ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но Ойстрах уже успел достать две гранаты и теперь с силой швырнул их в сторону грызуна. Раздались два оглушительных взрыва, и всё вокруг исчезло в облаках густого, чёрного дыма. Когда дым рассеялся, Пролович увидел крысу, безжизненно лежавшую на земле. Гранаты разломали её пополам и обнажили внутренности, состоящие из многочисленных болтов и шестерёнок. Крыса оказалась механической.

"Так вот почему от неё отскакивали пули!" - догадался Пролович и поднял руку вверх, чтобы приказать Ойстраху вести солдат в атаку на замок. Но в этот момент из-за кустов вышел Гитлер. У Гитлера было синее лицо и удивительно знакомы, жёлтые глаза. От удивления Ойстрах раскрыл рот и принялся смотреть то на Проловича, то на Гитлера, не зная, какой из фюреров - настоящий.

- Это не фюрер! Я - ваш фюрер! А это - человек из внешнего мира! закричал Гитлер и показал пальцами на Проловича.

Сергей ничего не чувствовал, но по разъярённым лицам солдат понял, что вновь принимает прежний облик...

- Фойя! - крикнул Гитлер и вновь показал пальцем на Проловича.

Но Сергей начал стрелять первым. Ойстрах и два ближайших к нему солдата сразу же упали в траву, а остальные залегли рядом с новым фюрером. Пристегнув свежий магазин, Пролович вновь открыл огонь и стал отходить к лесу. Солдаты тоже начали стрелять и вокруг Проловича засвистели целые тучи пуль. Неожиданно ему наперерез выбежали два немца, и Сергей, не задумываясь, полоснул по ним длинной очередью. "Ещё два готовы! Сколько же осталось?" попытался вспомнить Пролович, понимая, что от этого сейчас зависит очень многое. "Двух сожрала крыса, Ойстраха и ещё двух я застрелил сразу. И теперь двух. Всего семь! Значит, больше ни одного не осталось?! Один Гитлер! Теперь мы ещё посмотрим, кто кого!" - обрадовался Пролович и, взяв автомат наперевес, медленно пошёл в сторону замка.

Вокруг не было ни единой живой души. Исчезли даже трупы немцев, хотя Сергей был абсолютно уверен в том, что всего пару минут назад они лежали под этим кустом.

Сергей осторожно приблизился к замку. Массивные, почерневшие от времени ворота были наполовину открыты и Сергей вошёл внутрь.

Внутри замок оказался похожим на самый обыкновенный православный храм: стены были богато украшены позолотой, с потолка свешивались тяжёлые люстры с сотнями зажжённых свечей, а в самом центре был расположен аналой, украшенный искусно расписанными иконами.

Иконы тоже показались Сергею знакомыми - вот апостол Павел, вот Богородица с Христом. Но всё же что-то было не так, и Пролович вгляделся в иконы более пристально. Изображённые на них лица напоминали негативы, потому что тёмные и светлые части словно поменялись своими местами. К тому же Сергей обратил внимание на лицо женщины, с которой писали Богородицу. Казалось, что оно буквально дышит всеми земными пороками. Пролович взглянул на то место, где только что видел Христа и в ужасе отшатнулся в сторону - у младенца вместо носа было синее свиное рыло. Заметив испуг Проловича, младенец хрюкнул и весело подмигнул.

- Прочь, Сатана! Тебе не место в святом храме! - крикнул Пролович и отступил под защиту большого, золочёного креста, прикреплённого к стене.

Младенец лишь злобно хихикнул и прыгнул из иконы на пол. Чтобы обрести уверенность, Сергей ещё раз взглянул на крест и едва не потерял сознание крест был ПЕРЕВЁРНУТЫМ.

- Ну что, человек - ты сам пришёл в моё логово! Здесь ты умрёшь и станешь таким же, как и я! - пропищал младенец, мерзко хрюкнул и стал прямо на глазах у Проловича расти вверх и в стороны.

Через мгновение перед Сергеем стоял Клименчук и смотрел на него злобным, не знающим пощады взглядом ядовито-жёлтых глаз.

- Ты меня искал? - насмешливо спросил Клименчук.

- Д-да, - с дрожью в голосе ответил Пролович, потому что эти жёлтые, змеиные глаза внушали ему почти непреодолимый страх.

- Зачем?

- Ты убил Лиду!

- Да. А теперь я убью и тебя! Но вначале поясни, зачем ты сюда пришёл?

- Я пришёл, чтобы избавить мир от Зла! - твёрдо сказал Пролович и овладел собой.

