ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- С Бумагиным?

- Да. Сегодня ночью он нам поможет. Пока ты и Клименчук будете спать, мы постараемся найти его тело и привезти сюда. После этого мы тебя разбудим и сразу же уничтожим его мозг, чтобы он не успел тебя захватить.

- А если ничего не получится?

- Будем искать другой выход. У нас еще остаются сны. Теперь Тень. Из мира сна Клименчука где-то должен быть выход в наш мир. Если тебе удастся вывести за собой Тень и провести ее над "Тремя Штыками", мы ее уничтожим или заставим убраться туда, откуда они пришла. Во всяком случае, я на это надеюсь.

- Почему именно над "Тремя Штыками"?

- Это самое святое место в городе, а нам в данный момент нужна именно святость. Сегодня утром я замерил все более-менее известные места в вашем городе, куда меня только мог отвезти Бумагин. Из всех мест уровень сгущения биополей выше всего был у памятника Ленину, возле церкви, у костела и у Трех Штыков. Но дело в том, что с Трех Штыков видны все эти точки, кроме, может быть, памятника Ленину, в чем я не уверен. А это позволяет аккумулировать энергию. Именно над Вечным огнем можно собрать большой энергетический заряд и при помощи "Трех Штыков" ударить им вверх. Если там в этот момент будет Тень, ей придется несладко.

- Почему, однако, в разряд святых мест попал памятник Лунину? Разве он не расстреливал священнослужителей?

- Нельзя мерить святость символикой. Чтобы место стало святым, еще недостаточно пометить его крестом. Здесь дело не столько в Ленине, сколько в том, что на протяжении десятилетий люди шли мимо этого памятника, смотрели на бронзовую статую и мечтали о лучшей жизни. Постепенно там и образовалась мощная энергетическая оболочка, то есть, то, что церковники называют святостью. В Москве, кстати, одним из самых святых мест является Мавзолей, и тоже именно поэтому. Как, впрочем, и весь Кремль.

- Тогда самым святым местом на земле являются пирамиды?

- Не совсем. Здесь многое зависит и от эмоций, с которыми люди смотрят на те или иные сооружения. Пирамиды и Сфинкс издавна внушали людям страх, поэтому в них скопилось не так много энергии, несмотря на четыре тысячи лет. Более того, злые люди могут уничтожить этот заряд. И Сталин, и его подручные могли бы здорово навредить атмосфере Кремля, если бы только миллионы людей во всем мире не связывали свои надежды на будущий рай именно с этим местом. А наиболее святое место? Об этом трудно сказать наверняка. Может быть, это Иерусалим, а может, Голгофа или Мекка. Или вообще какой-нибудь индийский храм...

- Как же мне найти выход в наш мир?

- Этого я не знаю. Более того, я лишь предполагаю, что должен быть этот выход. Но я могу ошибаться. В любом случае, сегодня попробуем выйти на Клименчука, а затем уже займемся Тенью. Лучше всего завтра - сейчас время начало работать против нас.

29

Сергей лежал среди высокой, густой травы. Высоко в небе прямо над его головой горела яркая зеленая звезда. Было холодно. Зябко поеживаясь, Сергей поднялся и осмотрелся по сторонам. Далеко позади на фоне черного ночного неба можно было рассмотреть светящиеся окна пагоды. Впереди же, волна за волной, на Проловича неслось целое море фиолетово-черного тумана. Вокруг не было слышно ни единого звука, словно весь этот мир с самого момента своего сотворения был немым. Сбоку Сергей успел разглядеть неровную, зубчатую стену леса, и тут же его накрыла первая плотная волна тумана.

Пролович решил идти к лесу. Дорога была неровной, и он постоянно падал в траву.

После получаса изнуряющего пути Сергей изодрал в кровь руки и ноги, но все же достиг первого дерева. Массивный, кряжистый дуб широко раскинул во все стороны свою могучую крону. В темноте он был похож на какого-то сказочного великана. Сразу же под ним росли деревья помельче, и Пролович вскоре вступил в лес.

Через несколько минут пошел снег. Вначале посыпались легкие воздушные снежинки, а затем начали падать целые охапки мягкой, пушистой ваты. Одна угодила прямо в Сергея, и ему пришлось основательно потрудиться, чтобы выбраться наружу. Вскоре весь полог леса был покрыт толстым белым ковром. Вместе с тем, Сергей уже не чувствовал холода. Более того, пышный воздушный снег на ощупь напоминал теплое ватное одеяло.

