Обсудить проблемы английской экономики. Зачем же еще?

— Я… ты… ты не можешь без шуток!

— Ты же сама сказала, что хочешь приобрести кое-какой опыт. Вот я и развиваю… эту мысль. — Он похлопал по траве рядом с собой.

Распутник! Она никогда не говорила ничего подобного! Хлоя прикусила губу. Нет, это ее собственные слова…

Как бы то ни было, она совсем другое имела в виду!

— Но ведь это далеко не все. Если ты не забыл, я предложила сделку, включающую в себя брак.

Джон уже решил принять ее предложение. Но он еще не готов был сообщить ей об этом. Он хотел посмотреть… Так и есть. Хлоя надула губки. Она так всегда делала, когда была вынуждена ожидать ответа, который может ей не понравиться.

Джон улыбнулся про себя, отметив кое-что новое в ее лице. Почему он раньше не заметил, какими сочными и полными стали ее губы? Он не мог оторвать взгляда от ее соблазнительного рта. Интересно, какие они на вкус?

Губы Хлои.

Приоткрытые ему навстречу, зовущие…

Он чуть не застонал. К счастью, ему удалось вовремя взять себя в руки.

Джон заморгал. Никогда раньше он так не думал о Хлое. Нужно проверить, будет ли все именно так, как он представлял себе. От этой мысли его бросило в жар.

Он предпримет внезапную атаку.

В данной ситуации ему ничего другого не остается. Джон потер подбородок, как будто все еще обдумывал ее слова.

«Подожди, — сказал он себе. — Еще немного…»

7
{"b":"55578","o":1}