ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Командир, мы в нейтральной воде, — послышалось из динамика.

— Обе турбины реверс. Стоп машины. Лечь в дрейф, глубина прежняя, дифферент ноль. Боцман, в центральный.

Алексея Крымова можно было назвать боцманом лишь условно — каждый из семи членов экипажа выполнял несколько функций, и выполнял их безукоризненно. Крымов возник в центральном посту почти немедленно, как вызванный Аладдином джинн.

— Леша, где наша охрана? — осведомился командир.

— Тюремщики? Двое в девятом, двое в кают-компании режутся в карты, блэк джек или что у них там.

— Начинаем, Леша. — Гордин включил связь. — Дать по кораблю сигнал: зоны строгого режима — девятый отсек и кают-компания. Герметизировать зоны, дать ЛОХ.

Мичман Шверник запустил систему фреонного пожаротушения из шестого отсека. Смертоносный газ хлынул в герметизированные помещения. На пульте зажегся мнемознак «дан ЛОХ в девятый отсек, в кают-компанию».

Все, боевики Шеппарда уже мертвы.

— Принудительная химическая очистка воздуха в девятом, кают-компании, — распорядился Гордин.

Через тридцать минут зоны строгого режима перестали быть таковыми. Гордин вошел в девятый отсек, подобрал валявшийся на полу автомат, проверил магазин и направился в свою каюту.

Эллис лежал на койке. При виде вооруженного Гордина он вскочил:

— Что это значит?

— Наши планы меняются, — сообщил Гордин, подтверждая свое заявление взмахом ствола. — С этой минуты вы не гость, а пленник, мистер Эллис. Прошу вести себя соответствующим образом.

— Гордин!

— Спокойнее, сэр. Пока вас не расстреляют. Может статься, и вообще не расстреляют, если вы будете искренни.

Глава 29

Гаррисберг, штат Пенсильвания

Автомобиль Дугласа Норда остановился у дверей ресторана «Черри Мун». Норд уже успел побывать в суде, уточнил разницу во времени между отрывом Эллиса от машины Хранителей и его появлением на судебном заседании. Привычку обедать в «Черри Мун» Эллис ни от кого не скрывал, поэтому Норд счел логичным начать с этого заведения.

Владелец ресторана мистер Эндрю Палларди покосился на фальшивое фэбээровское удостоверение Норда.

— Да, сэр, — подтвердил он. — Мистер Эллис обедал у нас в тот день. Он был один.

— Он заказал столик в общем зале?

— Нет, сэр. Как обычно, он заказал отдельный кабинет.

— Как долго он пробыл в кабинете? Палларди замялся:

— Часа полтора, два… Возможно, больше…

— Сколько раз вы или официанты входили в кабинет мистера Эллиса?

— Официант входил, только чтобы сервировать стол. Потом до ухода мистера Эллиса никто не входил.

— Ясно… Покажите мне этот кабинет.

Палларди провел Норда в кабинет, небольшое помещение с другой дверью в противоположной стене. Норд открыл эту дверь, выглянул на улицу.

— У вас все кабинеты имеют другой выход?

— Разумеется, нет, сэр. Видите ли, эта комната предназначена для особых клиентов. Таких, как мистер Эллис.

— И что же особого в мистере Эллисе?

— Он известный адвокат… Иногда он вел здесь переговоры. Не всякий может позволить себе идти на встречу с адвокатом через общий зал под взглядами десятков пар глаз.

Норд распрощался с Палларди и покинул ресторан, воспользовавшись наружной дверью кабинета. На улице он огляделся, увидел на углу продавца газет и завязал с ним дружескую беседу. Третьим, безмолвным участником их диалога стала фотография Роджера Эллиса.

Глава 30

Лэнгли

— Мне не удалось проследить передвижения Эллиса, — сказал Норд, — но кое-что наводит на размышления, Магистр.

— Устал я от размышлений, — вздохнул Тернер. — Хотя бы один факт…

— Продавец газет показал, что Эллис сел в такси и поехал по направлению к ратуше. Вот план Гаррисберга. — Норд развернул лист на столе. — Здесь «Фоксхол». Здесь ратуша. Вам не кажется странным, что от ресторана — вот он — Эллис двинулся в прямо противоположную от «Фоксхола» сторону?

