ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Свитер тот же, а штаны похожие...

- Что значит "похожие"?

- Если бы был цветной снимок, я бы сказал точнее.

- Чем богаты, тем и рады, - следователь принялся собирать фотографии со стола.

Пролович впервые внимательно взглянул на лицо убитого, потому что раньше все его внимание было сосредоточено на одежде из-за боязни ошибиться. Лицо было очень похоже на лицо Клименчука. Пролович не выдержал и почти вырвал фотографии из рук Сидоренко.

- В чем дело? - резко спросил следователь, удивленный таким поведением врача.

- Убитый... Я не знаю, это может быть бред... Но мне кажется, что... Что человек на фотографии очень похож на Клименчука. Если бы сам Клименчук не приходил ко мне на прием, я мог бы подумать, что это его труп, срывающимся от волнения голосом сообщил Пролович.

- Что-о?! - удивленно поднял брови Сидоренко.

- Схожесть просто поразительная. Еще вчера, когда фотографии быстро показали по телевизору, мне почудилось, будто в лице убитого я различил какие-то знакомые черты. Но потом телевизор перестал показывать, и я решил, что мне просто померещилось. А сейчас я почти уверен, что между убитым и Клименчуком есть сильное портретное сходство.

- То есть, вы считаете, что они могли быть родственниками?

- Не знаю, я не специалист в этих вопросах.

- А он не назвал вам свое имя и отчество?

- Назвал и я даже записал их в журнал.

- Где этот журнал?

- У меня в кабинете.

- Завтра сообщите мне его имя и отчество.

- Хорошо.

- Ну а каких-то специальных примет: шрамов, родинок, родимых пятен вы не заметили? - немного усталым голосом спросил Сидоренко.

- Да, родинка. Как я мог о ней забыть?!

- Где она располагалась? - оживился следователь.

- Над верхней губой, то ли чуть справа от носа, то ли чуть слева.

Сидоренко неожиданно уронил на пол свою ручку и заметно побледнел, но почти тут же взял себя в руки:

- Очень хорошо. Значит, завтра вы сообщите мне имя и отчество Клименчука, а сейчас можете идти. Я отпустил вас даже раньше условленного времени - сейчас только пять часов, - с деланной улыбкой сказал Сидоренко.

Следователя выдавали глаза: он смотрел на Проловича с такой отрешенной озабоченностью, словно решал в уме какую-то очень сложную задачу.

- И еще, у Клименчука были желтоватые белки глаз. Возможно, он болен желтухой.

- Примета интересная, но...

- Вы меня не поняли, рано или поздно он окажется в инфекционном отделении, - пояснил Пролович с легким превосходством специалиста.

- И как скоро?

- Я думаю, что не позднее, чем через месяц-другой, - Сергей вспомнил о фотографиях и тут же ему в голову пришла сумасшедшая мысль:

- А нельзя ли посмотреть... труп убитого?

- Это еще зачем? - подозрительно спросил Сидоренко и его глаза, колючие, острые буравчики, впились в Проловича, словно и в самом деле надеялись прочесть все его мысли.

- Я бы сравнил лица, все же фотография это не то.

- К сожалению это невозможно: труп захоронен сегодня утром, - сухо сказал Сидоренко и встал из-за стола, давая понять, что разговор окончен.

8

После ухода Проловича Сидоренко еще некоторое время задумчиво сидел на своем стуле, затем подошел к окну, взглянул вниз и увидел врача, спешащего к остановке. Достав из кармана пачку "Космоса", Сидоренко нервно щелкнул зажигалкой и затянулся глубокой затяжкой. Дело об убитом в парке Мазурино оказалось сложным и с каждым днем все более запутанным. Визит Проловича окончательно смешал все карты и у Сидоренко появилось ощущение того, что это убийство не удастся раскрыть. До сих пор никто не опознал убитого. Но самым главным было не это - Сидоренко не мог сказать Проловичу, что позавчера ночью труп убитого был украден, а работница морга зверски убита ударом табуретки по голове. "Кому мог понадобиться труп? Убийцам? Пожалуй да, только им. Или ему. А то, что труп найден, можно было легко узнать из "Навiн". Но зачем было красть труп? Может быть, рассчитывали, что мы не успели произвести баллистическую экспертизу? Но тогда это дилетанты - кто же отвозит труп в морг, если с ним еще не поработали паталогоанатомы?" следователь не заметил, как сигарета догорела до кожи пальцев и, зашипев от боли, швырнул ее в пепельницу.

