ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Спасите!

Друцкая ее молча разглядывала.

Женщина, даже кончая жизнь, редко назовет другую женщину красивой, особенно если та действительно выдается красотой. Такова же была и мать Друцкого. Она молчала. А сам Друцкой как будто только в эту минуту увидел все прелести девушки, вырванной им из-под венца, и, неподвижный, очарованный, смотрел на нее сверху вниз.

- Встаньте, милая! - наконец произнесла Друцкая.

Она поймала восхищенный взгляд сына.

- Оставь нас, друг мой, на время. Мы поговорим и без тебя лучше поймем друг друга, - предложила старуха сыну.

Он ушел. А когда его через немалое время позвали опять, то он застал Лейлу успокоенной, а мать одетой для выезда. Мать не открыла, а сын не посмел спросить, что она вознамерилась делать с Лейлой и куда собирается ее везти. Друцкой был доволен, что тяжесть его поступка переложена теперь на плечи матери. Он видел из окна, что карета с матерью и Лейлой покатилась вниз по Остоженке к Колымажному двору.

Друцкая велела кучеру ехать по Тверской в генерал-губернаторский дворец.

Дорогой обе женщины не обменялись ни одним словом: старуха ничего не спрашивала, а Лейла не смела сама заговорить. Оставив Лейлу в карете у подъезда генерал-губернаторского дворца, Друцкая вошла в дом и, пробыв там с час, вернулась, довольная чем-то, с двумя казенными пакетами в руках, и приказала кучеру ехать на бульвар к дому обер-полицмейстера... Только тут встревоженная Лейла догадалась об участи, ей приготовленной. Когда карета остановилась у ворот обер-полицмейстерской квартиры, Друцкая предложила Лейле выйти и следовать за нею в дом. У дверей стояли два солдата. Выпрыгнув из кареты, Лейла, вместо того чтобы последовать за Старухой, подобрала юбки и пустилась бежать по тротуару вверх по Тверской.

- Держите ее! - закричала Друцкая.

Вслед беглянке пустились с криком "Держи, держи!" ездовой лакей Друцкой и один из солдат. Лейла их опередила далеко и вот-вот могла скрыться на Тверском шоссе, по которому в обе стороны катились тройки, кареты, шли скрипучие обозы, а на перекрестке у Тверских ворот шел оживленный торг всякой всячиной и толклась кипучая толпа. Видя, что Лейлу не догнать, второй солдат вызвал со двора конника и послал его вслед беглянке. Друцкая ахнула: конник настиг Лейлу, девушка упала от толчка коня наземь и закричала, со всех сторон сбежался народ. Вот Лейлу подняли с земли и, закрутив назад руки, ведут обратно к дому обер-полицмейстера.

Платье Лейлы разорвано и в пыли. Она что-то исступленно кричит, плюет в лица ведущих ее за руки торговцев и тщетно старается вырваться из их крепких лап. Вслед бежит народ. Лейла кричала:

- Я - царская дочь! Вы не смеете меня бить! Караул!

Друцкая поспешно передала один казенный пакет жандарму, промолвив:

- Передай, любезный, кому тут написано, да скажи дежурному адъютанту, что, мол, княгиня Друцкая кланяется генералу, а сама она нездорова...

Старуха забралась в карету и велела ехать домой, чтобы избежать участия в уличном случае. Да и разъяренный вид Лейлы сильно напугал княгиню. Всю дорогу старуха крестилась, приговаривая: "Слава богу, превосходно! Слава богу, отлично..."

Друцкой ожидал возвращения матери с нетерпением. На его немой вопрос, вернувшись, мать, облегченно вздохнув, ответила:

- Все устроено к лучшему, дружок! Ты можешь больше не волноваться за ее судьбу.

- Где она? Как вы с ней поступили, матушка?

- Очень просто, дружок! Я взяла в канцелярии генерал-губернатора бумажку и повезла девчонку к обер-полицмейстеру. Та, подлая, догадалась подобрала подол и без всякого стыда пустилась бежать по бульвару. Ну, да ее тотчас поймали, и уж теперь она, наверное, сидит за решеткой...

Изумленный Друцкой воскликнул:

- Матушка! Неужели? Неужели вы поступили так, как говорите? Я не верю...

- Что же я стану лгать тебе из-за какой-нибудь дряни?

- Не верю ушам своим! Как же с нею теперь поступят?

- Поступят, как следует: отправят в Опекунский совет, и уж там опекун разберется и определит девку к ее месту... Эдакая дерзость: ослушаться воли самой государыни, да еще кричать на всю Москву "я - царская дочь"!

- Нет, матушка, нет! - вскричал Друцкой и ринулся было вон из комнаты матери, но был остановлен ее окриком:

- Постой, сударь, постой! Не горячись. И тебе кой-что велено передать. Ступай-ка, друг мой, немедля под арест на Тверскую гауптвахту туда послали солдата и комнату тебе приготовляют. А о вольных поступках ваших будет с фельдъегерем послано государыне. Будем ждать ее милостивого решения.

- Матушка! Я должен повиноваться, если таков есть приказ. Но вы... вы, матушка, поступили жестоко и несправедливо!

- Полно, придержи-ка свой язык, сударь, да ступай с богом. А то еще наговоришь дерзостей матери и станешь потом каяться. Поверь мне, я избрала для нее и для тебя лучшую участь. Наконец-то решились вымести из Москвы сор, а то где скандал или крик, кто скандалит - "царские дети"! Ступай. Я велела для тебя заложить дрожки. Возьми-ка - вот приказ о твоем аресте, да и отдай сам коменданту.

Друцкой принял из рук матери пакет, запечатанный большой гербовой печатью генерал-губернатора, и, поникнув головой, вышел от матери.

Накинув плащ поверх флигель-адъютантского мундира, Друцкой сел на дрожки и крикнул:

- Пошел!

Рысак бешено схватился с места. Кучер знал любовь молодого князя к лихой езде. Повернув по бульвару, дрожки, не сдавая хода, взлетели в гору и помчались вдоль липовых аллей.

За Никитскими воротами Друцкой вдруг увидел впереди, что по мостовой меж двух драгунов с обнаженными саблями идет, спотыкаясь, Лейла. Внезапно решение возникло в голове офицера.

- Стой! - закричал Друцкой голосом команды, когда дрожки сравнялись с конвоем Лейлы.

В одно и то же мгновение кучер с маху осадил рысака; он, храпя, сел на задние копыта, высекая искры из-под подков.

Остановился и конвой. Лейла взглянула в лицо Друцкого - офицер прочитал во взоре Лейлы гнев и презрение.

Друцкой усмехнулся и, распахнув плащ, показал драгунам флигель-адъютантский аксельбант.

- Давай сюда приказ обер-полицмейстера! - строго крикнул Друцкой, увидя пакет за обшлагом одного из конвоиров. - Видишь, у меня приказ генерал-губернатора - доставить арестантку тотчас на Тверскую гауптвахту.

6
{"b":"55589","o":1}