ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Андрей БЫСТРОВ

ВОЗМЕЗДИЕ ДАМЕОНА

Ведь тебе придется умереть. Как и всем вам. До одного. Вы — раковая опухоль этой планеты, да что там планеты — Галактики! Всюду, куда проникает вредоносная радиация Ока Илиари, расползаются раковые опухоли… Но рак излечим! Он уже в прошлом. Вы — в прошлом. Мы — наследие, и мы — исцеление.

Амма Дамеон — Хранителю Джейн

Джеймс С. Моддард, Проводник Тигг Илиари:

— Двадцать миллиардов долларов — не такая большая сумма… И с ней, всего лишь с ней, вы рассчитывали завладеть Землей?

Килнгорт, Амма Эри:

— Ваш ученый Архимед когда-то говорил: чтобы перевернуть Землю, надо иметь рычаг и точку опоры, только и всего… Двадцать миллиардов — рычаг, а точки опоры мы рассчитали. Это было начало. Нужны только точки приложения сил. Мы достаточно хорошо разобрались в вашей экономике, чтобы найти такие точки. Двадцать миллиардов превратились бы в двести, в две тысячи… Экономическое проникновение повсюду — для креонов делорга, тысяч креонов…

Анналы Ордена, диск Д, раздел 314, стр. 60

— Это невероятно, — сказал Рэнди. — Если бы я не видел смерть Амма собственными глазами, никогда не поверил бы вам… Но почему вы рассказали мне все это?

— Потому что миссия Ордена не завершена. Мы не уверены, что делорг уничтожен. Но даже если уничтожен этот делорг, может прибыть и третий, и четвертый, и пятый… Орден будет существовать всегда, пока существует человечество.

Из беседы Магистра Фила Эванса с неофитом-Хранителем Рэнди Стылом

ПРОЛОГ

НАСЛЕДИЕ

Этот небольшой необитаемый островок в Мексиканском заливе назывался Рохас, но кто будет помнить название никому не нужной и никого не интересующей скалы? Даже как навигационный ориентир остров Рохас был бесполезен, так как находился вдали от морских путей. Здесь никогда и ничего не происходило… До этой ночи, вернее, до раннего утра после нее.

Ночью разыгрался сильный шторм. Огромные волны с грохотом разбивались о каменистый берег, кричали испуганные птицы в тревоге за свои гнезда. Но к четырем часам утра буря начала стихать, а в пять океан уже вновь был безмятежным. Лучи восходящего солнца окрасили скалы в розовый цвет, покой снизошел на остров Рохас… Но почему-то не успокаивались птицы, что-то продолжало тревожить их.

Мыс на юго-западе острова выдавался далеко в море, очертаниями напоминая бивень слона. И там, куда указывал этот бивень, в полумиле от берега, из волн поднялось что-то… Телескопическая мачта, на конце которой посверкивали какие-то линзы. Это не походило на перископ подводной лодки, да и не было перископом.

Мачта снова скрылась в волнах, а около часа спустя на берег острова Рохас из-под воды стало неуклюже выбираться чудовище. Металлические пирамидки его панциря отливали синим мертвенным блеском в лучах утреннего солнца, суставчатые щупальца цеплялись за камни, вытягивая из воды продолговатое тело с темной воронкой на месте головы.

С лязгом, очень медленно, мертворожденный монстр полз по камням, потом по песку. Над ним вращались на тонких стержнях оптические устройства. Монстр искал укрытие, где его не могли бы заметить ни с воздуха, ни с моря, ни с берега, если бы кто-нибудь высадился тут. И он нашел его: небольшую пещеру у подножия высокой скалы, излюбленного места гнездования птиц.

Все громче, все тревожнее становились птичьи крики. Разумеется, вид медленно ползущего к пещере делорга не мог испугать птиц, их пугало другое. Нечто невидимое, но ощутимое для них… Распространявшаяся вокруг чудовища эманация Зла.