Зазвенел телефон. Сидоренко немного помедлил, а затем снял трубку.

- Алексей Владимирович, только что позвонили из морга, на этот раз исчез труп работницы, убитой при похищении трупа, найденного в парке Мазурино. Опять убита женщина и вновь - работница морга, - взволнованно сообщил дежурный.

- Сейчас выезжаю! - Сидоренко выругался и, вызвав машину, опустился в кресло.

Здание морга было уже оцеплено, но возле входа собралось множество зевак.

- Расходитесь, здесь не цирк! - недовольно крикнул Сидоренко, но его никто не послушался.

Внутри все оставалось нетронутым - лишь труп пожилой работницы морга был укрыт простыней. Это казалось неестественным среди деревянных нар с голыми трупами. Поломанная и опрокинутая мебель свидетельствовала о долгой и жестокой борьбе, что выглядело довольно странно - убитая не производила впечатления человека, наделенного большой физической силой. Скорее, ее можно было отнести к "божьим одуванчикам".

- Убитая была задушена между тремя и четырьмя часами утра, но перед этим отчаянно сопротивлялась. Нападение, скорее всего, было совершено сзади, когда она задремала. Нападавший или нападавшая были не очень сильны физически, об этом говорит характер телесных повреждений и следы упорной борьбы. Одновременно с убийством был похищен труп Соколовой. Собаки след не взяли - скорее всего их отпугнуло какое-то химическое вещество. При попытке проследить путь преступника Туман злобно рычал и отказывался взять след. То же самое повторилось и с Бураном. Обнаружены отпечатки пальцев, сейчас их обрабатывают в лаборатории..., -монотонный и всегда такой усыпляющий голос Кольцова, с которым Сидоренко проработал бок о бок не один год, сейчас действовал на Алексея просто раздражающе: "Почему он говорит так спокойно? Это уже третье убийство, убийство бессмысленное, а потому еще более безнадежное в плане его раскрытия. Почему Кольцов говорит так спокойно? Нужно кричать, кричать во всю глотку, чтобы поймать то чудовище, которое издевается даже над трупами. Видимо, Пролович прав, мы имеем дело с каким-нибудь новым Михасевичем. Неужели новое "Витебское дело"? Словно все вокруг сошли с ума от этих перемен в стране. Нужно обязательно оставить здесь людей.

Пролович говорил, что у него на работе лежит запись с именем и фамилией этого... Клименчука. Вдруг это и есть этот самый маньяк? Тогда зачем он пришел на прием, если накануне показали найденный труп по телевизору? А может не выдержал и... А вдруг у него и в самом деле зуб болел, но потом он испугался и убежал? Ведь на снимок он так и не пошел. Значит, что-то заподозрил. Но, все же, он рано или поздно себя выдаст: нервишки, видимо, "шалят"".

- Ты меня не слушаешь? - спросил Кольцов.

- Слушаю: Анна Андреевна Соколова, тысяча девятьсот тридцать четвертого года рождения, - повторил Сидоренко.

9

Уже выйдя на улицу, Пролович неожиданно подумал о том, что Клименчук никак не мог ходить в одежде убитого, потому что милиция нашла одетый труп. Но теперь получалось, что Клименчук, о котором ничего не известно милиции, разгуливает в одежде, которая непонятно каким образом попала к нему из рук стражей порядка. Но это предположение показалось до того смелым, что Сергей просто растерялся: "Как одежда убитого могла попасть из милиции к Клименчуку? Бред какой-то... И как это я сразу не догадался спросить об этом у Сидоренко? Хотя, может, и правильно сделал, что не спросил - излишнее любопытство всегда кажется подозрительным. А может он меня в чем-то подозревает и решил проверить, не покажется ли это мне странным? Да и как могли захоронить еще не опознанный труп? Исключено! Значит, Сидоренко сказал мне неправду либо потому, что это служебная тайна, либо потому, что он мне не доверяет. Ему и в самом деле показался подозрительным мой вопрос и трупе. Но что может означать его недоверие? А что, если он меня подозревает? Вряд ли... В крайнем случае, мои слова подтвердят Варьянов, Инна Михайловна и Лидочка, не придумал же я в самом деле этого Клименчука".

9
{"b":"55586","o":1}