ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бумагин поразился этой удивительной перемене - еще полчаса назад пухлый и немного неуклюжий толстяк теперь превратился в мужественного человека со стальным голосом и твердым, волевым взглядом.

- Поклянитесь или откажитесь, пока не поздно! - вновь повторил Кабцев.

- Но, Александр Федорович...

- Если у вас есть какие-то сомнения, лучше вернуться прямо сейчас. Потом будет поздно!

- Я клянусь, что сделаю все, что только смогу! - поспешно заверил Бумагин, несколько напуганный таким началом.

- Возьмите с собой топор.

- Взял.

- Идем! - Кабцев двинулся вперед, держа в руках блестящую медную рамку.

Бумагин осторожно шел следом, крепко сжимая рукоять топора и нервно ощупывая пальцем кнопку фонарика, спрятанного в кармане, чтобы наверняка включить свет при первых признаках опасности.

Так прошли около ста метров. Редколесье на краю парка постепенно сменилось почти непролазной чащей из на редкость жестких и колючих кустов.

- Можно подумать, что они сделаны из колючей проволоки! - недовольной заметил Бумагин, который был уже не в силах терпеть давящий пресс молчания.

- Тише! Это шиповник. Рамка указывает на то, что он где-то близко, недовольно шепнул Кабцев.

- Но ведь она разрядилась еще на дороге?

- Заряда не хватило на большее расстояние, а здесь рамка опять действует.

Наконец, после нескольких напряженных шагов, показавшихся Бумагину вечностью, Кабцев остановился посреди небольшой поляны:

- Он где-то здесь.

Бумагин вздохнул и со страхом огляделся вокруг. Он все время с ужасом ожидал нападения зомби и от этого начал икать.

- Возьмите себя в руки! Рамка показывает, что он где-то здесь. Но где? Надо поискать. Я пойду в тот конец, а вы - в этот, - тихо сказал Александр Федорович и шагнул в темноту.

Бумагину показалось, что он только что услышал свой смертный приговор. Но через минуту Валерий устыдился собственного малодушия и, взяв себя в руки, принялся рассматривать землю. Но все же он то и дело прислушивался к осторожным шагам Кабццева, словно один этот звук мог служить ему охранной грамотой в борьбе со Злом. Но ни на земле, ни в ближайших кустах ничего не было. Едва Бумагин успел подумать о том, что Александр Федорович мог ошибиться, как с противоположной стороны поляны донесся приглушенный голос Кабцева:

- По-моему, нашел! Идите сюда!

Призвав на помощь все свое мужество, Бумагин, скрипя сердцем, отправился на зов своего спутника.

Кабцев сидел на корточках и внимательно разглядывал землю.

- Где? - спросил Бумагин.

От волнения у Валерия появилась одышка, словно он только что разгрузил грузовик.

- Смотри, рамка указывает вниз, - тихо сказал Кабцев и зачистил рукой широкую металлическую тарелку, с полметра в диаметре.

- Что это?

- Пока не знаю. Может, это вход. Давай попытаемся снять крышку.

Но сделать это было не так-то просто - казалось, что крышка была намертво приварена к металлической трубе, которую можно было рассмотреть после того, как Кабцев и Бумагин разгребли вокруг нее немного грунта.

- Нужна лопата. У вас в машине есть лопата? - наконец спросил Кабцев.

- Есть.

- Нужно за ней сходить. Принесите, пожалуйста, она нам просто необходима!

- А вы?

- Я пока побуду здесь и покараулю выход.

- Но... А как же зомби?! - Бумагину было страшно идти одному даже к машине, и он весь передернулся, представив, что Кабцев будет вынужден ждать его возвращения на поляне, где скрывается зомби.

- У меня есть конденсатор. Это, во-первых. А, во-вторых, у нас просто нет другого выхода. Вы моложе меня и сможете принести лопату гораздо быстрее. Сейчас дорога каждая минуту - нам не следует слишком долго оставаться в одиночестве.

- Но мы можем пойти и вдвоем.

- Нет времени, да и за зомби не мешало бы проследить. Все, я вас жду! Кабцев решительно отвернулся к трубе, давая понять, что дискуссия окончена.

Дорога к машине показалась Бумагину гораздо длиннее, хотя обычно бывает наоборот. За каждым кустом ему чудился притаившийся зомби, и пальцы Валерия то и дело крепко впивались в ручку топора.