— Если у него и есть агент в «Фоксхоле», — заметил Тернер, — вряд ли они назначили свидание прямо там.

— Тут психологическая тонкость, Магистр. — Норд сложил план и убрал в папку. — Опытный человек, желающий снять с себя подозрения в пристальном внимании к определенному месту, едва ли пойдет или поедет в строго противоположную сторону. Это слишком прямолинейно. Но Амма — не человек. Уверен., что Амма так бы и поступил.

— Что ж… В «Фоксхоле» триста сотрудников. Пожалуй, я мог бы выудить среди них наемного агента Дамеона, будь у меня год времени и неограниченные полномочия от ЦРУ…

Замигала лампочка селектора.

— Пришел мистер Хойланд, сэр, — доложил женский голос.

— Просите!

Хойланд выглядел бледным и больным. Рану он перевязывал в последний раз в Москве, в Лэнгли направился прямо из аэропорта. Он пожал руки Тернеру и Норду, выпил предложенную рюмку «Баллантайна», откинулся на спинку кресла.

— Вам нужен плотный обед и двенадцать часов сна, — порекомендовал Тернер тоном врача. Хойланд прикрыл глаза, покачал головой:

— Какое там… Эллис обыграл нас по всем статьям, Дэвид, хотя шанс перехватить его еще есть.

— Объясните.

— Я очень встревожен…

— Чем именно?

— Нарушая все правила, я пока не стану посвящать вас. Дэвид, мне нужны данные о контактах с неопознанными подводными лодками начиная с 1962 года. По всему спектру: флот, самолеты, спутники, наблюдения с берега и гражданских судов. Любой контакт, лишь бы тип и принадлежность лодки не были установлены.

— Эти данные должны быть в компьютерах, — сказал Тернер. — Хранитель Норд поможет вам. Но…

— Потом, — Хойланд поднял руку и сморщился от боли, — и очень скоро… Дуг, вы можете сделать это сейчас?

— Конечно, Магистр.

Глава 31

В подземном компьютерном центре Лэнгли, защищенном от возможных попыток электронного проникновения, Хойланд и Норд заперлись одни (Хойланд имел личное разрешение Моддарда). Это был не управляющий центр, где уединение невозможно и куда Хойланда вообще бы не пустили, а нечто вроде архивного хранилища баз данных. Сюда стекались сведения либо неподтвержденные, либо по каким-то причинам не могущие быть использованными, либо просто сомнительной ценности. Но в ЦРУ, равно как и в КГБ-ФСБ, не пропадало ничто и никогда. Орден широко пользовался этим. Хранители, сотрудники ЦРУ, внедряли особые программы, о существовании которых и тем более о ключах было известно только им. С помощью этих аналитических программ, разработанных Орденом, можно было выделить и систематизировать любую информацию, если возникали подозрения, что тот или иной класс данных может иметь отношение к Дамеону. Предусматривалось расширение и сужение спектров классификации в значительных пределах. Норд захватил с собой большую, полтора на два метра, карту мира и расстелил ее на полу. Он просматривал файлы, а Хойланд ползал по карте с булавками, втыкая их в те или иные координатные точки, писал рядом даты карандашом.

Они работали уже больше часа. Картина вырисовывалась такая. Случаи обнаружения неопознанных подводных лодок происходили нередко, но, как правило, позже почти все эти субмарины удавалось идентифицировать. Если же брать только те случаи, которые так и остались загадкой, то с октября тысяча девятьсот шестьдесят второго такое бывало в среднем по шесть раз в год (но это в среднем, при большом разбросе по годам), учитывая лишь более или менее достоверную информацию. Причем наибольшая активность появления субмарин, которые не были опознаны ни сразу, ни потом, приходилась на регионы локальных конфликтов и совпадала с этими конфликтами по времени.

— Естественно, — прокомментировал Норд. — Подобные события привлекают всеобщее внимание. И ни США, ни русские, ни военные разведки других стран обычно не афишируют своего присутствия поблизости.

Хойланд соединил длинными карандашными линиями несколько отмеченных пунктов в юго-западном секторе Тихого океана. Получились неровные концентрические круги, сходящиеся к архипелагу Тонга… Или, если угодно, расходящиеся от него, как от брошенного в воду камня.

41
{"b":"5559","o":1}