ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прямо за холмом располагалась небольшая каменная пристань с медным памятником в самом центре. Медь была настолько ярко отполирована, что излучала вокруг памятника красноватые отблески. Чуть дальше за памятником возвышалась громада огромного черного моста, поднимающегося едва ли не в самое небо.

Убедившись, что вокруг никого нет, Сергей хотел было встать, но в это время памятник обернулся и Пролович испуганно вжался в шершавую, мокрую траву. Медные глаза, не выражающие ничего, кроме тупой жестокости, огляделись вокруг и вновь уставились на реку. "Хорошо, что я не успел встать. Однако, этот медный болван может мне помешать - хорошо бы на всякий случай утопить его в свинце", - подумал Пролович и прикинул, какое расстояние отделяет его от памятника. Оно не превышало десяти метров, да и сам памятник был не больше двух в высоту, поэтому Пролович решил напасть первым.

Притаившись, он стал выжидать, когда памятник оглянется еще раз, чтобы обеспечить себя внезапностью наверняка. Но медный истукан упрямо вперил глаза в реку. Сергею казалось, что он прождал целую вечность, пока памятник, наконец, обернулся. Но, обернувшись, он вдруг уставился своими немигающими медными глазами в сторону Сергея, словно почувствовал присутствие неизвестного гостя. "Наверное, заметил!" - с досадой и вместе с тем со страхом подумал Пролович и изо всей силы вжался в землю. Он, конечно, мог бы спастись бегством, но вот другого моста могло и не быть.

Убедившись, что сзади все спокойно, медный памятник принялся смотреть в сторону города. "Пора!" - подумал Пролович и с решительным удальством, к которому все же примешивалась изрядная доля страха и сомнений, понесся в атаку с вытянутыми вперед руками. В несколько прыжков он оказался возле памятника и, навалившись всем телом, толкнул статую вниз. Истукан начал было поворачивать голову, но было уже поздно - он проиграл, и медное тело с громким всплеском упало в свинец. Вначале поднялась туча брызг, но затем все исчезло и успокоилось. Лишь откуда-то из глубины на поверхность всплыли два пузыря, тут же лопнули и из них вырвалось приглушенное жидкостью злобное, глухое рычание, скорее похожее на рокот реактивного самолета.

Не теряя времени, Пролович бросился к мосту - не было никакой гарантии, что медный истукан не выберется из реки. Мост был целиком сделан из грубой и довольно плотной резины. Вначале подъем был более пологим, но потом мост начал все круче и круче забирать вверх. Теперь Проловичу приходилось цепляться почти на одних руках. Сергей уже было отчаялся в возможности долезть до самой вершины, но через несколько метров резина стала гораздо мягче и теперь можно было помогать себе и ногами, продавливая в мосте глубокие и, вместе с тем, достаточно удобные ямки.

С увеличением высоты температура воздуха начала повышаться и резина стала еще мягче и пластичнее. "Наверное, вверху резина размягчается от мощного сияния трех лун", - решил Пролович и, оставив перила в покое, полез по самому центру моста, потому что тот начал подозрительно раскачиваться из стороны в сторону.

Вершина. Пролович осторожно заполз на самый верх и взглянул вниз. На другом берегу, как на ладони, был виден весь город, почему-то построенный в форме креста. И тут произошло то, чего больше всего боялся Пролович - мягкая резина не выдержала его тела и мост угрожающе накренился вправо. Сергей быстро перекатился влево, но было уже поздно - мост вначале медленно, а затем все быстрее и быстрее начал падать вниз. Пролович с ужасом вцепился в податливую резину перил и обречено ожидал падения в свинцовую реку.

Но оказалось, что вниз рухнула лишь вершина, а края моста, сделанные из более прочной резины, остались на месте. Поэтому вершина просто выгнулась в обратную сторону и теперь Пролович болтался всего в двух метрах от поверхности. Оглянувшись по сторонам, Сергей заметил, что в его сторону плывет какое-то существо. Присмотревшись внимательнее, он понял, что это памятник, который, видимо, уже пришел в себя и теперь был не прочь наказать обидчика. Не желая связываться со статуей вторично, Сергей попытался перебраться на противоположную сторону моста, которая была теперь верхом, но у него так ничего и не получилось.

