ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но зачем он убил Лиду? Ведь он лишился питания. И почему он выбрал в жертвы именно ее?

- Скорее всего, потому, что она идеально подходила ему по характеристикам поля. А убил он именно потому, что душа, то есть биополе, отделяется от тела в момент смерти, как раз тогда этот энергетический сгусток можно проглотить, что и сделал этот монстр. А убил он очень расчетливо, заставив испытать невыносимый ужас во сне. Не надо забывать, что сон - это вторая реальность. Это самый настоящий мир, который существует считанные часы и минуты, но существует относительно независимо от нашего сознания.

- А что теперь будет делать Клименчук? Успокоится?

- Не думаю. Пока ему хватает энергии, он будет сидеть тихо, но рано или поздно ему понадобится новый донор. К тому же раз к вам приходил зомби, Клименчук, скорее всего, знает о вашем существовании. Я думаю, что он попытается вас убить.

- Как? Опять пошлет зомби?

- Вряд ли, тем более - после первой неудачной попытки. К тому же подготовить нового зомби не так-то просто. Скорее всего, он попытается убить вас во сне.

- Что же делать?

- Уничтожить Клименчука.

- Как?

- Тоже во сне...

В коридоре раздались приглушенные шаги.

- Похоже, что возвращается Боченко. Придется обсуждать этот вопрос завтра. Прошу только об одном, если сегодня во сне вы увидите Клименчука, то постарайтесь проснуться, не ввязываясь с ним в поединок. Для этого достаточно просто упасть вниз с большой высоты.

- Почему же не ввязываться?

- Я пока еще не все понял и будет лучше...

В дверь постучали, и в кабинет вошел Боченко:

- Александр Федорович, вы уже закончили?

- В общем, на сегодня - да, но мне хотелось бы поговорить с вами, спокойно сказал Кабцев, словно только что разговаривал о закатке каких-нибудь огурцов.

- Хорошо. Может, в моем кабинете?

- Пожалуй.

24

Дело почти закончено и его можно передавать в прокуратуру. Ибрагимов сознался в убийстве неизвестного в парке Мазурино и с этим было все ясно. Но зато появилась целая куча вопросов, никак не связанных друг с другом. Во-первых, странное похищение трупов убитого и Соколовой из морга. Во-вторых, нападение на квартиру Санеевых. В-третьих, расчленение врачом-дантистом Проловичем трупа Соколовой, который неизвестно каким способом попал к нему в квартиру. В-четвертых, странные сумасшествия Санеевой и Проловича, постоянно твердивших об оживших трупах. Вначале Сидоренко даже было решил, что трупы были украдены с целью изготовления из них масок для ограбления той же квартиры Санеевых. Но труп Соколовой отпадал сразу - до расчленения он был с кожей. А вот труп неизвестного... Пролович, не раздумывая, показал на портрет и назвал его Клименчуком. Надо будет сделать республиканский запрос о пропаже человека с такой фамилией. То же самое вчера сказал и Варьянов. К тому же Пролович сказал про родинку, которую не было видно по телевизору, и о которой забыл сказать ведущий.

После долгих и мучительных раздумий Сидоренко почувствовал, что он не в силах ответить на все эти вопросы и, тем более, не в силах проникнуть в ту тайну, которая окружает все эти события. В самом же присутствии тайны Сидоренко не сомневался - он привык к тому, что самые нелогичные и абсурдные поступки, как правило, являются таковыми лишь для непосвященных и выступают в роли своеобразной надводной вершины ледяного айсберга, скрывая более глубокие и чаще всего преступные взаимоотношения.

Завтра должно быть проведено повторное медицинское освидетельствование Проловича, и в случае несовпадения с решением Боченко могла появиться хоть и ничтожная, но все же ниточка, ведущая к правде. Если же и вторая комиссия подтвердит решение первой, что казалось Сидоренко более вероятным по ряду причин, можно было со спокойной совестью закрыть дело о похищении трупов большего не смог бы сделать ни один сыщик.

Раздался резкий и неприятный телефонный звонок. Сидоренко вздрогнул и поднял трубку. На том конце провода раздался голос сержанта Фомина, оставшегося в психиатрической больнице для наблюдения:

- Товарищ капитан, в больнице только что скончалась Санеева.

