Содержание  
A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
72

— К войне, — сказал Эллис.

— Да, к войне. А теперь представьте, что эта информация опубликована. Как, по-вашему, американцы проголосуют за человека, однажды поставившего мир на грань ядерной катастрофы?

— Райдер, это настоящая бомба! Все, Бэрнеллу конец… А в Лэнгли вы об этом тоже рассказывали?

— Нет. Я бы рассказал, но они не спрашивали.

— Так… И что было потом?

— Потом подводную лодку разбомбили сами русские. Не знаю, почему — может быть, предвидели попытку захвата. Бэрнеллу пришлось отказаться от своего плана.

— Это бомба, Райдер, — повторил Эллис, — но где доказательства? За голословные утверждения не платят сто тысяч, да и вообще не платят. Они не стоят ничего. Если я их опубликую, добьюсь только судебного процесса по обвинению в клевете и проиграю его.

— Существует документ, — сказал бывший шпион, — составленный Бэрнеллом по моему настоянию и подписанный им и мной. В нем содержится подробное изложение секретного приказа Бэрнелла с указанием всех сопутствующих обстоятельств, включая дату и время. Любая экспертиза подтвердит подлинность этого документа.

— Где он?

Райдер пожал плечами:

— Я переслал его в КГБ.

— Вот как…

— Тогда же, по каналам разведки. Он цел и невредим, не сомневайтесь — в КГБ ничего не пропадает. А как его оттуда выудить — ваша проблема, а не моя.

— Да, понятно. Может быть, мне высадить в Москве отряд коммандос?

— Может быть, — равнодушно произнес Райдер. — Меня это не касается.

— А свидетели? — спросил Эллис. — Кто-нибудь в состоянии подтвердить ваши слова?

— Специалисты по подводным взрывным работам с эсминца «Уайт Стар» Харпер и Лонг. Бэрнелл отдал им приказ о минировании лодки, потом отменил и рекомендовал молчать. Где они теперь и что с ними, мне неизвестно…

— Это уже кое-что…

— Как, по-вашему, моя увлекательная повесть стоит ста тысяч долларов?

— Вы получите их, но с условием. Наш разговор…

— Будет сохранен в тайне, — закончил Райдер.

Эллис кивнул и открыл кейс.

По возвращении в Вашингтон Эллис доложил Стронгу о результатах поездки. Наемники Стронга немедленно приступили к поискам двух специалистов с эсминца «Уайт Стар» и нашли их. Эллис беседовал сначала с одним, потом с другим. Харпер согласился публично подтвердить информацию Райдера только при наличии документа: он опасался судебного преследования. Лонг вообще все отрицал.

Итак, документ Бэрнелла — Райдера был отчаянно необходим Дамеону, но хранился он в далекой Москве, в необъятных архивах КГБ-ФСБ.

Глава 14

На труп Нейла Бэскомба наткнулась домохозяйка Мэри Слейтон, возвращавшаяся на своем «понтиаке» из Вашингтона в Балтимор. Придя в себя от страха и отвращения, она вызвала полицию по мобильному телефону.

ФБР не исключало возможности, что стрелявшего в Рассела снайпера вскоре уберут, поэтому в полицию поступило распоряжение немедленно сообщать в Федеральное бюро обо всех неопознанных жертвах насильственных преступлений, равно как и об опознанных, но погибших при неясных обстоятельствах (жены, стреляющие в мужей из ревности, а также поножовщина в барах ФБР в данном случае не интересовали).

Дактилоскопическая экспертиза преподнесла Мартину Келлогу сюрприз. Отпечаток большого пальца правой руки убитого совпал с тем, что был оставлен на стальной ферме в убежище снайпера (Нейл Бэскомб допустил эту оплошность не потому, что зачем-то снимал перчатки. Торопясь задвинуть за собой отрезок трубы, он зацепился за торчащий край крепежной штанги, разорвал тонкую резину на большом пальце, потерял равновесие и оперся рукой о ферму. Это была всего секунда, Бэскомб и не подумал об отпечатке).

В карманах убитого документов не оказалось. Компьютеры не идентифицировали его личность по антропометрическим показателям. Дактилоскопический поиск не имел смысла, ведь отпечаток с фермы безрезультатно проверялся ранее.

