ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они ступили на эскалатор, доставивший их наверх.

— Чему обязан, мистер Дэвис? — спросил Вышеславский. — Давно я не получал приветов от Франчески. Как она?

— Здорова. И еще вам посылает привет Берт Чейни.

— О… Как поживает старина Берт?

— Превосходно. У него к вам пустяковая просьба… Но сначала назовите ваши нынешние звание и должность.

— Вы не знаете? — сыронизировал Вышеславский.

— Мало ли кто что знает, — уклончиво отозвался Эллис.

— Полковник ФСБ, начальник отдела внутреннего контроля.

— Просьба такая: выкрасть из архива вашей службы один документ, нам нужен именно оригинал. Он старый, 1962 года, так что вряд ли поднимется шум. Скорее всего, никто и не помнит о нем.

Вышеславский с полминуты безмолвно шагал рядом с Эллисом.

— Непросто будет выполнить просьбу Берта, — протянул он. — И какова компенсация?

— Сто тысяч долларов и переезд в США. В противном случае — разоблачение.

— Ваши ставки велики, Дэвис.

— Они стоят того, чтобы играть.

— Да, наверное… Но гарантии? Я принесу документ, а вы пустите мне пулю в лоб…

— Не мне вам говорить, что в разведке свои законы. Если бы мы так обращались с агентами, очень скоро не смогли бы завербовать ни одного человека.

— Резонно…

— Значит, договорились. Теперь вот что: документ привезете мне в Санкт-Петербург, оттуда будет осуществляться ваша переброска. Я не смогу задержаться в Москве… Все детали я сообщу вам немного позже, а что касается денег, они…

— Что за документ? — перебил Вышеславский.

— Документ вот какой…

Глава 24

Тяжелая дверь одного из отделов архива медленно отворилась. Дежурный лейтенант, Юра Калюжный, знал Вышеславского в лицо, тем не менее проверил допуск к архивным материалам — порядок есть порядок.

Вышеславский прошел в прохладное помещение с низкими потолками. Юра снова запер дверь.

— Юра, открой двадцатую секцию, — попросил полковник.

— На старинку потянуло, Аркадий Николаевич? — Калюжный показал белоснежные зубы.

— Да начальство заело, — небрежно ответил Вышеславский. — Втемяшилось им в голову избавляться от ненужных бумаг. А зачем, спрашивается? Лежат, есть не просят… Но вот я должен кое-какие бумажки просмотреть и представить реестр на списание.

— Сочувствую, — покачал головой Юра.

— Ой! — Вышеславский состроил комичную гримасу. — Хуже нет бумажной рутины. Пивка бы в такую жару…

Они обменялись понимающими взглядами. Калюжный выбрал из связки ключ, отомкнул замок секции, широким жестом отодвинул решетку и вернулся на свой пост у входа. Вышеславский принялся изучать надписи на ящиках.

1962. Агентурные донесения, США. Так, здесь. «Карибский кризис — флот». Агенты и нелегалы: «Заря», «Герой», «Красный»… Какой псевдоним был у Пола Райдера… у Шахова — неизвестно. Придется искать во всех папках.

Донесение Райдера об инциденте на эсминце «Уайт Стар» нашлось в папке под грифом «Красный», но самого документа Бэрнелла там не оказалось. Зато имелась ссылка: «Приказ Бэрнелла — см. Специальные дополнения №32611».

Чертыхаясь, Вышеславский разыскал «Специальные дополнения». № 32611… Тридцать второй ящик… Есть! Полковник сдвинул прямоугольником лапки скоросшивателя, вытащил бумагу, дважды перегнул пополам и сунул в карман.

В этот момент Юра Калюжный взглянул в укрепленное на стене зеркало.

— Что вы делаете, Аркадий Николаевич?

— А?!

— Что вы положили в карман? Если вы хотите работать с документом в кабинете, должно быть разрешение на вынос из отдела. И в книге распишитесь.

— Само собой, Юра… Я еще не закончил. Подберу все бумажки и распишусь.

— Хорошо, Аркадий Николаевич, — успокоился Калюжный.

Никакого разрешения у Вышеславского не было и быть не могло. Жаль, что Юра заметил манипуляцию с документом… Искренне жаль, хороший парень, но теперь придется выписать разрешение собственноручно. Полковник не торопясь сложил папки в ящики и подошел к Юре.

— Вот разрешение…

Он вынул документ Бэрнелла, словно по ошибке вместо разрешения, и уронил на пол. Юра наклонился, чтобы поднять бумагу. Вышеславский изо всех сил ударил его по затылку. Парень свалился на каменный пол, но Вышеславскому было этого недостаточно. Калюжный очнется, тогда — тревога, погоня. Вопросы снимает только смерть. Вышеславский задушил парня шнуром от настольной лампы, забрал пистолет, подхватил с пола документ Бэрнелла. Нашел в кармане Калюжного ключи, вышел, запер за собой замок.