Вот и машина. Бумагин торопливо открыл багажник и... Сзади раздался громкий хруст сломанной ветки, словно кто-то, до сих пор кравшийся безукоризненно, теперь оступился и выдал свое присутствие. Бумагин оцепенел и медленно, словно все его тело неожиданно потяжелело в пять раз, обернулся назад, забыв про свой фонарь. Плотная стена черного, непроницаемого парка надежно хранила свои тайны, и Валерий так ничего и не увидел.

Решив действовать осторожнее, Бумагин присел рядом с машиной и прислушался. Треск больше не повторялся, но теперь казалось, что весь парк заполнили непонятные, таинственные звуки. Тут Бумагин вспомнил, что Кабцев один остался на поляне, и это придало ему мужества. Отыскать лопату среди прочего немногочисленного хлама было не слишком сложно, и вскоре Бумагин отправился к поляне.

Вначале Валерий заблудился и лишь после довольно продолжительных поисков нашел нужную поляну.

- Быстрее, что вы так долго?! - нервно упрекнул Кабцев заметно изменившимся голосом.

"Ему тоже было здесь не сладко", - подумал Бумагин и, подав фонарь Кабцеву, принялся откапывать странную трубу.

Валерий углубился не меньше, чем на метр, но труба все так же отвесно уходила прямо в землю.

- А вдруг эта труба метров на пять под землю идет - есть ли смысл копать?! - разочарованно пробурчал Бумагин после того, как вынул еще несколько десятков сантиметров грунта.

- Тихо! - Кабцев предостерегающе приставил палец к губам и поднес рамку к трубе возле самого дна выкопанной вокруг нее ямы.

- Здесь. Он здесь. Я думаю, что это не труба, а металлический цилиндр. Иными словами, просто бочка. И я думаю, что сейчас мы ее выкопаем полностью. Может быть, вы устали? - при последних словах Кабцев потянулся к лопате, но Бумагин, смутившись, не выпустил ее из рук.

- Что вы, Александр Федорович, я просто так проворчал. У меня такой характер.

Минут через десять Бумагин понял, что докопался до дна:

- Кажется, все!

- Теперь нужно постараться вытащить ее на поверхность, - сказал Кабцев и попытался сдвинуть бочку с места.

Она оказалась довольно тяжелой, но все же переместилась на несколько сантиметров.

- Попробуем, хотя это и непросто, - заметил Бумагин и, запустив пальцы под дно, попытался вытащить бочку наружу.

Невероятным усилием Бумагину удалось приподнять ее на ширину ладони, но все же тяжесть оказалась непосильной, и бочка вновь опустилась на место.

- Да тут не меньше ста килограммов, - сообщил Бумагин.

- Попробуем вдвоем, - предложил Кабцев и спустился в яму.

Но там было слишком мало места для двоих, и Александру Федоровичу пришлось вновь вылезти на поверхности.

Яму расширили, но все равно у Кабцева и Бумагина не хватило сил, чтобы поднять тяжелую бочку на двухметровую высоту.

- Может, поедем в город, а завтра кого-нибудь с собой прихватим и уже тогда поднимем ее на поверхность? - предложил Бумагин.

Кабцев вздохнул, отрицательно покачал головой, но ничего не ответил.

- Нам все равно не поднять ее вдвоем. Да вы и сами говорили, что должны присутствовать при пробуждении Сергея для его же безопасности. А завтра утром, вернее сегодня, мы сюда вернемся!

- Нам нельзя оставлять эту бочку до завтра.

- Но почему?

- В ней сидит Клименчук и, пока мы уедем в город, он вполне может из нее выбраться и скрыться. Я уверен, что бочка заперта изнутри. Если он уйдет, мы можем не найти его во второй раз. Нужно обязательно остаться здесь! И, вместе с тем, я должен присутствовать при пробуждении Проловича, Кабцев тяжело вздохнул, вытер выступивший пот и присел на край бочки...

31

Сергей с трудом продирался сквозь полузатопленный паводком лес, превратившийся в подобие огромного болота. То тут, то там у стволов деревьев копошились омерзительные оранжевые черви. Некоторые из них пытались присосаться к телу Проловича, но Сергей время от времени давил их прямо на своих ногах.

36
{"b":"55586","o":1}