Компьютеры и не могли опознать Нейла Бэскомба: он был англичанином и жил в США по фальшивым документам. Эллис встретил Бэскомба в Лондоне. Дамеон искал подходящих людей, и Эллис решил проверить нового знакомого. Он сыграл роль человека, у которого крупные неприятности с преступным миром. Бэскомб за некую сумму весьма изобретательно помог ему выпутаться. Но теперь охота (безусловно, мнимая) пошла уже за Бэскомбом, и в роли спасителя очутился Эллис. Он переправил авантюриста в США, обеспечил поддельными бумагами. Дамеон ощутимо нуждался в таких людях, как Бэскомб. Несколько дерзких афер, самой масштабной из которых стало предприятие в Лас-Вегасе, пополнили банковские счета Дамеона… Но не Бэскомба — Эллис платил ему за услуги не слишком щедро, разбогатевший Бэскомб стал бы бесполезен. Так продолжалось до покушения на Рассела. Выбор пал на Бэскомба не случайно — Амма категорически отвергали любой план, связанный с привлечением постороннего наемника даже через длинную посредническую цепь, как чересчур рискованный. К тому же Бэскомб прекрасно владел огнестрельным оружием и, что немаловажно, брался приобрести винтовку, происхождение которой трудно установить.

Что до рабочих, оборудовавших укрытие для Бэскомба, то их набрали в Южном Техасе, дали чертежи, щедро заплатили не только за выполнение заказа, но и за молчание. Теоретически кто-то из них, прочитав в газете о выстреле в Рассела, мог догадаться, в подготовку какого преступления был вовлечен. Однако Амма не усматривали здесь опасности. Во-первых, страх перед тюрьмой затыкает рты этих землян куда надежнее денег. А во-вторых, рабочих нанимал Бэскомб, а его планировалось вывести из зоны досягаемости американского правосудия… Впрочем, как и любого другого — и действительно, Бэскомб стал недосягаем.

А Мартин Келлог, обрадовавшийся было совпадению отпечатков, снова пал духом — открытие не продвинуло его ни на шаг. Максимум того, что он способен был сделать, он сделал: опубликовал в газетах реконструированный портрет убитого на автостраде человека с просьбой ко всем, кто его видел или узнал, срочно обратиться в ФБР.

Глава 15

В итальянском ресторане «Кариссима» негромко играла классическая музыка, что-то из Вивальди. Вино было выше всяческих похвал, а ради лицезрения официанток сюда стоило прийти еще раз. Но Эллис и Стронг не были людьми. Они приходили сюда только потому, что ужинать в ресторане принято у землян. Они могли беседовать здесь совершенно спокойно, потому что служба безопасности Стронга (его служба, как кандидата в вице-президенты) гарантировала отсутствие прослушивания. Но и она была не всесильна.

Кроме Стронга и Эллиса в полутемном зале сидела пожилая пара, а поодаль — молодой человек с девушкой, целиком поглощенные друг другом. На углу стола, занятого юными влюбленными, красовался глянцевый номер какого-то журнала. Внимательный наблюдатель заметил бы выпуклость — такую, словно под журналом лежит авторучка.

Авторучка в самом деле лежала там, а в ее корпусе был спрятан высокочувствительный узконаправленный микрофон, соединенный с микромагнитофоном. Он улавливал и записывал каждое слово, произнесенное Эллисом и Стронгом. Одновременно разговор передавался на радиокапсулы в ушах юноши и девушки. Делались также снимки — в замок сумочки девушки была вмонтирована фотокамера.

— Я звонил доктору Олтмэну, — сказал Стронг, напоказ дегустируя вино. — Рассел уже не восстановится. Жить будет, но в инвалидной коляске, да и в нее пересядет не раньше чем через год. Его карьере конец… И документ Бэрнелла приобретает особое значение.

— Да, — согласился Эллис. — Но вот как его добыть?

— Всегда есть результативный ход. Уверен, есть он и в этом случае.

— Возможно…

— Слушаю.

— Есть в Москве влиятельная персона, для которой избрание Бэрнелла весьма нежелательно. Правда, мы незнакомы, но не поздно познакомиться.

— По порядку, — потребовал Стронг и придвинулся ближе к столу.

— Зовут этого человека Александр Орлов. Кадровый флотский офицер, дослужился до адмирала, три года назад вышел в отставку и вплотную занялся большим бизнесом. Он и раньше им занимался, но мешала служба, а теперь развернулся широко. Сфера интересов Орлова — инвестиции в крупные строительные проекты.

30
{"b":"5559","o":1}