До смены Калюжного три часа. Вряд ли кто-то придет сюда раньше — в этом отделе архива бывают редко. Но надо спешить, спешить… Аэропорт исключается, машина — опасно… Поезд. Подкупить проводника — и в Санкт-Петербург.

Ситуация с железнодорожным расписанием сложилась удачно. Не прошло и часа, как поезд уносил Вышеславского навстречу ста тысячам долларов и американской свободе.

В купе спального вагона Вышеславский находился один. Здесь он внимательно прочел секретный приказ Бэрнелла и присвистнул. Вот оно что… Выходит, ЦРУ играет против кандидата от республиканцев? Или наоборот — за него, и документ изъят, чтобы им не ровен час не воспользовался кто-то другой? Как бы там ни было, этот приказ — атомная бомба для Джеймса Бэрнелла. Они не откупятся ста тысячами. Нужно требовать пятьсот.

Глава 25

Взгляд Роджера Эллиса пробегал по строкам документа.

— Вы славно поработали, — сказал адвокат Вышеславскому, рядом с которым сидел в сквере у Казанского собора.

— Не так уж славно, — безрадостно возразил тот. — Я убил дежурного…

— Что?!

— Пришлось! Меня ищут, так что давайте побыстрее сматываться из России. И кстати, поменяем условия договора. Учитывая мои моральные издержки и важность документа, — полмиллиона…

— Решать будут в Лэнгли… — Эллис вдруг заметил, что пиджак Вышеславского топорщится на груди, и заглянул за отворот. — А там что, пистолет? Вы с ума сошли!

— Говорю же, меня ищут…

— И вы хотите принять бой? Дайте сюда оружие!

— Но…

Адвокат повысил голос:

— Если вы сию же секунду не отдадите мне пистолет и вообще не будете подчиняться моим распоряжениям, я ухожу и выкручивайтесь сами.

Он приподнялся со скамейки.

— Да как же я отдам вам пистолет здесь, в сквере, у всех на глазах?! — вырвалось у Вышеславского.

— Гм… Да. Позже. А сейчас — на вокзал, мы едем в Тихвин.

— Зачем?

— По-моему, вы собрались в Америку? Вот и повинуйтесь молча.

Планы Эллиса срывались. Он рассчитывал, что Вышеславский выкрадет документ аккуратно, потом уйдет в краткосрочный отпуск, как и приказал ему адвокат. Тогда после ликвидации Вышеславского у Эллиса оставалась минимум неделя. Достаточно, чтобы прибывший вместо него на субмарине Сол Бродерик посетил пару заседаний конференции и улетел в США.

Но Вышеславский убил человека, сотрудника ФСБ! Охота идет по всей России. Об исчезновении документа уже известно. Так как он касается кандидата в президенты Соединенных Штатов, повышенное внимание будет проявлено к американцам. И хотя Бродерик поселится в другой гостинице, хотя ни один из делегатов еще не начавшейся конференции не знает Эллиса в лицо… А вдруг?.. Вдруг контрразведчики все же докопаются, что Эллис, уехавший развлечься в Санкт-Петербург, и Эллис, вернувшийся оттуда, — разные люди? А если вмешается Орден и в Роджере Эллисе будет опознан доктор Владимир Фортнер? А Брод ерика могут арестовать контрразведчики, точнее, похитить, накачать пентоталом, он выдаст все: тип субмарины, ее примерный маршрут… Русские перехватят лодку в нейтральных водах.

Но нельзя и уйти на субмарине вместе с Бродериком. Тогда русские уцепятся за тот факт, что гость из Америки мистер Эллис не пересекал границу в обратном направлении, но и не пропал без вести, а жив и здравствует в США. Свяжут ли они это с пропажей документа Бэрнелла? Да, как только документ будет обнародован, уж очень хорошо все совпадает по времени. Затем найдут труп Вышеславского (рано или поздно найдут, как ни прячь. Обязательно отыщут свидетелей того, как Вышеславский выезжал в Санкт-Петербург, оттуда в Тихвин…) Санкт-Петербург — еще одна связь. А если кто-то вспомнит, что видел Вышеславского вместе с Эллисом… Что тогда? Дипломатическая нота, международное расследование? Вероятно, Эллис вывернется, но скандал неизбежен, и это неминуемо привлечет внимание Ордена. Помимо того, документ Бэрнелла будет дезавуирован. Стронг намеревался опубликовать его как купленный неким озабоченным избирателем у неизвестного русского. Скандал же вокруг документа, когда со всех углов громогласно прозвучит имя «Эллис» (поверенный Стронга!), однозначно сработает на Бэрнелла. Содержание документа уйдет в тень, на первый план выдвинутся обстоятельства — не в пользу Дамеона.

37
{"b":"5559","o":1}