ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фомин растерянно смотрел широко раскрытыми глазами на своего начальника, не понимая, что ему нужно делать.

- Вот мои права, - с некоторым раздражением сказал Сидоренко и подал Фомину документы.

Капитан начал было опасаться, что бестолковый сержант все испортит, но Фомин, наконец, улыбнулся глупой улыбкой, от которой его широкое, веснушчатое лицо расплылось в стороны и невнятно промямлил:

- И все же вы нарушили правила.

Незнакомца, похоже, ничуть не волновало появление Фомина и он, устав ждать окончания беседы, открыл дверь и вышел из машины.

- Не стой, как пень, посреди дороги, его надо как-нибудь задержать! Но желательно сделать это без лишнего шума.

- Как же без шума? - недоуменно пожал плечами рыжий сержант.

- Надо заманить его назад в машину. Скажи, что хочешь составить на меня протокол, а его взять в свидетели, - пояснил Сидоренко.

- Понял, - кивнул головой Фомин и крикнул удаляющемуся незнакомцу, Эй, подождите минутку!

Человек даже не обернулся. Фомин нагнал его у самой двери и схватил за руку:

- Одну минутку!

Человек удивленно обернулся и недовольно спросил:

- Что вы хотите?

- Шофер машины, на которой вы приехали, нарушил правила, во двор въезжать нельзя!

- Так и разговаривайте об этом с шофером - я-то тут при чем? раздраженно спросил человек и пошел дальше.

Но отделаться от Фомина было не так-то просто, сержант обогнал незнакомца и загородил своей мощной фигурой вход в больницу:

- А при том, что сейчас я составлю протокол, а вы должны будете его подписать, потому что являетесь свидетелем.

- Дайте мне пройти! - с угрозой в голосе потребовал незнакомец.

- Вначале вы подпишите протокол. Вы приехали в одной машине с человеком, нарушившим правила дорожного движения.

- Пошел к черту! Отойди от двери! - незнакомец сжал кулаки и подошел к Фомину почти вплотную.

Фомин, оценив свое преимущество в росте, презрительно улыбнулся и, не двинувшись с места, заметил:

- Советую вести себя осторожнее - я нахожусь при исполнении служебных обязанностей.

Обстановку разрядил подошедший Сидоренко:

- Вы ведь со мной ехали - подтвердите, пожалуйста, что знак и в самом деле почти не виден из-за ветвей?!

- А я говорю, что виден! - строго сказал Фомин.

- Тогда давайте подойдем к воротам, и вы сами в этом убедитесь, предложил Фомин.

В конце концов, им обоим удалось уговорить незнакомца сходить и посмотреть знак, а затем сесть в машину, чтобы подписать протокол. Едва только человек взял в руки ручку, Фомин и Сидоренко навалились на него с двух сторон, прижали к сиденью, закрутили руки за спину, и через мгновение раздался характерный металлический щелчок захлопнувшихся наручников. Незнакомец вначале опешил, но потом пришел в себя и принялся яростно сопротивляться. Каким-то чудом ему удалось вырваться из цепких объятий Сидоренко и лягнуть ногой сержанта ниже пояса. Фомин покраснел от боли, словно только что сваренный рак и с глухим стоном скрутился в три погибели, схватившись руками за ушибленное место. Человек рванулся вперед, а Сидоренко, зацепившись ногой за сиденье, не смог его удержать. Но Фомин уже пришел в себя и теперь жаждал отмщения:

- Ах ты, сука! - взревел сержант, и его тяжелый кулак с огромной силой ударил в затылок беглецу.

Тот не смог удержать равновесие и ударился лбом о лобовое стекло. Обмякшее тело безжизненно упало на переднее сиденье, а по стеклу маленькими блестящими молниями расползлись глубокие трещины.

- Дурак! Что ты сделал?! Вдруг он уже готов?! - Сидоренко набросился на сержанта, едва удержавшись от более сильных оскорблений.

- Пускай держит свои заготовки при себе! - огрызнулся сержант, но все же бросился поднимать незнакомца.

Тот уже пришел в себя и теперь с ненавистью смотрел на сержанта.

- Живой, товарищ капитан! - радостно воскликнул Фомин.