Через несколько метров Сергей наткнулся на громоздкий деревянный сруб, черневший на фоне лишь чуть более светлого, ночного неба. "Пожалуй, здесь можно и переночевать", - решил Сергей и постучал в массивную, дубовую дверь.

Вначале внутри сруба все было тихо, а затем раздались тяжелые мерные шаги, и Сергей услышал голос, казалось, раздавшийся из могилы:

- Кто там?

- Я хочу переночевать.

В доме зажегся свет. Через некоторое время двери распахнулись с жутким скрипом, и на пороге появилась человеческая фигура. Вначале яркий свет ударил Сергею в глаза, и он не смог ничего рассмотреть, но потом все же понял, что перед ним стоит коренастый старик с большой, всклоченной бородой.

- Кто ты и куда идешь? - вновь глухо спросил старик.

- Иду по делу. Я - Сергей Пролович. Сегодня выпал снег, и я хотел бы переночевать.

- Снег всегда выпадает в ту ночь, когда появляется Зеленая звезда. Ну, проходи в хату, раз так, - старик пропустил Сергея в дом и плотно запер входную дверь.

Пролович уже успел привыкнуть к свету и теперь решил рассмотреть хозяина дома более внимательно. На вид старику было не меньше шестидесяти, но его плотная, хорошо сбитая фигура свидетельствовала о необычных для такого возраста здоровье и силе. Старик улыбнулся и обнажил два ряда блестящих, металлических зубов.

Хозяин провел Сергея в единственную освещенную комнату и указал на широкую лавку, стоящую вдоль стены:

- Ложись тут, а я принесу постель.

Сергей кивнул и подошел к маленькому, квадратному окну. За стеклом угрюмо качали ветвями едва различимые в темноте деревья.

Старик вскоре вернулся и подал Проловичу ворох душистого, мягкого сена:

- Ложись на сено. Только чем же ты будешь платить?

- Деньгами. Сколько с меня за ночь?

- Деньги мне ни к чему - сейчас энфляция.

- Инфляция, - поправил Сергей.

- А я говорю - энфляция, не перебивай! Так вот, деньги мне не нужны.

- А что же тебе нужно? Чем же я могу еще расплатиться?

- Чем расплатиться? А хоть своей жизнью! - глаза старика на мгновение зажглись хищным алым пламенем, но тут же погасли. - Шучу! - заверил старик опешившего Проловича и засмеялся глухим, замогильным смехом.

Сергей лишь слабо улыбнулся в ответ.

Из головы у него не выходили слова старика, поэтому сон сняло, как рукой. Под окном за стеной все время раздавались скрипы, словно кто-то тяжелый топтался на одном месте и приминал снег. Иногда скрипы стихали, но затем вновь возобновлялись. Постепенно к ним стали примешиваться приглушенные человеческие голоса. Сергей осторожно прокрался к окну и выглянул наружу. На фоне снега он с трудом заметил едва различимые силуэты нескольких человек. Что-то подсказывало Проловичу, что дальше находиться в доме опасно, и он, вспомнив слова хозяина, потихоньку стал пробираться к выходу.

Сергею повезло, он бесшумно проскользнул в сени, аккуратно вытащил щеколду, запиравшую дверь, и выскочил наружу. За углом дома раздались скрипучие шаги. Пролович принялся изо всех сил махать руками и вскоре поднялся на шестиметровую высоту. Из-за угла тут же показалось несколько человек. Им навстречу из дома вышел хозяин и провел всех внутрь. "За мной пришли!" - догадался Сергей с невыразимо - сладостным ощущением минувшей опасности и, вместе с тем, с некоторым холодком при мысли о том, что могло случиться в доме, задержись он там всего на пару минут.

Пролович поднялся еще выше и отлетел в сторону. В доме зажгли свет, и там поднялся страшный переполох. Пришедшие люди во главе с хозяином выскочили на улицу и принялись осматривать окрестности. Сергей вначале испугался, что его могут заметить, но потом решил, что на фоне ночного неба это будет почти невозможно.

34
{"b":"55586","o":1}