- Как? Какой диагноз?

- Что-то с сердцем. Но это еще не все, в это же самое время в больнице появился странный тип, он несколько раз говорил наедине с Боченко, а потом с Проловичем.

- Он приехал до того, как умерла Санеева?

- Не знаю...

- А кто должен знать? Будь там и наблюдай за происходящим. Тот человек уже уехал?

- Да. Я записал номер машины.

- Жди, сейчас выезжаю.

"Они убирают свидетелей - видимо, Санееву специально положили, чтобы выявить степень ее невменяемости, а затем убили, побоялись, что она что-то узнает или вспомнит. Что за человек? Фомин записал номер, но... Но этот человек мог уехать. Не исключено, что с ним связаны Боченко и Варьянов. Тогда становится понятным и расчленение трупа - они, испугавшись разоблачения Проловича, видимо, решили сымитировать его сумасшествие и укрыть в Витьбе. Зачем же тогда история о Клименчуке? Направить нас на ложный след? Но ведь и Санеева, и другая медсестра говорили о нем. В конце концов, и ту и другую можно было запугать", - машину основательно тряхнуло на огромной выбоине, и Сидоренко едва не выехал на встречную полосу. "Черт, надо быть повнимательнее, а то и сам могу попасть в морг", - недовольно подумал капитан, но через мгновение к нему вновь вернулось хорошее настроение - тайна, еще час назад казавшаяся абсолютно неразрешимой, теперь представлялась вполне посильной. Во всяком случае, Сидоренко интуитивно чувствовал, что визит незнакомца в больницу и смерть Санеевой помогут ему разобраться в калейдоскопе событий, на первый взгляд никак не связанных между собой.

Километра за три от Витьбы на дорогу из леса выбежал человек и призывно вытянул руку. Сидоренко хотел проехать мимо, но потом передумал и остановился. Голосовавший быстро подошел к машине и спросил низким, хриплым голосом:

- До больницы подбросишь?

- Тут и осталось-то всего три километра... Сади..., - Сидоренко взглянул на незнакомца и замер, так и не договорив фразу до конца.

Капитан сразу же узнал лицо человека, убитого чеченцами в парке Мазурино, вскрытого судмедэкспертами и украденного из морга. Это было его лицо, о чем говорила и едва заметная родинка над верхней губой.

- Так довезешь или нет?! - раздраженно переспросил человек, злобно блеснув чуть желтоватыми глазами.

- Садитесь, - с трудом выдавил Сидоренко, оглушенный неожиданной встречей.

Человек хотел сесть рядом, но Сидоренко посадил его на заднее сиденье так он мог лучше рассмотреть его лицо.

Сидоренко был прагматиком и материалистом до мозга костей, поэтому сразу же отбросил прочь первоначально промелькнувшую мысль о воскрешении трупа. Но, несколько раз оглянувшись на своего попутчика, капитан окончательно убедился, что его пассажир очень похож на убитого. "Одно из двух: или этот человек - брат убитого, или его искусно загримировали. Нужно довезти его до ворот, а там меня встретит Фомин. И мы вдвоем задержим его без всяких проблем", - решил Сидоренко и, посмотрев в зеркало, встретился взглядом с незнакомцем.

- К кому-нибудь едете? - неожиданно спросил незнакомец.

- У меня брат заболел. А вы?

Незнакомец промолчал, словно вопрос был задан кому-то третьему.

- Вы хотите кого-нибудь навестить? - более настойчиво спросил Сидоренко.

Незнакомец едва заметно кивнул головой и отвернулся в сторону, давая понять, что не расположен к беседе.

- Ясно! - неестественно весело сказал капитан, нажал на газ и машина лихо вкатилась на небольшой асфальтированный дворик.

К машине сразу же подошел Фомин:

- А я уже успел...

Но Сидоренко опередил сержанта, опасаясь, как бы тот раньше времени не сказал лишнего:

- Товарищ сержант - я не виноват, что не заметил знака! Я увидел его только тогда, когда подъехал к самым воротам - не мог же я сразу на скорости остановиться?! А там он за ветвями! Совсем не заметно!

29
{"b":"55586","o":1}