Истукан со злобным и вместе с тем торжествующим рычанием подплыл ближе и вытянул к Проловичу свою медную руку. Сергей, ожидая, что до него вот-вот дотянется мерзкая лапа, со страхом поджал ноги. Памятник окончательно рассвирепел и в бессильной ярости принялся колотить по воде своими ручищами, разбрасывая во все стороны серебряные свинцовые брызги.

Сергею чудом удалось зацепиться за край моста и вскоре он был уже наверху. Медный болван несколько раз прыгал вверх, стараясь дотянуться до Проловича, но делал это скорее от отчаяния, чем из-за надежды на успех. Не теряя времени зря, Пролович отправился вперед. Памятник некоторое время плыл вслед за Сергеем, но потом вернулся к своему постаменту.

Труднее всего было перебраться через тот участок, где прогибался мост, потому что там образовалась гигантская резиновая спираль. Сергей с трудом перебрался по самому краю и после долгих мучений, наконец, оказался на другом берегу.

От моста к городу вела широкая дорога, сплошь выстланная старыми подошвами от кедов. Далеко впереди раздавался непонятный приглушенный шум. Пролович время от времени останавливался и затаивал дыхание, стараясь понять, что там происходит, но пока ничего не мог толком расслышать.

Минут через десять ему навстречу попались первые пешеходы. Они то и дело беспокойно озирались назад и почти бежали по направлению к мосту. За ними появилось еще несколько человек, и вскоре дорога стала напоминать растревоженный муравейник.

- Что случилось?! Куда вы все так спешите?! - пытался спросить Сергей у пробегающих мимо людей, но они лишь раздраженно махали руками, словно пытались отделаться от какой-нибудь назойливой мухи.

Неожиданно внимание Сергея привлек человек, бегущий в толпе по противоположному краю дороги. Присмотревшись, Пролович с удивлением понял, что это он сам. Сергей хотел окликнуть своего двойника, но тот уже затерялся в бесконечном калейдоскопе человеческих тел.

И тут Пролович увидел того, кого искал: с двумя огромными узлами за спиной и на животе в центре потока двигался Боченко. Груз, похоже, был очень тяжелым, потому что Боченко обливался потом и его все время обгоняли с обоих сторон идущие позади люди.

- Здравствуй, брат! - радостно крикнул Пролович и бросился к Боченко.

Но тот неожиданно отшатнулся в сторону:

- Кто ты?

- Я - твой брат.

- У меня нет братьев.

- Как это "нет"? Как это "нет", а я кто по-твоему?! - вскипел Пролович, вспомнив о том, что ради встречи с братом ему пришлось преодолеть резиновый мост.

- А вот так! Я вижу, больной Пролович, что у вас продолжается шизофрения - вы почему-то вообразили, что я являюсь вашим братом, - с сарказмом сказал оправившийся от первоначального испуга Боченко.

- Так значит ты мне не брат?! - изумленно спросил Пролович.

- Конечно нет.

- А я ради нашей встречи преодолел резиновый мост... А кто же ты тогда, если не брат?

- Я твой врач и лечу тебя от шизофрении, которая особенно сильно обостряется в ночи с тремя лунами на небосклоне.

- Ты врач? Ты врач, я тебя вспомнил! Но почему ты не в Витебске?

- Я здесь на практике.

- А почему вы все бежите из города?

- На наш город раз в месяц нападают пластилиновые обезьяны и в ночь с тремя лунами забирают в рабство всех жителей города, которые не успели спрятаться. Обычно в такие ночи мы уходим из города, но в этот раз просчитались наши учетчики дней и по их вине обезьяны едва не застали нас врасплох. Лишь третья луна, взошедшая над горизонтом, напомнила об опасности.

- Я тебя искал.

- Зачем?

- Мне нужно с тобой поговорить о чем-то важном, - сказал Пролович.

Он и в самом деле чувствовал, что должен о чем-то поговорить с Боченко. Но вот о чем? Этого Пролович никак не мог вспомнить и после недолгой паузы предложил:

25
{"b":"55586","o":1}