Клименчук захохотал мерзким смехом и через мгновение превратился в разъярённого льва, состоящего из чистого золота. Пролович вскрикнул и изо всей силы взмахнул руками.

Сергей сделал это вовремя, потому что лев едва не достал его в прыжке лапой. Пролович метался под самым потолком, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход наружу, а внизу в бессильной ярости бесновался лев. Сергей неосторожно пролетел возле одной из больших колонн, и оттуда к нему тотчас же протянулись десятки золотых рук. Оглянувшись, Сергей понял, что его пытаются поймать маленькие черти, которых он вначале принял за херувимов.

Неожиданно всё стихло, словно по мановению волшебной палочки. Маленькие черти вновь стали недвижимыми, а лев замер посреди антихрама. Сергею даже показалось, что его враг потерял способность двигаться, но потом Пролович понял, что Клименчук просто внимательно прислушивается.

Наконец, лев громко зарычал и принялся яростно выкрикивать отрывистые и зловещие заклинания. Половые плиты в углу разъехались в стороны, и оттуда вышел чёрный человек, уже хорошо знакомый Проловичу.

- Стань у дверей и не выпускай его до моего возвращения! - приказал лев, стал прозрачным и почти тут же исчез.

Чёрный человек на мгновение обнажил свои ослепительно-белые клыки и занял своё место у входа. Черти ожили, и к Сергею вновь потянулись их мерзкие, маленькие руки.

34

Главврач и Иванцов молча разглядывали лежащий на полу труп. Он был совсем свежим - по крайней мере, нигде нельзя было заметить слишком явных признаков начавшегося разложения.

- А жмурика не иначе, как на этой неделе убили, а? - спросил Иванцов и сбросил с рук тряпки.

- Похоже на то. И что же вы хотели делать с трупом у нас? - Боченко подошёл к Бумагину вплотную и насмешливо посмотрел ему в глаза.

- Мы собирались его уничтожить, - спокойно сказал Бумагин.

- Но вы его и так уничтожили.

- Это не совсем то, что вы думаете. Это зомби.

- Ты опять за своё?! - вскипел Иванцов.

- Одного я не пойму - зачем вы притащили сюда эту бочку? Ну залили вы труп кислотой или керосином, так и зарыли бы где-нибудь! Он бы разложился и все концы в воду.

- Я ещё раз говорю - это не совсем труп! - вышел из себя Бумагин.

- Так может это он просто прилёг отдохнуть? - хмуро спросил Иванцов и вновь подошёл к трупу.

- Побудь пока здесь, а я схожу и позвоню в милицию, - сказал ему Боченко и вышел в коридор.

- И чем он тебе помешал, этот жмурик, а? - допытывался Иванцов, осторожно обходя вокруг трупа.

Внезапно санитар вскрикнул и отскочил назад - из груди трупа вырвалось лёгкое шипение.

- Я же говорил - это зомби! Он просыпается! Развяжи меня! Быстрее! закричал Бумагин.

Но труп не подавал никаких признаков жизни и Иванцов, взяв себя в руки, недовольно огрызнулся:

- Сейчас - разбежался! Это просто воздух из него вышел. Сейчас милиция приедет - они тебя и развяжут. Подожди немного!

Иванцов подошёл к окну, пнул ногой осколок разбитого стекла и раздражённо заметил:

- И стекло, падла, зря бил - всё равно ведь попался! А теперь его нигде не найти!

- Ничего - подсуетишься и найдёшь!

- Ты рот закрой!

Иванцов продолжал смотреть на улицу, а Бумагин покосился на труп. Больше всего ему сейчас хотелось, чтобы милиция приехала как можно быстрее зомби, пока что тихо лежащий на полу, не внушал никакого доверия. От него так и веяло чем-то зловещим и угрюмым. Видимо, те же чувства испытывал и Иванцов, потому что недовольно пробурчал, не отрывая глаз от больничного двора:

- Приволокли сюда этого жмурика, и мне теперь даже заходить в кабинет будет противно.

Бумагин вновь взглянул на труп и от страха у него перехватило дыхание зомби уже успел подняться и теперь смотрел на Иванцова полным ненависти взглядом ядовито-жёлтых глаз. Нужно было как-то предупредить санитара, но Валерий не мог ничего сказать из-за парализовавшего его ужаса. К тому же Бумагин не мог даже сдвинуться с места, потому что Иванцов накрепко привязал его к батарее центрального отопления.

40
{"b":"55586","o":1}