ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дождавшись, пока официант принесет обед и исчезнет, адвокат выскользнул из кабинета, осмотрелся, дошагал до перекрестка и подозвал такси. Он попросил водителя отвезти его по произвольно выбранному адресу, там сменил машину и вышел за три квартала от парка, где ждал Симмонс.

Сотрудник «Фоксхола» выглядел спокойным — но только выглядел. Если он и не озирался по сторонам, то это стоило ему немалых усилий.

— Добрый день, Дэвид, — доброжелательно поздоровался адвокат, усаживаясь на скамейку. — Как самочувствие?

— На миллион долларов, — криво ухмыльнулся Симмонс. — Еще пара встреч с вами, и мои больничные счета достигнут как раз этой суммы…

— Да бросьте вы черный юмор, — мягко посоветовал Эллис. — Может быть, эта встреча — последняя.

— Хотелось бы верить…

— Тут и от вас многое зависит. Что вы принесли мне об Александре Орлове?

Симмонс достал сигареты и засунул пачку обратно, не закурив.

— С ним трудностей не возникло… Фигуры такого масштаба, вовлеченные в международные финансовые проекты, у нас разложены по полочкам. Здесь, — он вручил Эллису дискету, — все, что вы просили. Домашний адрес и телефон, координаты фирмы, марка и номер машины и все остальное. Полное досье.

— Узнали, говорит ли он по-английски?

— Раньше говорил очень плохо, потом выучил, чтобы общаться с западными партнерами.

— Хорошо, по Орлову ясно. — Эллис положил дискету в карман. — А второй запрос?

— Тут пришлось труднее, — признался Симмонс. — Человека зовут Аркадий Николаевич Вышеславский. Завербован ЦРУ в 1984 году, тогда он был майором КГБ. После реконструкции…

— Реконструкции? — переспросил Эллис.

— Как это по-русски? Ах да, «перестройка». После перестройки, краха коммунизма и развала СССР ЦРУ как будто постепенно утратило интерес к его отделу и к нему самому. Контактов с Вышеславским, насколько мне удалось выяснить, не поддерживалось с января 1992 года. Его домашний адрес, телефон и некоторая другая информация вот здесь, — вторая дискета нырнула в карман Эллиса, — но данные относятся к девяносто второму… Если в дальнейшем ЦРУ и получало сведения о Вышеславском или от него, они прошли мимо «Фоксхола». Я не могу сказать вам, по-прежнему ли он служит в КГБ-ФСБ, ушел ли в отставку или разоблачен…

— Немного, — сказал Эллис. — Неужели больше ничего? Хотя бы кем он был завербован, где, какие задания выполнял?

— Насчет заданий — увы, пусто. А завербовали его летом восемьдесят четвертого в Вашингтоне, где он работал в посольстве СССР под видом какого-то атташе. Имя руководившего операцией сотрудника ЦРУ — Берт Чейни, имя женщины, использовавшейся в качестве приманки, — Франческа Фрэнсис.

— Лучше, мистер Симмонс! Надеюсь, этого мне хватит, вы молодец… Деньги будут переведены на счет в Швейцарии, как обычно.

— Вы намекали на последнее свидание, — напомнил Симмонс.

— Да, возможно… Будущее так непредсказуемо… Может статься, вы и не понадобитесь мне больше.

Оставив озадаченного Симмонса на скамейке, Роджер Эллис встал и зашагал к воротам парка. Через полчаса он заканчивал остывший обед в ресторане «Черри Мун», а еще двадцать минут спустя направил свой «БМВ» к зданию суда на одной из центральных улиц Гаррисберга.

Глава 18

В апартаментах на девятом этаже «Хилтона» Майкл Стронг настроил компактный (увы, все же не настолько компактный, чтобы носить его с собой!) прибор, изготовленный по технологиям Дамеона. Загорелся зеленый индикатор. Это гарантировало отсутствие электронных ушей как внутри, так и снаружи гостиничного номера.

Хранители, к своему разочарованию, смогли убедиться в действенности устройства. Лазерный микрофон из высотного здания напротив оказался бесполезным.

Кандидат в вице-президенты выслушал сообщение Эллиса о слежке и согласился с тем, что едва ли тут замешан Орден. Потом адвокат заговорил о другом.