- Сейчас отвезем его в отделение, а затем вернемся сюда и поговорим о том человеке, который приехал перед смертью Санеевой. Ты садись с ним на заднее сиденье, - Сидоренко оглянулся на больницу, опасаясь, что кто-нибудь видел момент задержания, но, по всей видимости, все прошло достаточно гладко, во всяком случае, нигде не было видно обычных в таких обстоятельствах зевак.

Фомин быстро перетащил задержанного на заднее сиденье, и машина резко рванулась в сторону Витебска.

Ехали молча. Сидоренко решил поговорить на месте в отделении. Но молчал и незнакомец, словно его ничуть не удивил сам факт задержания. "Хороший знак - наверное, он ждал ареста, раз так сопротивлялся вначале и так присмирел сейчас", - подумал Сидоренко и решил проверить:

- Вы знаете, за что мы вас задержали?

Человек промолчал.

- Вы обвиняетесь в соучастии в убийстве человека в парке Мазурино. Человека, в точности похожего на вас.

Незнакомец сосредоточенно рассматривал окно.

- Ладно, на месте разберемся! - немного разочарованно махнул рукой Сидоренко.

Капитан оглянулся и увидел, что задержанный сломал, очевидно, бракованные наручники и уже занес руку для нового удара. Сидоренко резко вывернул руль влево. Задержанный пошатнулся и упал на сиденье. Но и Сидоренко не смог удержать машину на проезжей части и она со скрежетом врезалась в бетонный столбик ограждения. Сидоренко провалился в кровавую пелену, но все же еще пытался выбраться наружу наощупь. Это ему не удалось, потому что через несколько секунд кровавую пелену сменила непроницаемая тьма.

25

Прошло две недели. Мало-помалу прекратились разговоры о страшной автокатастрофе, унесшей жизни двух милиционеров, и события вновь потекли своим чередом.

После смерти Сидоренко следствие окончательно зашло в тупик, и после того, как и вторая комиссия подтвердила сумасшествие Проловича, было окончательно прекращено. Тем более, что больше не поступало никаких сообщений о зверствах или похищениях трупов.

Кабцев за это время успел примелькаться в больнице, и его разговоры с Проловичем уже воспринимались Боченко, как нечто само собой разумеющееся.

- Ну, как, Сергей, что ты решил? Может передумал? - как всегда, мягко спросил Кабцев, желая удостовериться в твердости Проловича.

- Я хочу их уничтожить! - твердо сказал Сергей и яростно блеснул глазами.

- Ну разве не сумасшедший?! Видел бы тебя сейчас Боченко! - натянуто засмеялся Кабцев, но тут же сделался очень серьезным. - Ты сказал "их"?

- Вы не ослышались.

- Значит, если я правильно понял, ты хочешь уничтожить и...

- И Тень... Пока Тень бродит среди наших биополей, ни один человек не может чувствовать себя в достаточной безопасности.

- Уничтожить Клименчука будет очень сложно, но еще сложнее уничтожить Тень. Во втором случае нам понадобятся специальные приборы, а их у меня сейчас нет. К тому же, все наши расчеты базируются на древнекитайских рукописях, но где гарантии, что там настоящая правда не разбавлена вымыслом?! А ведь любая неточность может стоить тебе жизни, - вздохнул Кабцев, налил себе воды из пузатого зеленого графина и залпом опустошил стакан, словно там была водка.

- Почему же рукопись должна врать? Пока все совпадало! Чунь Лань, точно также, как и я, мог проникать в чужие сны. И там ему удалось уничтожить главного зомби и изгнать Тень. Почему же мне не попытаться ее уничтожить?!

- Твоя воля, хотя и подозреваю, что борьба с Тенью может выйти для тебя боком. Будем считать, что с сегодняшнего дня началась подготовка. Прежде всего, надо, чтобы ты до автоматизма отработал в себе само ощущение сна и осознание конечной цели - нахождение Клименчука. Иначе, он может застать тебя врасплох. Иными словами, ты все время должен помнить, что спишь. И еще - тебе, вероятно, придется проникать в его сны, потому что в твои он не пойдет. Скорее всего, не пойдет.

- Почему?

- Потому, что в твоих снах у тебя будет преимущество.

- Но разве мертвец может видеть сны? - удивленно вскинул брови Пролович.

30
{"b":"55586","o":1}