В кромешной тьме пещеры делорг втянул щупальца под панцирь. Броня на спине металлического скорпиона раскрылась. Там, в ячейках овального ребристого контейнера, защищенные от всех видов космических излучений и вредных воздействий, покоились тысячи креонов. Они представляли собой сейчас, в эмбриональной информационной стадии, крошечные кристаллы, поверхность которых была сплошь усеяна иглами-антеннами. Эти антенны проникали во все многообразие информационного поля Земли, от них ничто не ускользало… С неукоснительностью, свойственной только машине, делорг выполнял программу Дамеона — из мертвого возродить живое, чтобы затем превращать живое в мертвое.

В двухстах милях северо-восточнее шторм еще не утих окончательно, и маленькая частная яхта «Спектор» продолжала борьбу с волнами. Она вышла из Сарасоты, пунктом ее назначения указывался мексиканский порт Кампече. Но на самом деле она держала путь к острову Рохас…

Тому, кто стоял у пульта сверхсовременной навигационной системы, было нелегко управляться с яхтой, да еще в шторм. Но помочь ему было некому, он был один на борту «Спектора», хотя это и не было одиночным спортивным плаванием. Джон Коулмен из Сарасоты вообще не был моряком — ни профессионалом, ни даже любителем. Он приобрел эту яхту и прошел ускоренный курс обучения с единственной целью — достичь острова Рохас. Там ждал его бесценный дар, там была его цель, конец и начало его пути.

Он не мог видеть остров оттуда, где находилась сейчас его яхта, — до Рохаса было еще слишком далеко. Но Джон Коулмен (Амма Гед, а раньше на Земле его звали Владимир Фортнер) видел другое: равномерное мигание рубинового огонька на пульте. Это устройство не было частью навигационной системы, это было устройство Дамеона. С его помощью Фортнер установил, куда именно в океан рухнул делорг, именно оно позволило Фортнеру следить за процессом самовосстановления делорга под водой и узнать, что делорг заранее выбрал остров Рохас. Теперь оно вело его к цели.

Креоны являлись энергоинформационными кристаллическими матрицами, в каждый креон была заложена личность одного Амма. Дамеон рассылал делорги, некроорганизмы, способные перемещаться на громадные расстояния, используя эффект свертывания пространства, наугад, во всех направлениях. На борту каждого делорга были тысячи креонов… Когда делорг находил населенную планету и совершал посадку — вернее, просто падал, как метеорит, у него нет посадочных устройств, — креоны начинали анализ… Как губка они впитывали информацию о жителях той планеты, где оказался делорг… Нет, это не наблюдение в обычном смысле. Это было связано с информационным полем, окутывающим подобно кокону каждую планету, где есть разум. Креоны непосредственно подключались к этому полю. Затем они формировали тела из тех элементов органических соединений, которые были вокруг. Когда появлялись Амма, они уже знали многое об аборигенах и обладали их обликом, хотя это была только маскировка, помогающая захватить планету…

В данном случае все было намного проще для делорга — ведь его встречал Фортнер. Но даже Фортнер еще не знал, что этот делорг — другой, усовершенствованный мертвым разумом Дамеона. Он мог послать своих воинов назад во Времени, чтобы снова начать то, что не удалось Килнгорту.

ТЕНЬ ДАМЕОНА

Хойланд улыбался. Покусывая травинку, он издали наблюдал за Джейн, раскладывавшей костер в облюбованной ими низине, защищенной от ветра обломками высохших коралловых нагромождений. Большая глубина у берега и отсутствие сильного волнения океана, сдерживаемого рифами изолированной бухты, позволили бросить якорь у самого острова и даже перекинуть сходни.

Яхта Джона Хойланда «Мермейд III» не была большой и роскошной, как яхты богачей. В сущности, он купил ее только ради того, чтобы совершить этот романтический круиз с Джейн к архипелагу Тонга. Прошел год с тех пор, как Ордену удалось положить конец планам Килнгорта. Год, заполненный напряженным трудом по выявлению всех (или многих) нитей клубка… Лишь теперь Магистр Хойланд и Хранитель Джейн могли, с разрешения Проводника Моддарда, немного отдохнуть.

— Джон, послушай! — Джейн подошла к Хойланду, на ходу вставляя в плеер лазерную пластинку с акустическим концертом Рода Стюарта. — Как называется этот остров?

1
{"b":"5559","o":1}