— Я сумел получить приглашение в Москву, на юридическую конференцию, посвященную некоторым аспектам укрепления международного правового сотрудничества… Инициатива исходила, конечно, не от меня…

— Хорошо. Дата начала конференции?

Эллис перебросил через стол вчерашнюю газету:

— Там все, на третьей странице.

Стронг поискал глазами дату и нашел ее.

— Отлично. Он успеет.

— Кто успеет?

— Допустим, ты достанешь документ, но достать мало — его надо вывезти. Даже при самых благоприятных обстоятельствах не исключены инциденты. И я хочу связаться с Гарри Шеппардом. Его подводная лодка оборудована защитными системами Дамеона. Ее почти невозможно обнаружить. Ты вернешься в США на этой лодке.

— Но я прибуду на конференцию совершенно официально… И вдруг испарюсь и появлюсь в США? Ты понимаешь, к каким последствиям это может привести? Орден не пройдет мимо столь необычного происшествия. Да и официальные структуры мной займутся…

— — Эта задача решается просто. На субмарине прибудет похожий на тебя наемник и по твоим документам, слегка модифицированным под его внешность, улетит из Москвы.

— А если эту невидимую лодку все же запеленгуют?

— Мой план выглядит безопаснее переброски документа рейсовым лайнером, через границы и таможни.

— Безопаснее всего было бы, если бы мы могли воспользоваться перемещением во Времени! Тогда мы могли бы раздобыть документ еще в 1962 году…

— И любая экспертиза сразу обнаружила бы здесь, что он написан только вчера — чернила еще не просохли… Но к чему говорить об этом? Такая возможность для нас недоступна.

Это было действительно так. Перемещение во Времени сковывалось многими ограничениями, налагаемыми как особенностями пространственно-временного континуума, так и устройством аппаратуры делорга, которое никто из Амма не понимал до конца. Ведь ее сконструировал самый совершенный мозг во Вселенной! И сейчас ни Стронг, ни Эллис не могли покинуть настоящий момент… К которому в естественном ходе Времени приблизился Шеппард, отправленный в Прошлое.

— Да, конечно, — сказал Эллис. — Но не логичнее ли будет, если я, вместо того чтобы прибегать к помощи наемника, передам бумагу Шеппарду, а сам вернусь самолетом?

— Логичнее. Но Шеппард — всего лишь Амма Сол, в то время как ты — Амма Гед. Подлинная бумага Бэрнелла, единственный экземпляр, должна быть у тебя. Не ты ли сам настаивал на этом?

Эллис кивнул. Операция по извлечению документа из архивов КГБ будет нелегкой, во многом непредсказуемой. И если она завершится удачно, нельзя рисковать при пересечении границы. Любая случайность, и… А может быть, и не случайность. Попасться с бумагой, испещренной штампами «Совершенно секретно» и «КГБ СССР»… И фотокопия на микропленке здесь не годится. Для экспертизы необходим оригинал— фактура бумаги, год и место ее производства, чернила, характерный почерк… Вариант Стронга казался предпочтительнее всех других.

Глава 19

После неудавшегося побега Варламова охрана базы «Мейфлауэра» на Као-толу-тонга была усилена. Команда Гордина — семь человек, только семеро постаревших усталых моряков! — окончательно погрузилась в пучину депрессии. Никто из них уже не ждал для себя ничего, кроме смерти…

Гордин пил меньше — он и к спиртному утрачивал тягу, как ко всему, что принадлежало внешнему миру. Он не предполагал снова увидеть Шеппарда и едва поверил глазам, когда в солнечный полдень тот перешагнул порог бунгало командира «Мейфлауэра». За спиной Шеппарда маячил парень с подносом, а на подносе теснились судак «орли» в томатном соусе с майонезом, бельгийское филе по-капуцински, толстые ломти уэльского рейбита и шесть банок лучшего в мире пива «Пильзнер Урквелл». Парень сноровисто расставил всю снедь на столе и скрылся за дверью.

Вместо приветствия Гордин невыразительно изрек:

— Вижу, у вас праздник, мистер Шеппард.

— Праздник у вас, — ответил тот (во время переговоров со Стронгом по связи Дамеона было решено, что сам Шеппард в этот рейс не пойдет. Он был нужнее для других заданий, а помимо того, в утвержденном плане его участие было бы излишним). — «Мейфлауэр» отправляется в рейс.

32
{"b":"5559","o":1}